Госбезопасность

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Товарищ, знай, пройдёт она,
И демократия, и гласность,
Придут иные времена,
И вот тогда госбезопасность
Припомнит наши имена.
»
— Почти Пушкин
«

— Унутренними врагами мы называем усех сопротивляющихся закону. Например, кого?.. Скажи хоть ты, Овечкин.
Овечкин вскакивает и радостно кричит:
— Так что бунтовщики, стюденты, конокрады, жиды и поляки!

»
— А. И. Куприн, «Поединок»
Нет, это не Госстрах. Это Госужас.

Госбезопасность (англ. State Sec) — тайная полиция, возведённая в степень государства в государстве. Это организация, задача которой — охранять некий режим, и которая для этих задач располагает средствами, сравнимыми со средствами самого режима: своей армией, своей субкультурой, своими заводами, газетами, пароходами, источниками доходов и, возможно, даже территориями. Организации такого типа очень популярны среди авторов антиутопий и фантастики: первыми — чтобы ужаснуть читателя, вторыми — чтобы показать гада настолько гадским, что даже собственный народ его ненавидит и заставляет бояться за будущее своей власти. Однако и в реальной жизни существовали подобные организации.

Отличительной особенностью Госбезопасности является то, что подчиняется она напрямую Главному Гаду или Чёрному Властелину, или, по меньшей мере, небольшому ближнему кругу. Никакими средствами повлиять на неё не обладают ни армия, ни гражданское правительство, ни, тем более, массы. Также любая правильная Госбезопасность обладает множеством отдельных служб и подразделений: помимо собственно тайной полиции это могут быть войска охраны режима и/или карательные войска, отдел агитации и пропаганды, политруки, безумные учёные, разрабатывающие супероружие, и т. д. Люди в чёрном, если они водятся в этом государстве, тоже всенепременно будут принадлежать к Госбезопасности: конкурентов Госбезопасность не любит, а те, кого она не любит, имеют тенденцию бесследно исчезать.

Содержание

[править] Две стороны монеты

С одной стороны, когда Госбезопасность работает на диктатора, она как раз и похожа на жуткую гидру, охватывающую все стороны жизни в государстве, шпионящую за народом и устраивающую неугодным визиты на чёрных вертолётах. В ней обычно структура напоминает чем-то секту, и набирают туда по принципу верности, а не по признакам ума. Поэтому данная организация занимается в основном политическими чистками и вылавливанием партизан, а также запугиванием и залечиванием в психушках диссидентов.

С другой стороны, чаще всего Госбезопасность правительству не подчиняется, и занимается как раз тем, что в названии — безопасностью государства. То есть вылавливает террористов, диверсантов, агентов влияния, шпионов и прочих будущих пассажиров на поезд до урановых рудников. А кроме этого, Госбезопасность также шпионит за власть имущими, имея ввиду следующее: власть преходяща, Госбезопасность — вечна. Следующему Президенту будет очень интересно узнать, о чем шептались в кулуарах продажные чинуши с агентами вражеской разведки, кто сколько бабла упер из бюджета и тому подобное. Концентрация в правильной Госбезопасности людей, которые озабочены именно безопасностью государства довольно высока, к тому же на самом деле под одной вывеской сидят две-три конторы, которые друг друга контролируют, дабы никто не скурвился и не продался. Уголовными делами эта организация не занимается, за исключением бандформирований (которые для государства попросту опасны одним фактом своего существования). Президент обычно ограниченно способен управлять этой организацией, не давая ей, например, устроить в стране хаос, начав паковать в тюрьму всех коррумпированных политиков подряд (наплевав при этом на неприкосновенность, ибо какая ещё неприкосновенность? Это же враги государства, с двойным гражданством, счетами в швейцарском банке и огромным списком деяний, в сумме тянущих лет на двадцать пять непрерывного расстрела, у которых все суды в кармане!).

Ранее примерно то же самое делали преторианцы — охраняли тушку первого лица государства от покушений, своевременно мочили заговорщиков и цементировали вертикаль власти. В случаях, когда первое лицо государства начинало вредить этому самому государству, его тихонько мочили, и передавали власть тому, кто с обязанностями управления государством справится хотя бы как-нибудь. Потому что один человек очень редко может напрямую рулить всей системой, обычно для этого существует правительство. А где много людей — там много опасностей что кто-то из них начнет работать на врага. Но не стоит бояться — Большой Брат следит за ними.

Однако не важно, что из себя представляет госбезопасность в конкретном мире, важно, что если её не будет — государство начнет трещать по швам под воздействием как внешних сил, так и внутренних. С одной стороне есть шанс что к власти в кои-то веки придет вменяемое правительство, которому народ будет верить — однако для этого народ должен быть умным, а между тем ни для кого не секрет, что для того, чтобы народом было проще управлять, нужно чтобы он был подобен стаду баранов, послушно топающих в нужном направлении по указке пастуха. С другой стороны, расформируй госбезопасность — и без работы окажется куча народа которая лучше всего умеет шпионить, допрашивать, тихо гасить неугодных и проводить тайные операции. Без дела такие люди сидеть точно не будут, а знают они слишком много — поэтому те, кого не успеют заставить замолчать навсегда — найдут себе местечко. Те у кого с моралью плохо — займутся шантажом и рэкетом тех, на кого есть компромат. Кое-кто пойдет в наемники, или станет киллером. Некоторые начнут подумывать организовать сопротивление — потому что почувствуют, что их предали. Ну и наконец, кое-кто быстренько спалит часть секретных архивов, перекрасится и пойдет на службу действующему правительству — в конце концов, люди, умеющие делать дело и держать язык за зубами нужны любому правительству. Вот в основном по этой причине расформировывать госбезопасность не будет ни одно вменяемое правительство.

Теперь к вопросу о коррупции и прочих способах улучшить финансовое благосостояние. Как это ни странно, но возможностей для неё в госбезопасности куда меньше чем в правительстве. То есть, если появится подозрение что сотрудника госбезопасности купили — его сразу поставят к стенке, причем тихо, по приговору трибунала. Если сотрудник вздумает кого-то шантажировать — ему тоже придется несладко. Фактически, всё, что могут эти люди — это пополнить доход за счет халтурок, с основным профилем никак не связанным — проводить аналитику чужих дел, помогать налаживать охрану, проводить консультации. Или в темную — делить конфискат после захвата кассы какого-нибудь бандформирования — в случае если государство жмется на нормальную зарплату своим защитникам. Или, в случае, если госбезопасность существует в крайне абсурдных условиях самообеспечения — занимается лютым криминалом, но только не в своей стране. Похищения, пытки, наркоторговля, убийства, работорговля, «чёрная медицина» и всё такое прочее — это они тоже могут, правда не лично, а устраивая бизнес с помощью местных бандитов, оказывая им помощь информацией, кадрами и оборудованием, а также разбираясь с конкурентами. Взамен берут скромную маржу, которая иной раз больше валового дохода какой-нибудь малой республики этак раз в десять.

Вышесказанное также является крупной проблемой международных организаций, которым как бы предписано бороться со всеми вышеперечисленными видами «бизнеса». Поборешься тут, когда на дипломатическом уровне нельзя ступить и шагу без ноты протеста за вмешательство в сферу чужих интересов, а на местном уровне есть риск столкнуться или с отморозками, которые режут уши и пальцы, или с профессионалами, которые тихо шлёпнут, если будете слишком много задавать вопросов, или мешать другим способом. С данным явлением с переменным успехом пытаются бороться разные маргинальные личности интентационального состава. Причем независимо друг от друга. Итогами их деятельности обычно является слив в прессу огромного количества взрывоопасного материала, рассекречивание документов от которых волосы встают дыбом, а также тихая и незаметная резня по всему миру причастных к преступлениям, не имеющим срока давности. И кстати, вы не поверите, но большая часть этих героев невидимого фронта — тоже агенты госбезопасности.

[править] Где встречается

[править] Литература

[править] Театр

[править] Кино

[править] Видеоигры

[править] Настольные игры

[править] Интернет-проекты

[править] Реальная жизнь

[править] См. также

Доносчик — между прочим любое заявление в милицию — это по сути донос. А не написавший такое заявление, если является пострадавшим — то терпила, а написавший (если просто свидетель) — стукач.

[править] Примечания

  1. Состоящее из отдела тайной полиции «Гестапо» (Geheime Staats-Polizei), криминального отдела (Kripo — Kriminal-Polizei), охранного отдела (Sipo — Sicherheits-Polizei) и отдела правопорядка (Orpo — Ordnungs-Polizei)
  2. Штази — 1 агент на 166 граждан, Гестапо — 1 на 2000. Уж кто бы говорил…


Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты