В тени колосса

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Гениальный правитель портит своим преемникам (а иногда и предшественникам) рейтинг и самооценку одним только существованием в истории

(link)

Новый король Альянса Андуин Ринн прибыл на место смерти своего отца

Если к власти пришёл кто-то мощный и влиятельный: искусный государь, крутой король/президент или даже сам Бог-Император, для государства это обычно означает значительный подъём во всех сферах жизни, расширение границ, успешные войны, золотой век культуры, разгон коррумпированных чиновников, наведение порядка о всех сферах и/или много чего ещё. В крайнем случае, такой руководитель выводит страну из кризиса и превращает очень плохое положение дел в более-менее нормальное. Однако короли не правят вечно, и этот великолепный правитель рано или поздно сойдёт в могилу.

Вот только следующим лидерам от этого нисколько не легче. Они могут быть как весьма талантливыми в управлении страной и просто активным руководителями, так и откровенными бездарями, однако одно всё равно останется неизменным: им придётся сравнивать себя с гениальным правителем, и неизбежно находясь в тени колосса, они всё равно будут смотреться блёкло, и хорошо ещё, если один из таких преемников сможет удержать созданное ранее, ничего не растеряв (но чаще всё же теряет).

Родственный троп — Тени былого величия, а в случае родного наследника — природа отдохнула.

Примеры[править]

Emblem-important.pngДа миллион раз же было!
Автор этой статьи уверен, что неоднократно видел примеры этого тропа, но не может вспомнить достаточное их количество. Может быть, вам придёт на ум ещё хотя бы парочка?

Литература[править]

  • Легендариум Толкина — король эльфов Лихолесья Трандуил сам поставил себя в тень колосса, постоянно сравнивая своё государство с Дориатом, причём явно не в свою пользу. Он построил свою столицу внутри сети пещер, надеясь повторить красоту и величие Менегрота, с этой же целью коллекционировал драгоценности и с этой же целью закрывал границы своей страны для всех, кроме людей Дейла, с которыми торговал, а оставшиеся бесхозными сокровища Одинокой Горы воспринял как свой «джекпот». Иронии добавляет то, что у лесных эльфов точно так же были трения с гномами, почти переросшие в полномасштабную войну.
    • Там же — гондорские короли Валакар, Эльдакар и Кастамир, идущие аккурат после Ромендакила II, который до восхождения на трон правил за своего отца, разбил вастаков и построил те самые статуи Аргоната. Первый был ещё относительно нормальным, но брак с женщиной, лишённой нуменорского дара долголетия, был воспринят знатью в штыки, при втором началась гражданская война, а третий и вовсе узурпировал трон, проявил себя как крайне жестокий правитель, больше всего любивший грабить… до тех пор, пока его не сверг Эльдакар.
    • Там же — наместники, которым не давала покоя слава из предыдущего пункта.
    • Да и вообще все гондорские правители по отношению к королям Нуменора.
  • «Проклятые короли» Мориса Дрюона — Филипп IV Красивый действительно был искусный государь, но вот его преемники подкачали. Лишь его дочь Изабелла могла бы стать достойной королевой, но лилиям, как известно, негоже прясть.
    • Спорный вопрос, поскольку на страницах книги Филипп V предстаёт вполне адекватным правителем, способным как находить баланс как между личными интересами и благом страны, так и не удариться, подобно Маго и Роберу, в полнейший беспредел. Хотя, конечно, харизмой отцу уступает. Что же до Изабеллы, то все её предпосылки как правительницы заканчивались на стычках с фаворитами мужа и предательстве более счастливых невесток. Стоит Роджеру Мортимеру мало-мальски проявить к ней интерес — и перед нами абсолютно управляемая женщина, полностью забывшая долг жены, матери и королевы.
    • Нет, Филипп V продавил новый закон о престолонаследии, который в итоге привёл к прерыванию династии и Столетней войне.
    • Если считать приход к власти их родственников Валуа прерыванием династии. А предпосылки Столетней войны настолько глубинны, что закон Филиппа можно сравнить разве что с последней соломинкой, сломавшей хребет верблюду. Через пятнадцать лет после его смерти.
  • ПЛиО- Вольный город Волантис после крушения Валирии тщетно пытался вернуть её славу.
    • А Золотая Империя Йи Ти считается лишь тенью легендарной Империи Зари.
  • «Хроники странного королевства» — когда Шеллар был при смерти, Элмар говорил, что после ТАКОГО короля его никто не будет принимать всерьёз. И это притом, что правивший до Шеллара Деимар XII был, пожалуй, глупее Элмара.

Фанфики[править]

  • «Последний кольценосец» Кирилла Еськова — в этом антифанфике после смерти гондорского короля Арагорна продолжить реализацию его прогрессивных реформ не смог никто.
  • «Артур и шестая эпоха» — исчезновение правящей четы Воссоединённого королевства минипутов в лице Артура и Селении в 2011 году привело ни много, ни мало, к расколу страны и десятилетней борьбе за власть между прогрессивным, феодально-реакционным, социалистическим и изоляционистским течениями. Причина проста — предыдущие короли были ни много, ни мало, избранными с мощными псионическими способностями.

Видеоигры[править]

  • Периодически в 4X-стратегиях рандом может подложить вам свинью, сделав преемником крайне компетентного и прокачанного главы государства полнейшего дилетанта, из-за чего всё резко начинает рушиться и лететь в тартарары. И хорошо ещё, если у вас в стране нет недавно завоёванных территорий, потому как иначе они могут провозгласить независимость.
  • Starcraft II — после Арктуруса Менгска его сын Валериан поначалу не выглядел в глазах элиты нормальным правителем, пока не разгромил одну из этих представительниц элиты, готовившую переворот и не спас столичную планету Корхал IV от вторжения талдаримов. Потом к нему уже начали относиться получше.
  • Kingdom Come: Deliverance — Вацлав при всем желании не смог бы тягаться со славой своего великого отца. А он и не пытался.
  • World of Warcraft — и игроки, и NPC из Орды справедливо считают, что Гаррош Адский Крик и в подмётки не годится прежнему вождю Орды Траллу.
    • В цепочке квестов Легиона Андуин очень волнуется, что не сможет стать таким же королём как его отец. Игрокам приходится срочно выводить его из ГЭС и отправлять править обратно.
  • Arcanum: если не уговорить короля гномов Лугаира Громового камня вернуться из его добровольного изгнания, его сын и «и.о. царя» Рандвер не сможет удержать бразды правления (он мудр, но недостаточно силён морально) и среди гномов начнётся гражданская война. Впрочем, если Лугаир вернётся, но затем погибнет — Рандвер соберёт себя в кулак и удержит государство, вдохновляясь примером отца. Как альтернатива — если Магнус Глиняный Кулак найдёт-таки свой потерянный клан, то в случае гражданской войны он просто наденет на себя корону, и его правление будет золотым веком гномов.

Реальная жизнь[править]

  • Филипп Македонский, отец Александра. Невероятно обидная тень, учитывая его заслуги в создании боеспособной крепкой армии, так прославившей его сына.
  • Ричард I Львиное Сердце был не слишком опытным в деле управления страной, но зато очень крутым королём. Увы, его преемник Иоанн Безземельный ещё до прихода к власти был вынужден собирать деньги для походов Ричарда (и деньги на выкуп Ричарда из германского плена[1]), а потому пользовался всеобщей нелюбовью, ещё будучи кронпринцем. Прибавьте к этому ещё потерю Нормандии и гражданскую войну, закончившуюся введением в Англии парламента.
  • Преемники французского короля Филиппа Красивого, особенно Людовик Сварливый.
  • Киевская Русь после смерти Ярослава Мудрого. Его сыновья и многочисленные внуки сразу же начали делить между собой доставшиеся владения, начались междоусобные войны. Внук Ярослава, Владимир Мономах и его сын Мстислав Великий сумели затем на некоторое время удержать русские княжества от распада, но когда и их не стало, окончательно наступила феодальная раздробленность, с бесконечными ссорами и драками за власть. И так — до самого монгольского нашествия, которому, предположительно, именно поэтому и не смогли дать настоящий отпор.
  • Наследник Чингисхана — его третий сын Угедэй. Далеко не неудачник и бездарь, поход на Русь формально монголы совершили по его приказанию, но на фоне великого отца смотрится не так чтобы очень выигрышно.
  • Наследник объединителя Японии Тоётоми Хидэёси — его сын Тоётоми Хидэёри. Этот вообще умудрился просадить все полимеры и погибнуть в борьбе за верховную власть с могущественным союзником своего отца — даймё Токугавой Иэясу.
  • Иван Грозный прославился как великий, хоть и жестокий, правитель, что не давало покоя занявшему трон после него Борису Годунову, которого с прежним царём не сравнивал только ленивый.
  • Английский король Яков (он же Гога, он же Гоша, он же Юрий, он же Гора, он же Жора он же Джеймс, он же Хэмиш) I — герой статьи аж трижды. Проницательный, образованный, хладнокровный, умудрившийся в религиозно раздробленной стране объединить Англию и Шотландию, основать первые колонии в Америке и не дать втянуть Великобританию в Тридцатилетнюю войну. Но про него всё время забывают, потому что он:
    • Преемник великой королевы Елизаветы I, приведшей Англию к золотому веку.
    • Сын довольно несамостоятельной, но романтически увековеченной в литературе Марии Стюарт.
    • Отец бездарного и неудачливого Карла I, печально знаменитого проигранной гражданской войной и казнью.
    • И ещё друг Бекингема.
  • Шведского короля Густава II Адольфа знают все, Карла XII тоже: оба крутые короли. Вклинившиеся между ними шведские правители (королева Кристина и ещё два Карла) куда менее известны, особенно за пределами своей родины.
  • Преемники прусского короля Фридриха II Великого Фридрих Вильгельм II и Фридрих Вильгельм III. Последний довёл некогда наводившую страх на всю Европу Пруссию до Йены и унизительного Тильзитского мира. К счастью для пруссаков, Gott mit uns, а «карта не лошадь, к утру повезёт». Пруссия после разгрома наполеоновской Франции, чему пруссаки поспособствовали не в малой степени, вернула потерянное и даже с избытком, но не благодаря таланту короля, а скорее вопреки.
    • Вильгельм II — с фитильком. При нем единая Германия стала колониальной империей, экономическим, индустриальным и военным лидером в Европе, но на фоне волевого деда и в особенности «Железного канцлера» Бисмарка, объединивших германские государства железом и кровью, казался типичным «кабинетным позёром». Благодаря комплексу неполноценности, привитому молодому императору еще в детстве, Вильгельм замечал это, поэтому низложение Бисмарка для него оказалось делом времени.
  • Его кузен Николай II в тени Александра II и Александра III. «Интеллигент на троне», образцовый семьянин и, увы, редкий подкаблучник смотрелся бледновато после деда с его многочисленными реформами (увы, не всеми современниками они были восприняты в хорошем свете) и отца, сторонника «курса твёрдой руки», к тому же поставившего Россию на рельсы индустриализации. А если к этому еще и специфическое отношение к обязанностям главы государства — всё становится на свои места.
    • Павел I на фоне Екатерины Великой. Поначалу он производил и вовсе впечатление закомплексованного и обиженного жизнью мальчишки, желающего отомстить покойной матери за нелюбовь, раз за разом сворачивая или отменяя ее преобразования. Вишенкой на торте стала неконтролируемая внешняя политика. Принятие сана магистра Мальтийского ордена, дружба с Наполеоном, объявление войны Британии и отправка экспедиционного корпуса в Индию где у всех куртизанок по шесть рук довершают парад доподлинно важных геополитических поворотов.
  • Карл I после Франца-Иосифа I. Если дядя был просто настоящим символом эпохи, пусть и не без проблем, но выгадавший для Австрийской империи место под солнцем в ряду Пяти Великих Держав с апгрейдом в виде трансформации в двуединую монархию, то племянник даже у придворных, не говоря уже о диванных поклонниках Габсбургов и обывателей, вызывает в лучшем случае реакцию «А кто это?».
  • Польша в XX в. — Пилсудский хоть и был диктатором, но сумел создать приличную армию, оснащённую современным оружием. Его преемники трусливо сбежали после нападения Германии в 1939 г.
  • Югославия. Иосип Броз Тито организовал антигитлеровское сопротивление, воссоздал государство, которое во время войны погрязло в кровавых межэтнических распрях, наладил экономику и сумел, маневрируя между ОВД и НАТО, стать одним из лидеров Движения неприсоединения. Кто был его преемником? Правильно, вы не помните. А кого помните? Милошевича, который сделал ставку на силовое решение сербского вопроса — и проиграл? Коштуницe, который сменил всех доставшего Слобо? Джинджича, который выдал Милошевича Трибуналу? Дальше — тишина…
  • ЮАР после падения апартеида. Первым президентом стал Нельсон Мандела, пользовавшийся редким уважением в стране и в мире (достаточно сказать, что на его похоронах был сделан первый шажок к нормализации отношений между США и Кубой). Его преемник Табо Мбеки печально прославился тем, что был ВИЧ-диссидентом и выступал против массовых мероприятий по лечению и профилактике СПИДа, что немало способствовало эпидемии этого заболевания. Следующий, Джейкоб Зума, оказался сексуально озабоченным фриком, да ещё и коррупционером в придачу, что и свело его в отставку.
  • Первым Романовым (даже само название их как бы обрезает от того, что будет потом!) досталось совершенно незаслуженное, на фоне Петра Великого, полузабвение. Люди, мало-мальски знающие историю, может быть вспомнят и деда, Михаила Федоровича (да и то, скорее всего по причине избрания), и отца, Алексея Михайловича Тишайшего. А вот о брате, царе Федоре Алексеевиче, и сестре, Софье-правительнице, как о политиках и реформаторах мало кто скажет. После Петра также блекнут все до Елизаветы Петровны, если вообще не до Екатерины II.

Примечания[править]

  1. Куда он попал, возвращаясь из крестового похода под видом паломника, и не придумал ничего лучше, чем платить за еду золотыми, что сразу же вызвало подозрения.