Выбраковка (роман)

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Книга российского писателя Олега Дивова в жанре антиутопии. В своё время наделала немало шума из-за поднятых в ней тем и того, что никто толком не понял, чего хотел сказать автор. Включая, похоже, самого автора.

Сюжет[править]

Где-то в середине 90-х группа высокопоставленных офицеров ФСБ совершает государственный переворот, вошедший в историю как Январский Путч, и формирует так называемое Правительство Народного Доверия. Российская Федерация, объединившись с Республикой Беларусь, переименовывается в Славянский Союз. ПНД фактически отменяет конституцию и вводит в новом государстве диктатуру с ярко выраженным националистическим окрасом. Перед правительством стояло две основные проблемы — экономический кризис и разгул преступности. С первым оно ничего поделать не могло, а вот для решения второй проблемы было создано Агентство Социальной Безопасности.

На основе Меморандума Птицина вводится так называемая система Выбраковки. Все, кто признан опасным для общества — преступники, алкоголики, наркоманы, душевнобольные люди и так далее — подлежали «выбраковке», то есть ссылке в трудовые лагеря, где работали, пока не умирали, или на реабилитацию, если их можно было вернуть в общество. Специально для выбраковки бандитов, коррупционеров и прочего криминального элемента была создана АСБ — де-юре оперативники, а де-факто вигиланты в погонах, имеющие полномочия казнить подозреваемых на месте.

Действие книги крутится вокруг оперуполномоченного АСБ Павла Гусева, который совсем не тот, кем кажется на первый взгляд. Война с преступностью закончилась, и ПНД задумывается над тем, как жить дальше. АСБ становится всё более неудобным институтом для власти, и выбраковщики начинают ощущать сгущающиеся над ними тучи…

Тропы и штампы[править]

  • Антиутопия — многим российским читателям показалась утопией. А по факту, является скорее дистопией.
    • На лестнице автор утверждал, что намеренно балансировал между тем и другим.
  • Антигерой — Гусев, да и почти все оперативники АСБ.
  • Ненадёжный рассказчик — книга делится на две части. Первая — вступление и историческая справка, написанная неизвестным автором спустя девяносто лет после событий романа. Вторая — собственно роман, а точнее эссе «Палачи и шерифы», написанная не то журналистом Иваном Большаковым, не то вообще одним из выбраковщиков, а Большаков её попросту опубликовал. И понять, кто врёт, а кто говорит правду, не представляется возможным. Все части намеренно ангажированы в ту или иную сторону.
  • Такой психованный, что пытать бесполезно — Гусев. А вот пытавшие его агенты контрразведки оказались не столь устойчивы, когда их нашли друзья Гусева.
  • Красно-коричневая сволочь — Правительство Народного Доверия. Тут и лозунг «У нерусских не покупаем», и подспудный антисемитизм, и само название государства. Подсвечено в самом начале романа. При этом в стране как бы советская власть: парламент именуется Верховным Советом, а столицей управляет Моссовет.
  • Бесславные 90-е — именно они и привели к событиям Выбраковки. И туда же, по всей видимости, всё скатилось после Октябрьского Путча.
  • Нацист — с прикрученным фитильком Мышкин. Он не идейный нацист, просто верит абсолютно во всё, что прочитает. Таким макаром умудрился побывать и религиозным фундаменталистом, и коммунистом, и оккультистом.
    • А вот его «реальный» прототип по фамилии Крыса из исторической справки был настоящим нацистом, а после распада АСБ создал собственную террористическую группировку.
  • Несовместимая с жизнью самоуверенность — творцы Октябрьского Путча считали, что АСБ не окажет им значительного сопротивления. Каково же было их удивление, когда бойцы АСБ с боем ворвались в Кремль, перебили всю охрану и арестовали путчистов.
  • Вигилант — хотя оперативники АСБ работают на государство, и по образу мышления, и по манере действий они больше вигиланты, а законом скорее просто прикрываются.
  • Злодей по должности — «новое поколение» АСБ, которому дали приказ перебить своих старших товарищей.
  • Полное чудовище — бывший продюсер Шавцов, вскрывший ножом свою беременную жену, потому как не считал её достойной носить своего ребёнка.
  • Пнуть сукиного сына — именно это делает Гусев с Шавцовым и наркобароном Писцом.
  • Жестокое милосердие — не желая отправлять молодого воришку в лагерь, Гусев отпускает его… но перед этим заставляет проглотить несколько монет.
  • Герой-социопат — в той или иной мере, все оперативники АСБ, особенно ветераны.
  • Осторожно, доброта! — участковый Мурашкин очень добрый человек, но когда он застал педофила над изнасилованной девочкой, кончилось всё очень плохо. Для педофила.
  • Плохой хороший конец — путч остановлен, все главные герои живы, а Гусев находит покой и даже счастье. Но АСБ остаётся доживать от силы год, в правительстве сидят всё те же сволочи, а судя по прологу, после роспуска выбраковщиков ситуация с преступностью вернулась на круги своя и стала даже хуже.