Все цвета спектра

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Morality Kitchen Sink. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Курсивное начертание
All colors.jpg

В сеттингах с чёрно-белой моралью Добро и Зло, несомненно, присутствуют. Но они всегда с Большой Буквы, что не лучшим образом сказывается на реалистичности, однако сильно прибавляет эпичности.

Все оттенки серого, когда ни одну из противоборствующих сторон нельзя назвать ни Добром, ни Злом, значительно ближе к реальной жизни. В подобных произведениях, как правило, интрига весьма и весьма закручена, но моральная грань между положительными и отрицательными персонажами бывает тонка до неразличимости.

А если наделить ключевых персонажей всеми оттенками спектра морали? Пусть в произведении будут и настоящие герои, и антигерои, и антизлодеи, и настоящие злодеи!

Такой подход вбирает в себя не только положительные черты двух вышеназванных. Он позволяет сделать характер взаимодействия между персонажами ещё разнообразнее! Тот, кто ещё парой страниц назад воспринимался как несомненный злодей, станет ценным союзником в борьбе против Настоящего Злодея.

В рамках такой морали можно (и даже нужно!) обыграть все возможные варианты конфликтов, характерных для более узких моральных рамок.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Н. Носов, «Незнайка на Луне». Жадные капиталисты типа Спрутса — «чёрные». Незнайка и Пончик — явные «серые» антигерои: в целом благонамеренны, но при этом не склонны к предпринимательству и не против пожить на широкую ногу в духе лунных капиталистов. Знайка сотоварищи — «белые».
  • Цикл «Тина Хэдис» Антона Орлова. Однозначно белый Поль Лагайм, очень светло-серые Тина и Стив, очень тёмный, но с яркими искрами алмазной крошки, Лиргисо. Настоящих злодеев два, один чернее другого: Злой Император Сефаргл и Маршал, — но и у них можно найти крошечные светлые проблески. А у эксцессера Саймона Клисса нет даже их! Также в книгах цикла присутствует большое количество нейтральных и неоднозначных, но, тем не менее, важных персонажей.
  • «Хроники странного королевства»: есть и просто хорошие парни и девушки (Виктор, Мафей, Ольга), и положительные персонажи с серьезными недостатками характера (отдающий макиавеллизмом Шеллар, озлобленный Кантор, трус Жак). Пожалуй, главным качеством, воспеваемым автором и свойственным всем персонажам, претендующим на относительную положительность (включая антизлодея Харгана и с определённого момента какую ни есть Алису), оказывается верность — друзьям, любимым, стране или долгу. С другой стороны, есть и самоуверенные мерзавчики (Артуро, Жорик, Хаббард), и откровенные злодеи (Скаррон, Дорс, Астуриас), и полные чудовища (Блай, Сальваторе). А вот Добро с большой буквы не завезли.
  • «Время меча» Юрия Нестеренко — цвета ещё и меняются со временем. Элина, графиня Айзендорг (ГГ) в начале повествования снежно-белая, и таким же считается её отец, прославленный герой. Однако, сталкиваясь с жестокой реальностью, Элина эволюционирует в серую сторону, да и граф, как выясняется, в бытность командиром наёмников не всегда соответствовал собственным высоким стандартам (хотя и жалеет об этом). Бывший наримати Эйрих, напротив, приняв на себя заботу об Элине, а позже и Йолленгеле, светлеет. Сам Йолленгел ближе к белому (как эльфу и положено), хотя по натуре не герой и людей, мягко говоря, недолюбливает (но у него для этого имеются более чем веские основания). Редрих определённо серый. Главные антагонисты в момент предательства могут показаться чёрными, но выясняется, что они руководствуются благими намерениями. Даже у капитана пиратов Саберро есть свои представления о чести. Настоящие чёрные — второстепенные персонажи: купцы-работорговцы, рядовые пираты и разбойники, кочевники (СФК монголо-татар — хотя есть и окультуренная их версия, Тургунай).

На других языках[править]

  • «Песнь Льда и Пламени» Дж. Мартина вдавливает педаль газа в пол. Идеальных героев там нет вообще, зато есть настоящие чудовища в человеческом облике. И не только в человеческом. Теоретически там есть ещё Великий Иной, по сравнению с которым всё остальное не зло, а так, злишко, но это сила скорее загадочная и пугающая, чем доминирующая в сюжете.
    • Мартин блестяще создал героев, которых невозможно охарактеризовать по принципу «хороший — плохой».
      • Джон Сноу, с одной стороны, почти что рыцарь без страха и упрёка, а с другой — клятвопреступник (хотя это как посмотреть…) и человек, поставивший Ночной Дозор на грань гибели.
      • Дейнерис Таргариен утопила в крови Залив Работорговцев и разрушила его экономику, освободив рабов, не все из которых этого хотели. Плохо? Чёрта с два — этот самый Залив больше всего напоминал огромный Освенцим.
      • Тирион Ланнистер умён, обаятелен и вообще на фоне прочих Ланнистеров — сущий няшка, что не помешало ему отправить в суповой котёл певца-шантажиста, а чуть позже убить отца и любовницу[1].
      • Его брат Джейме убил короля, которого клялся защищать до последнего вздоха и выбросил из окна ребёнка. Но король собирался сжечь целый город, а ребёнка он выбросил, чтобы спасти свою сестру и её детей… которых сам же ей и заделал.
      • Серсею осадил септон под прозвищем Его Воробейшество. И её конкурентку, которая чуть светлее, но всё равно интриганка та ещё. Но он не светлый паладин, а храмовник-фундаменталист, инициирующий этакие черносотенные погромы. «Обратка» от Серсеи вроде должна радовать секулярно мыслящих личностей, но когда (в сериале) монахиню, пусть и весьма несимпатичную внешне/по характеру, пытает гальванизированный громила, при жизни бывший садистом и насильником
      • Наконец, педаль в пол давит Станнис Баратеон. Болезненно честный и справедливый человек, готовый на убийство брата ради трона и якшающийся с самой тёмной магией. Источник магии — жрица (магичка?) Мелисандра, обычно производит негативное впечатление. Но что с ней делали в юности? На что ей пришлось пойти, чтобы выбраться из низов?
      • И даже вроде бы почти святой Нед Старк не без греха — именно его святость и принципиальность привела к разрушительной войне, хотя каждый второй, не считая каждого первого, умолял его не доводить до этого.
    • Есть, конечно и почти белые персонажи: Давос Сиворт и Бриенна Тарт, но жизнь раз за разом их за белоту и доброту жестоко наказывает вплоть до отрубания пальцев и откусывания половины лица. Есть полные чудовища: Григор Клиган, Рамси Болтон, Амори Лорх, Варго Хоут, Рорж и Кусака, да много их. А есть и великолепные мерзавцы, вроде Петира Бейлиша, Вариса, Русе Болтона и особенно Эурона Грейджоя, который, появившись всего в двух-трёх главах, умудрился задавить харизмой и тёмным обаянием всех прочих.
  • В «Досье Дрездена» находится место и непоколебимым Рыцарям Света — Майклу Карпентеру, Сане, Широ и Баттерсу, и храмовникам в ржавых доспехах типа Моргана, и «добру с кулаками», как Эбинизер Маккой или сам Гарри Дрезден, не питающий иллюзий о собственном моральном облике, но тем не менее имеющий черты героя-идеалиста, и неоднозначным серым персонажам, творившим всякое, но не позволяющим себе упасть за горизонт — Томас Рейт, Кинкейд, Гудмен Грей, список можно продолжить, — и мерзавцу со стандартами Джону Марконе, и чудовищам вроде Никодимуса или Красного Короля, и тем, кто полагает себя по ту сторону добра и зла, как Лара Рейт, и фанатикам с промытыми мозгами типа Дейрдре, считающей, что убивает и калечит ради спасения мира, и тупым злодейчикам вроде Виктора Селлза или Кравоса, и таким благонамеренным экстремистам, как Коул, и непредсказуемым силам природы вроде Фейри, и тварям вроде нааглоши, один взгляд в душу которым оставляет в памяти шрамы, как от кислоты. Ну, и Богу с Дьяволом, хотя они ещё не появлялись в цикле, и Иным, Чучу из-за грани мира. И мировоззрение тут отнюдь не фиксированное — у Гарри конкретно срывает резьбу, если угрожают его близким, Саня был Денарианцем, прежде чем стать Рыцарем Креста, Ллойд Слейт под влиянием могущества покатился по наклонной, а копия падшего ангела, обретя собственную личность, послала оригинал лесом и пожертвовала собой ради друга.
  • «Сага о ведьмаке», цикл книг, не игры. Сам Геральт стремится держать нейтралитет в бесконечном противоборстве людей и нелюдей с собой и между друг другом, да и стороны те друг друга стоят. Есть мифическое пророчество о Белом хладе, но кто же в него верит всерьёз? Разве что Эмгыр вар Эмрейс, единственный претендент на роль полного чудовища, развязавший длительную кровопролитную войну. Даже он отказывается перейти последнюю черту и заделать ребёнка своей родной дочери ради спасения мира. В этом мире нет святых и Истинного добра, как и Истинного зла, зато есть разные точки зрения на одни и те же события.
    • Но злодеев всех мастей тут тоже хватает, да и Эмгыр не единственный претендент, есть чудовища и похлеще: тот же Вильгефорц из Роггевеена, или псих-наёмник Лео Бонарт.
  • «Голодные игры»: Кориолан Сноу (равно как и Альма Койн) — прагматичный мерзавец (правда, каждый из них очень по-своему прагматичен). Жители Дистриктов, борющиеся за свержение тирании — ближе к однозначно светлым, обитатели Капитолия — к тёмной стороне (хотя и с ними не всё так просто). И, конечно же, Кэтнисс, для которой основная цель — защита родных и близких, а революция — так, попутно…
  • «Хроники края» — серия, которую можно полноценно назвать детским тёмным фэнтези. В ней есть и настоящие герои, не имеющие отрицательных черт, есть те, кого нельзя назвать ни хорошим, ни плохим, есть злодеи со стандартами, а есть и настоящие чудовища среди представителей самых разных рас.
  • Эльфийский цикл Хеннена — Человек-кабан есть полное чудовище. Церковь Тьюреда и её рыцари — просто обманутые люди, среди которых есть место всем типажам, от тех, кого в нашем мире называют батюшками и рыцарей без страха и упрека до отмороженных храмовников и просто дельцов. Среди эльфов есть место и благородству, и подлым интригам. Эмерелль заботится о благе своих подданных, и зачастую вынуждена ради этого идти на неприглядные поступки. Тролли бывают жестоки и грубы, но и они способны внушать уважение своей отвагой, да и понять их неприязнь к эльфам по-человечески вполне можно — родную землю отобрали, как-никак.

Сетевая[править]

Кино[править]

  • «Гараж» же!
    • Малаева (Лия Ахеджакова), младший научный сотрудник НИИ — рыцарь в сияющих доспехах. Первая из НЕисключённых, кто выступил против произвола правления. Впрочем, предложенный ею план восстановления справедливости вряд ли был выполним. Мать-одиночка, в чём её не преминула упрекнуть Кушакова (озвучив также недостоверные слухи, что отец ребёнка был проститутом).
    • Аникеева (Ия Саввина), зам. директора НИИ и доктор наук — злодейка, лицемерка, коррупционерка (получила от Кушаковой полторы тысячи рублей, и это 1979 год, и финансовую помощь от крупного начальника Милосердова). Предложила обыскать Малаеву насчёт ключа. В финале её настигает кармическая справедливость: в ночь собрания угоняют её автомобиль. Обожает своего внука Сашу.
    • жена Гуськова (Светлана Немоляева) — одна из исключённых, мать двоих детей. За мужа-тряпку стоит горой, несмотря на то, что у самой слабые нервы. Обнять и плакать.
    • Сидорин (Валентин Гафт), ветеринар, председатель правления — антизлодей. Пытался урегулировать конфликт между исключенными и действующими членами кооператива, но безуспешно. Не боится руководства НИИ, так как от него не зависит. Фактически спас психику Гуськовой, когда у той случилось умопомрачение. И можно было бы решить, что Сидорин — неплохой человек, просто попавший под давление «блатных», если бы тот в финале ненароком не выдал бы всю свою гнилую сущность — искренней радостью по поводу угона автомашины Аникеевой (однако поскольку Аникеева — редкостная сволочь и получила по заслугам, упрекнуть его язык не поворачивается). Алсо, озвучил девиз морального вертихвоста: «Вовремя предать — это не предать, это предвидеть», цитируя Талейрана.
    • Фетисов (Георгий Бурков), техник НИИ — один из исключённых, хороший парень. Обещал Малаевой бесплатно чинить машину, независимо от результатов выступления. Очень возможно, что алкаш с золотыми руками.
    • Карпухин (Вячеслав Невинный) — козёл, лоялист с развитым стадным инстинктом, весьма недалёкий человек. Тем не менее, супругу, похоже, любит: «Да вы что, у меня жена больная!»
    • Хвостов (Андрей Мягков), лаборант НИИ — один из исключённых, молчаливый Боб. Бросился в бассейн с ледяной водой, чтобы дать тюленю лекарство, вследствии чего простыл и потерял голос. В развязке голос к нему возвращается, и Хвостов неожиданно для всех проявляет себя в роли волевого лидера.
    • Смирновский (Леонид Марков), профессор, доктор наук, вдовец, отец взрослой дочери — рыцарь в ржавых доспехах. «Отличился» тем, что попытался захапать сразу два гаража (на себя и на дочку). Тем не менее, после выступления Малаевой встал на сторону исключённых. Предложил рациональное решение проблемы — бросить жребий. Одёрнул Карпухина, когда тот начал оскорблять Наташу: «Моя Наташа — не любовница мне, а жена. Извинитесь перед ней.»
    • сын Милосердова (Игорь Костолевский), «блатной»[2], археолог по профессии — хороший парень. Истинный нейтрал.
    • Кушакова (Анастасия Вознесенская), «блатная», директор рынка — беспринципная сволочь без каких-либо смягчающих черт, самый гнусный персонаж фильма. Рылась в вещах Малаевой, затем перешла к прямым оскорблениям, наконец, сдала взяточницу Аникееву и заявила о намерении устроить кооперативу в отместку массу неприятностей. Имеет очень ревнивого мужа. Толсто троллила Фетисова, пообещавшего сделать из неё «мясной ряд»: «Вот эта часть, вот эта вот, называется голяшка, здесь не дороже трёх рублей, идёт только на студень. Дальше… — Я знаю. — …Вы не знаете. (Поднимая юбку.) Это огузок.»
    • Марина (Ольга Остроумова), дочка Смирновского, филолог по профессии — коза. Не одобряет отношения отца с Наташей, равно как и его действия на собрании.
    • Якубов (Глеб Стриженов), пенсионер — один из исключённых. Когда его, как ветерана ВОВ, вернули в список, отказался от дальнейшей борьбы, за что впоследствии раскаивался.
    • жених (Борислав Брондуков) — хороший парень. Добивался своей любви 17 (семнадцать, sic!) лет с девятого класса. Ходячая разрядка смехом.
    • Наташа (Наталья Гурзо) — хорошая девушка. Любимая женщина Смирновского, не член кооператива. Заступилась за Хвостова.

Мультфильмы[править]

  • Как ни странно, под этот троп подходит диснеевский мультфильм «Покахонтас». Заглавная героиня однозначно хорошая; Джон Смит близок к этому, но уже с оговорками; индейцы и поселенцы серые (разве что индейцы немного посветлее), поскольку с предубеждением относятся друг к другу; ну а губернатор Рэтклифф однозначный злодей (хотя незначительные проблески человечности при внимательном просмотре можно найти и у него).

Мультсериалы[править]

  • RWBY — именно оно. Тут есть несомненные полные идеализма паладины, вроде главной героини Руби, слегка испачкавшиеся в сером Вайс родом из Гнусного клана и Ян, для которой спасение людей не самоцель, а приятный бонус. Есть серая кающаяся грешница Блейк. Есть простые меркантильные, но стильные преступники. Есть идеологические террористы, желающие кто прекращения расовой распри, а кто убийства всех людей, во имя мести. А есть несомненное бездушное зло, которое ставит своей целью не просто уничтожение жизни, а разрушение такого понятия, как личность. При этом объединяться в единый кулак умеют не только белый и светлые оттенки серого: никого не удивишь тем, как вчерашний школьный хулиган и убеждённая паладинка сражаются плечом к плечу против террористов. Объединяться умеют и злодеи. И террористы, и желающие наживы преступники, и даже бездушное зло могут идти рука об руку вместе, до поры до времени преследуя общие цели.

Видеоигры[править]

  • SWKOTOR и SWKOTOR2. Множество персонажей разного типа, у всех членов отряда есть графа «светлый-тёмный» с разными цветами ауры.
  • Сеттинг Варкрафта, начиная с Warcraft 3. Реальное зло — есть. Великие герои — есть. Падшие герои — есть. Всё прочее — есть.
  • Dragon Age, хоть и со склонностью к Серо-серому.
  • BlazBlue — есть и по-настоящему положительные персонажи (Ноэль, Селика, Джубей), и в основном положительные, но с серьёзными недостатками (Рагна, Рейчел, Хакумен) и не вписывающиеся ни в зло, ни в добро серые персонажи (Коконое, Хибики, Ориджин), и антизлодеи, которым в принципе можно посочувствовать (Ню, Аракуне, Фантом), и совсем чёрное зло (Теруми, Релиус, Изанами). Цвета ещё со временем и меняются (Карл, начав светло-серым, постепенно потемнел, Джин наоборот, посветлел, а Лайчи, будучи первоначально одним из светлейших персонажей, полностью посерела, но потом почти вернулась к первоначальному моральному облику).
  • Серия игр Langrisser — первоначально очень даже чёрно-белая мораль (в первой и второй частях есть чёткое Добро и чёткое Зло) постепенно приобретает серых красок: выясняется, что и Добро не всегда такое уж добро (вполне способно на натуральный геноцид под лозунгом «Обезопасим людей — уничтожим демонов!»), и Зло отнюдь не всегда зло (далеко не все демоны видят в людях исключительно рабов и жертв, а кое-кто и вовсе выходит на тропу войны исключительно по вине самих людей, от которых немало натерпелся из-за своего происхождения). При этом в каждой игре всё равно есть чётко выраженное Добро и чётко выраженное Зло — просто их численность и чёткость меняется в зависимости от решений игрока.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40 000. Здесь представлено такое дикое буйство самых разных мировоззрений и оттенков, что один Тзинч сочтёт.
    • С одной стороны, имеются стопроцентно чёрные Боги Хаоса и их люди-слуги (гниющие, со щупальцами и рогами, многоглазые и безумные), стремящиеся к превращению Галактики в филиал Ада, а также Великий Пожиратель, насылающий на неё орды космической саранчи с целью пожрать всё живое, ну и раса патентованных садистов Тёмных Эльдар, для которых жестокие пытки — просто образ жизни. Также есть чуть менее чёрные Некронтир, хоть и считающие все прочие расы шлаком, подлежащим порабощению/истреблению, но всё же вселенским злом не являющиеся, а иногда даже и выступающие на одной стороне с «хорошими парнями».
      • Силы Хаоса, тем не менее, нередко оправдывают. Легендарное «Магнус нипридавал» же, которое можно трактовать как «быдло-волки под командованием интригана и полного чудовища разбили очки интеллигентам». Ну и вообще, много есть любителей уравнять Люцифера с Прометеем… Тзинчитов уважают как умников, кхорнитов — как гордых варваров (у них действительно есть правило «не обижать слабых», хоть и не из гуманистических соображений). У нурглитов и адептов Слаанеш(а) тоже свои фанаты имеются: Дедушка же сущий добряк к своим (это реально есть в лоре!), ну, а Владыка Удовольствий… гедонизм немало людей котирует.
    • Силы условного Добра тут представлены Империумом Человечества. Такое добро, что не знаешь, куда бежать. Массовая резня, геноцид по расписанию, пытки, сожжения неверных, рабство, тирания, концлагеря, эксперименты на людях и не-людях, жертвоприношения, желание истребить всех, кто не человек — всё это про Империум. Тем не менее, именно человечество стоит на пути полного уничтожения мира. Внутри самого Империума опять-таки не всё так однозначно. Есть откровенно маньячные и злобные группировки, вроде Экклезиархии, Чёрных Храмовников, Расчленителей, Железных Рук, инквизиторов-монодоминантов и прочих любителей спасти вашу душу, замучив до смерти тело. Есть серые группировки, действующие по обстоятельствам — таких большинство. А есть и рыцари в сияющих доспехах, действительно пытающиеся спасти всех, кого смогут, в том числе и от родного Империума: Ультрамарины, Саламандры, некоторые инквизиторы-радикалы. Особняком стоят Механикумы, считающие себя по ту сторону добра и зла — их волнуют не люди, а машины.
      • А в глубинах варпа растет Звездное дитя: бог человеческой ненависти к чужакам и еретикам и когда/если он пробудится, судя по пророчествам, это приведет к падению Империума. Потому что местом прорыва этого божества в реальность станет Золотой трон (как самое святое место в сознании людей) на Святой Терре-нашей старушке-Земля, ставшей к 40-му миллениуму центром огромной бюрократической машины галактических масштабов. Буквально. При её внезапном исчезновении в новом Оке Ужаса падение людей будет еще эпичнее, чем у эльдар.
    • У звёздных («светлых») Эльдар с кораблей-миров царит серобуромалиновая мораль. Понять, чего они хотят, для человека практически невозможно. Да и сами они подчас в этом не уверены. И если Ультве считают, что другие расы имеют право на жизнь (ну, когда нет возможности пожертвовать ими на благо Эльдар), то фанатики-традиционалисты из Биель-Тана и Сейм-Хана открыто призывают к ксеноциду, не хуже имперцев. На самом деле все эльдары крайне чувствительны и эмоциональны, а это значит как то, что они способны на тонкое творчество и глубокое познание, так и то, что они могут в любой момент пасть жертвой своих страстей и превратиться во что-то, подобное их предкам, дошедшим до Падения и рождения Слаанеш. Их религиозно-философский кодекс — Путь Эльдар — позволяет им учиться управлять собой, на протяжении долгого времени выполняя особые психоделические ритуалы строго по расписанию. Например, Путь Воина, о котором известно больше всего, предполагает временное символическое воплощение в себе одного из осколков (аспектов) Каэла Менша Кхеине, кроваворукого бога войны. Надел маску — машина для убийства, снял маску — дивный эльф. Ну, в идеале. По факту постоянное общение с враждебными цивилизациями озлобляет Эльдар (с учётом ксенофобного и агрессивного Империума легко стать расистом по отношению к людям), а строгая дисциплина Пути — толкает на уход в рейнджеры и корсары (не живут на рукотворных мирах, не следуют Пути, но нередко сохраняют контакты с родиной, от падения уберегаются тем, что жизнь у них тяжёлая, без соблазнов). А ведь есть ещё и загадочные до одури Арлекины, которых боятся даже их сородичи. Они могут спасти тебе жизнь, поделиться информацией, бросить умирать или всадить нож в спину. Причём всё сразу менее, чем за час.
    • Орки — рыцари крови, которым глубоко плевать, с кем сражаться. Тем не менее, по природе своей они не злы. Что не мешает им убивать всё, что движется, с безумным хохотом.
    • Наиболее светлыми можно назвать Империю Тау, желающую принести всем расам мир и процветание. Хотя и у них имеют серьёзные недостатки: начиная от тотальной промывки мозгов, заканчивая периодическими всплесками военного насилия на уровне имперских. Да и мир и процветание они несут окружающим независимо от их желания, а несогласных просто стериализуют и отправляют в фильтрационные лагеря.
      • Кстати, общество Тау поделено на касты, и управляет всеми каста ЭФириалов. Без их чуткого руководства эти милые синие ящерки быстро превращаются в обыкновенных фашистов.
    • Между всеми этими огнями мечутся разнообразные нейтралы, неопределившиеся и потеряшки. Боевые маги Тысячи Сынов отчаянно цепляются за человечность в абсолютно бесчеловечном мире. Альфа-Легион ловит рыбку в мутной воде, извлекая выгоду из конфликтов. Герой-одиночка Сайфер освобождает угнетённых и проливает реки крови, чтобы искупить вину своих братьев, а также сеет хаос и разрушения в свое удовольствие, просто потому что может. XIII Великая Рота Космических Волков бьётся за Империум в Оке Ужаса, не замечая, как сама становится такими же чудовищами, как и их враги. Легион Проклятых до сих пор хранит верность Империуму, несмотря на заражение Скверной Хаоса. Мудрая и древняя раса Слаанов сидит в полной самоизоляции, постигая мудрость бытия. Где-то в подульях больших миров мирно живут Хруды, желая лишь того, чтобы люди их не трогали.

Все страдают, все умирают, всех жалко. Все герои и все чудовища. Вархаммер.

    • С другой стороны, если бы речь шла только о фракциях, это была бы Чёрно-серая мораль или даже Все оттенки чёрного. Но несмотря на то, что все фракции в вахе, мягко говоря, не ангелы, отдельные вполне положительные персонажи, опять же, у всех фракций встречаются. Кроме тиранидов, разве что.

Реальная жизнь[править]

  • Не факт что это все оттенки серого. Она может быть именно такой (а если всмотреться в человеческую историю, то можно понять, что реальность именно такой и является, только представителей обеих крайностей (что светлой, что тёмной) ой как мало).
    • Это всё же сложный вопрос, потому что нет чётких критериев добра и зла, и мы не можем с высокой точностью располагать людей на шкале. Изменившаяся мораль и прочие виды морали делают практически невозможным такую классификацию в реальности.

Примечания[править]

  1. Впрочем, сделал он это не по желанию левой пятки, там было за что убивать. Ланнистеры всегда платят…
  2. Блатной не в смысле «урка», а в смысле — мажор, человек из среды «хозяев жизни», с многочисленными связями, которыми не стесняется пользоваться. И в этот гаражный кооператив тоже пролез по блату — в рамках взаиморасчётов.