Все преступления одинаковы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« У Королевы был только один метод разрешения любых проблем, даже самых малых. «Отрубить ему голову!» — рявкнула она, даже не обернувшись. »
Льюис Кэролл, «Алиса в стране чудес»
« Всё равно, за что быть повешенным — за овцу или за ягнёнка »
— английская народная пословица

Когда автор хочет изобразить империю совершенным злом, любое преступление, неважно какое и насколько опасное, наказывается одинаково. Сомнение в непогрешимости императора, случайная помощь мятежникам, кража булочки, убийство пятидесяти человек — всё это приведет к одинаковому наказанию: смерти, промыванию мозгов, разбору на органы или пожизненной ссылке за магический барьер. А может быть, к чему-нибудь похуже.

Проблема, однако, в том, что применение одной и той же меры наказания вовсе не приводит к уменьшению количества и тяжести преступлений. Наоборот: если уж где-то что-то нарушил, то не стоит останавливаться — ответ за всё один. Смерть за неправильный переход улицы? Окей, почему бы заодно не ограбить банк, всё равно помирать. Это соображение, кстати, приводит к росту армии повстанцев: лучше воевать с властью, которая несправедливо собирается убить тебя, чем позволять себя убить.

При таком подходе часто смертью карается любая ошибка в присутствии правителя. Несогласен с императором или случайно перебил его? Смерть!

Одинаковая тяжесть любых нарушений закона — основа убеждений законопослушных дураков и рыцарей-храмовников.

В компьютерных играх[править]

А в играх этот штамп случается, когда нет желания прорабатывать интеллект врагов. Застукан с дымящимся пистолетом? Пулю в голову. Пробрался незамеченным в тыл? Пулю в голову. Прошёл 10 метров за запретную черту? Пулю в голову.

  • Серия «Hitman» — ранние части. В новом Hitman при нарушении границ охрана требует от протагониста уйти, а если заметит оружие, то возьмет на прицел и прикажет сдаться (и это можно сделать).
    • Не совсем: в самой первой части охранники несколько раз просили уйти, если игрок лез в закрытую зону без маскировки. А в отеле, если ГГ под видом коридорного начинал шарить по номеру жертвы, его выбрасывали пинком под зад.
  • Mafia III — полиция гоняется за NPC, учинившими небольшое ДТП, и убивает их на месте.
  • Skyrim — мелкая (скорее всего, случайная) кража не будет иметь последствий, хозяин предмета просто отберет свою собственность у персонажа игрока.
    • При этом незаметно обкраденные персонажи иногда каким-то мистическим образом прозревают, что это был именно Довакин, и нанимают вооруженных бандитов для расправы, хотя украденное могло быть всего лишь ложкой или солонкой.
  • Satellite Reign — агентов, застуканных без оружия в руках на охраняемой территории, просто выпроводят за ворота, оштрафуют и, иногда, дадут пинка под зад. А вот по вооруженным агентам сразу открывают огонь на поражение даже просто на улице.
  • Prison Architect — при желании можно приказать вооруженной охране тюрьмы открывать огонь по зэкам за любое нарушение правил распорядка, но делать это рекомендуется только в случае разгорающегося бунта, в котором заключенные сами применяют захваченное или украденное оружие.
    • Снайперы на вышках реагируют на нарушения предупредительным выстрелом. Если это не помогло, огонь открывается на поражение.
  • Dwarf Fortress — если в крепости не оборудована тюрьма, то стражам порядка остается ровно один метод наказания за все проступки: лупить провинившегося до потери сознания.

В реальной жизни[править]

  • В Монголии во время правления Чингисхана, абсолютно за все преступления могли убить. Ведь вор или маньяк не может быть воином, пирующим на трупах русских витязей, не так ли?
  • Что-то вроде этого использовалось в кодексе Вавилонского царя Хаммурапи. Половина уголовных статей заканчивается фразой: «его дóлжно убить».Впрочем есть и наказания в виде наложения штрафа.
  • Афинский законодатель Дракон известен своими жестокими законами, память о которых дошла до наших времен в виде фразы «драконовские меры». Так, за кражу луковицы и за преднамеренное убийство человека наказывали одинаково — смертной казнью. В древней Греции было такое выражение: «Драконовы законы писаны не чернилами, а кровью». Интересно, что сам Дракон не полагал все преступления одинаковыми — просто считал мелкие правонарушения достойными смерти, а для крупных не сумел придумать ничего более сурового (и слава богу). Хотя, возможно, он и не пытался «карать» в привычном понимании этого смысла, просто действовал по принципу «людей и так много, так оставим же только самых-самых достойных». В любом случае, его уже не спросишь. Попыток повторить было много (чего стоит петровское «Всякий, кто украдет из казны на столько, сколько стоит верёвка, на той же верёвке повешен будет»), но размаха Дракона повторить пока никому не удалось.
  • Подобную жестокость приписывают и другим одиозным политикам — например, Владу III Басарабу «Дракуле». Хотя есть альтернативные версии: 1) на Влада III наговаривали соседские государи, чтобы очернить образ успешного конкурента, 2) слухи о своей жестокости распускал сам Дракула, чтобы отбить охоту у турок ходить на него войной, 3) дошедшие до нас записи представляют точку зрения грамотных, то есть дворян и духовенства, которых Дракула в вопросе посажения на кол не сильно отличал от простолюдинов, что и вызвало у них закономерное возмущение.
  • В Англии долгое время — с середины XVI века до начала XIX — полагалась смертная казнь через повешение за множество преступлений: от самого жестокого убийства и до кражи на сумму более 12 шиллингов[1]. В XVIII в. это было весьма необычно: на материке, как правило, за преступления вроде измены короне преступнику причиталось множество неаппетитных процедур, но в Англии — только «будет повешен за шею, пока не умрёт». (Строго говоря, некоторые такие процедуры были и в Англии, вроде знаменитого drawn and quartered, но они совершались над преступником уже после повешения.)
    • Правда, была и аверсия в отношении женщин: за некоторые преступления вроде фальшивомонетничества или мужеубийства женщин не вешали, а жгли. А вот мужчине-фальшивомонетчику причиталась всё та же стандартная верёвка.
  • СССР в 1920-30-ые годы. О цифрах можно спорить десятилетиями, но прецеденты точно имелись.
    • Наоборот, в условиях голода, в лучшем случае маячившего на горизонте, уголовный кодекс очень чётко разделял различные преступления: даже наказание за воровство плодов (то самое легендарное «за один сорванный огурец») различалось в зависимости от того, можно ли эти самые плоды использовать как семенной материал или нет. Аналогично различались наказания. Ещё что-то можно сказать о «политических» статьях, но даже здесь «политическая» 58-я статья делилась на пункты — от чисто расстрельных до «от шести месяцев лишения свободы».
  • Полулегендарный расстрел безбилетников в Третьем Рейхе. Согласно канону, после него за проезд платили все!
  • Самооборона в некоторых странах даёт обороняющемуся право убивать агрессора, защищая свои (или чужие) жизнь и здоровье. Например, проникший в дом взломщик, убийца и вооружённый грабитель по суду получат разные сроки — но в некоторых странах защищающийся гражданин имеет право застрелить любого из них. Это, конечно, не наказание, но похоже. Соответственно, обороняющийся имеет право на более жёсткие меры защиты, чем положенное по суду наказание. Что логично, потому что у самообороняющегося средства весьма ограничены. В тех же США за ограбление или проникновение в чужое жилище сроки вполне адекватные, но если потерпевший вытащит свой «кольт», то добрая половина преступлений сразу станет одинаковой и наказание будет выдаваться на месте, с занесением в грудную клетку и черепную коробку.
    • В США очень много зависит от штата, а иногда и от округа. Если в южных штатах в своём доме человек волен пристрелить любого незнакомца, не рассматривая, что там у него в руках, то в крупных городах даже просто наведённый на грабителя пистолет может принести изрядно проблем. Что логично: если вокруг на многие километры поля, то табличка «Trespassers Will…» вполне доходчиво рекомендует обходить дом стороной, а полиция, даже сверхоперативная, прибудет разве что к шапочному разбору. А вот в мегаполисе и границы частной собственности не так явно очерчены, и полиция появляется быстрее, и шальная пуля вполне может пройти сквозь стенку и попасть в ни в чём не повинного соседа.
  • Казаки, если верить Гоголю, отличались крайней нетерпимостью к гопоте. И ещё неизвестно, что хуже: быть медленно забитым насмерть за воровство или относительно быстро задохнуться под гробом со своей жертвой, так что можно считать, что за все преступления была примерно одинаковая казнь.

В религиях и мифологии[править]

Собственно концепция ада, в первую очередь христианского — иудеи до определённого момента не придавали значимого места загробной жизни в своих вероучениях, у мусульман же в Коране детально прописывается мера наказания за каждый грех. В христианстве позже также появилась концепция разных Кругов Ада, соответствующих разной тяжести преступлениям, но пришла она из художественного творчества. В католицизме также присутствует концепция Лимба, места для «не слишком хороших, не слишком плохих».

Стоит заметить, впрочем, что в христианстве по сравнению со многими иными религиями особенно велика значимость фанона рядом с каноном, Предание — то есть разные святоотеческие поучения поздних авторитетных старцев — считается почти столь же весомым, как само Писание или слова Христа. Пресловутые же старцы частным порядком неоднократно высказывали гипотезы о возможном неравенстве наказаний за гробом.

Антипримеры[править]

Законы многих народов, наоборот, отличаются проработанной системой разнообразных наказаний, где наказание должно быть сообразно преступлению.

  • «Русская правда» не содержала смертной казни (высшей мерой наказания была конфискация имущества и одновременно продажа в холопы), и за бо́льшую часть преступлений вообще наказывала штрафом, но де-факто не запрещала кровную месть (но только если отомстивший мог потом заплатить штраф и только в краткой редакции Ярослава Мудрого). Правда, некоторые методы сбора доказательств следствием для современного, не очень-то волевого человека, были бы наказанием сами по себе — испытанию железом, например. Кроме того, за убийство князя следовала смертная казнь, хоть это и не упоминается в самой РП, поскольку было слишком очевидным для того времени. Так что гуманизм был относительный.
    • Кроме того, разрешалось «убити въ пса место» («убить как собаку») огнищанина или тиуна, застигнутых «у клети, или у коня, или у говяда, или у коровье татьбы» — то есть при попытке совершить кражу из клети (сарая), украсть корову или коня. Связано с тем, что огнищане и тиуны были добровольными рабами-холопами князя, управлявшими его имуществом (именно затем и нужно было холопство: раб не имел собственного имущества — тем самым меньше было соблазна, что что-то «прилипнет к рукам» управляющего. Но и наказание для раба, соответственно, суровее..
  • У исландцев смертной казни тоже не было. Высшей мерой наказания было объявление преступника вне закона на тинге. После чего каждый имел право убить его. Если сумеет.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Существует анекдот, как присяжные, разбирая дело о краже 10-фунтовой банкноты — напомним, что в одном фунте тогда было 20 шиллингов, — постановили, что стоимость банкноты составляет 11 с половиной шиллингов, чтобы воровка избежала виселицы.