Волкодав

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Я молюсь своим богам и не восстаю на чужих. »
— Волкодав
« Волкодав — прав, а Людоед — нет. »
— Тилорн[1]
Обложка третьей книги издательства «Азбука»

«Волкодав» — самое известное произведение российской писательницы Марии Семёновой. Представляет собой цикл романов в жанре «славянского фэнтези» (пару из книг-приквелов написал Павел Молитвин).

Сюжет[править]

Первая часть так и называется — «Волкодав». Главный герой, Волкодав, венн из клана Серых Псов (СФК северных славян), ещё ребёнком был продан в рабство после уничтожения всей своей семьи. Повзрослев, сумел вырваться из неволи и повстречал ментора — старую жрицу Мать Кендарат, научившую его боевому искусству кан-киро — переименованному айкидо. Через четыре года странствий с Матерью Кендарат Волкодав расстаётся с ней и отправляется мстить за свой погубленный клан. Расправившись с врагом, он готовится умереть вслед за своей семьёй на развалинах горящего замка, но судьба судит иначе — Волкодав спасает из замка юную рабыню Ниилит и мудреца Тилорна, с которыми направляется в ближайший город Галирад. В Галираде Волкодав, органически неспособный пройти мимо зла и несправедливости, помогает многим людям, в том числе выручает молодого учёного, арранта Эвриха. Всё это привлекает внимание кнесинки Елень, дочери кнеса, правителя города, и она берёт Волкодава к себе личным телохранителем. Кнес выдаёт дочь замуж за своего союзника, молодого воеводу Винитара, который оказывается сыном Винитария, того самого убитого Волкодавом погубителя Серых Псов. Волкодав сопровождает кнесинку Елень на пути к жениху, уверенный, что в замке Винитара его ждёт кровная месть, но Винитар, будучи, в отличие от своего отца, человеком достойным и благородным, на этот раз отпускает его, хотя от долга мести не отказывается.

Вторая часть, «Волкодав: Право на поединок», рассказывает о совместном путешествии Волкодава и Эвриха по другим странам, где Волкодав, как обычно, всех подряд спасает, останавливает войну между двумя племенами, встречается с Богами и сверхъестественными сущностями, а в конце выручает из плена свою старую наставницу, Мать Кендарат, и занимает её место в качестве наставника кан-киро в крепости Богов-Близнецов.

Третья и четвёртая части, «Знамение пути» и «Самоцветные горы», представляющие собой скорее один длинный роман, повествуют о том, как Волкодав, сильно продвинувшийся духовно и сам сделавшийся ментором, решает стереть с лица земли Самоцветные горы — ужасный рабский рудник, из которого он сам с трудом вырвался в юности, но где ежегодно продолжают погибать тысячи и тысячи людей. Вторая сюжетная линия — о Винитаре, решившем всё-таки исполнить свой долг мести Волкодаву, но в итоге кровные враги оказываются вынуждены сотрудничать и становятся скорее друзьями.

Приквелы, «Волкодав: Истовик-камень» и «Волкодав: Мир по дороге», рассказывают о юности Волкодава — тогда ещё Щенка, а потом Пса, — в Самоцветных горах, о его побеге и странствиях с Матерью Кендарат. Есть ещё один роман в сеттинге «Волкодава», «Там, где лес не растёт», повествует о совсем других героях, хотя камео некоторых персонажей из «Волкодава» там есть. Кроме того, в этом же мире происходит действие двух других романов — дилогии «Бусый волк» и «Тайный воин»; в последнем события разворачиваются за многие сотни лет до «Волкодава». Ещё есть написанные Павлом Молитвиным приквелы «Спутники Волкодава» и «Путь Эвриха», поклонникам стиля Семёновой читать не рекомендуется.

(link)

Обзор на вторую половину фильма. Первую удалили

(link)

А, нет, восстановили!

В 2006 году сняли экранизацию первой книги под названием «Волкодав из рода Серых Псов». Это кошмарная пытка увеболлом, не имеющая с книгой почти ничего общего и крайне нелюбимая самой писательницей.

Через год та же кинокомпания выпустила приквел — односезонный (12-серийный) телесериал «Молодой Волкодав», по ну очень отдалённым мотивам «Истовика-камня». Это уже поприличнее будет (всё-таки Олег Фомин делал), но писательница и на этот раз плевалась и ругалась.

Ну а видеоигровые воплощения сеттинга лучше вообще обойти молчанием. Одни критики и геймеры говорят «В целом — убогая посредственность, хоть и не без привлекательных моментов!», другие возражают: «Нет, просто позор от начала и до конца», но все соглашаются: шедевров не получилось, и даже «на крепкую троечку» не вытянули. Если увидите игру Requital — обходите её стороной, это зарубежная локализация одной из трёх поделок по «Волкодаву».

Персонажи[править]

  • Волкодав. Главный герой, последний из своего рода Серых Псов, даже не успевший получить собственного имени: Волкодав — это прозвище, данное ему рабами в Самоцветных горах, когда он убил надсмотрщика по прозвищу Волк. Невероятно крут, вынослив, живуч, мастер как рукопашного боя, так и боя с оружием. При всём этом совершенно не хотел быть воином, а стремился жить спокойно и ковать в отцовской кузнице — но упс. Угрюмый неразговорчивый тип с исчерченной шрамами рожей, производящий впечатление законченного висельника и дикого варвара. Человек, тем не менее, очень хороший, натуральный рыцарь в сияющих доспехах, физически неспособный пройти мимо обид и несправедливостей. Жизнь, однако, побила его достаточно, чтобы доспехи изрядно проржавели. По этой же причине нередко выступает в амплуа козла с золотым сердцем.
  • Эврих. Молодой учёный из Аррантиады (СФК Древней Греции пополам с Римом), лекарь, философ и писатель. Был спасён Волкодавом из плена у жрецов Богов-Близнецов и со временем сделался его ближайшим другом и спутником, несмотря на всё несходство воспитания и характеров.
  • Тилорн. Астронавт с Земли (да, тут другая планета!), чей корабль разбился, и теперь он застрял в этом мире. Из-за своей инопланетной наивности (видимо, на Земле воцарилась просвещённая утопия) попадает в плен к злодею Винитарию, который держит его в подземелье и пытает (среди прочего, пытается выбить секрет пороха, который Тилорн неосмотрительно применил для взрыва каменистой земли при строительстве замка — пожалел на свою голову несчастных работников). Из плена его выручает Волкодав. Тилорн делится с местными жителями некоторыми технологическими новинками, вроде гальванизации стали, изготовления линз и т. д.
  • Ниилит. Девушка из восточной страны Саккарем, проданная в рабство роднёй и… ну да, вы поняли, освобождённая Волкодавом. Ученица мудреца Зелхата Мельсинского, целительница. Выходит замуж за Тилорна.
  • Винитарий[2] по прозвищу Людоед. Сегванский (СФК викингов) кунс (конунг), чей родной остров был погублен ледником, и он со своим племенем переселился на берег, где жили венны. Избавился от собственного старшего брата, чтобы занять его место, вероломно убил всё племя Серых Псов, оставив в живых «на удачу» одного-единственного мальчишку, которого потом продал в рабство. Умер от руки этого самого мальчишки, получившего прозвище Волкодав.
  • Винитар. Сын Винитария Людоеда, от которого отличается, как небо от земли, и поэтому ещё в детстве заслуживший нелюбовь отца. Истинный кунс, честный, доблестный и благородный. Когда он вырос, к нему ушла почти вся дружина его отца, поняв, что идти с таким вождём чести больше. Достойный противник Волкодава, жених кнесинки Елень.
  • Хономер. Жрец Богов-Близнецов, сегван по происхождению, старший жрец крепости Богов-Близнецов в городе Тин-Вилена. Непомерно честолюбив, амбициозен и крайне не любит Волкодава, даже когда тот становится наставником кан-киро в его крепости. Фанатичный приверженец своей веры, правда, понимает её явно неправильно, судя по тому, какие методы применяет для её насаждения. Получает за это по носу непосредственно от Богов.
  • Сумасшедшая Сигина. Непонятного происхождения пожилая женщина, встреченная Волкодавом и Эврихом и взятая ими с собой в город Кондар. Постоянно рассказывает о том, что ищет своих пропавших сыновей. Иногда предсказывает судьбу, причём предсказания всегда оказываются верными. На самом деле — богиня во плоти, мать Богов-Близнецов. Также она подруга наставницы Волкодава Матери Кендарат и бабки Винитара Ангран.
  • Сонморы, отец и сын. Сонмор — имя и титул предводителя воров в городе Кондаре, по имени легендарного разбойника, которого, как гласит предание, так и не смогли повесить[3]. Кей-Сонмор — младший Сонмор, сын нынешнего воровского вожака. Волкодав спасает жену близкого друга Кей-Сонмора от наёмного убийцы и обеспечивает этим себе и своим друзьям вечную дружбу и признательность всех подчиняющихся Сонмору воров в Кондаре и Тин-Вилене.
  • Оленюшка. Девочка, потом девушка из веннского клана Пятнистых Оленей, подарившая Волкодаву бусину в знак своего расположения. Волкодав считает себя обручённым с ней, пока она не изменит своего решения — но она этого делать явно не собирается и даже уходит из родного дома, не желая выходить замуж ни за какого другого мужчину.

СФК и их прототипы[править]

  • Венны — архаичные северные славяне.
  • Сольвенны, близкие родичи веннов — восточные славяне дохристианской Руси.
  • Сегваны — германцы. Островные, живущие на архипелаге и постепенно переселяющиеся на материк — местный аналог скандинавов, береговые, испокон веков обитавшие на материке, мастера конного боя в тяжёлых доспехах — соответственно, германцы центрально-европейские.
  • Вельхи — кельты. Многие слова вельхского языка, приводимые в книге — на самом деле искажённые ирландские. Вдобавок вельхи ездят на колесницах, не дураки выпить, подраться и сыграть на пиобах (волынках), у них много рыжих и бой-баб, а после смерти попадают на Остров Яблок (фактически Авалон).
  • Арранты — нечто среднее между Древней Грецией (развитая философия и литература), Древним Римом (в прошлом остров Аррантиада владел обширными колониями на материке) и Византией эпохи упадка (в описываемое время Царь-Солнце, монарх Аррантиады, не очень уверенно контролирует даже собственные города).
  • Жители Нарлака — во многом похожи на венгров.
  • Саккаремцы — средневековые персы (правитель именуется «шад») или арабы (развитая медицина, астрономия, торговля).
  • Халисунцы — похожи на тюркоязычные народы, но что-то есть и от арабов, и от китайцев. История взаимоотношений Халисуна и Саккарема, во всяком случае, напоминает «трогательную дружбу» арабов и персов, а титулы их правителей «шулхад» и «шад» — явные аналоги «шейха» и «шаха».
  • Мономатанцы — общее название для выходцев с южного континента Мономатана (ср. средневековое зимбабвийское государство Мономотапа), местного аналога Африки, где живут чернокожие люди. Упоминаются племена сехаба, пепонго и, возможно, другие — ВПС просто не помнит.
  • Шо-ситайнцы — жители западного материка. Своим отношением к коням и кочевым образом жизни напоминают монголов. Внешне тоже монголоиды, только светловолосые.
  • Изолированные горские племена (ичендары, итигулы, ирезейцы и т. д.) — ну, горцы и есть горцы. Отовсюду понемногу: с Кавказа, с Тибета, и чёрт Хёгг знает откуда ещё. Особняком стоят итигулы, которые не столько списаны со стереотипных горцев, сколько с североамериканских индейцев.
  • Народ с юго-восточных вулканических островов Меорэ прототипом имеет маори.

Что здесь есть[править]

  • А для меня это был вторник — надсмотрщик Волк сворачивает шею полумертвому Тиргею совершенно равнодушно и без узнавания, как курице. При том, что когда-то прибыл с ним на каторгу в одном караване.
  • Ассасин — служители Богини Смерти убивают за деньги.
  • Блестящие башни и тоги — судя по всему, из такого варианта будущего Тилорна и принесло.
  • Боевой феминист — аверсия: чтобы заставить Волкодава (и вообще любого венна) поднять руку на женщину, эта женщина должна быть не просто законченной тварью, а чем-то совершенно исключительным в этом смысле, так, что уже не то что женщиной, а и человеком-то считаться не может. Такая на все шесть книг нашлась всего одна.
  • Боевые искусства — кан-киро, местный аналог дзюдо и айкидо одновременно. Считается непобедимым, но для того, чтобы успешно применять, нужно развить в себе довольно высокий уровень эмпатии и сочувствия или полностью отрешиться от своих эмоций во имя некоей высшей цели — в противном случае годится разве что в драках с новичками и неумехами.
  • Бой-баба — Эртан.
    • Кнесинка Елень очень хотела такой стать (в подражание матери), но не получилось.
  • Враг мой:
    • Винитар и Волкодав. Не зря стихи Семёновой вынесены в эпиграф соответствующей статьи.
    • Волкодав и Клочок Волк. Тот приехал, чтобы отомстить Волкодаву за своего старшего брата, убитого им абсолютно заслуженно. А в итоге не только понял, что не стремится этого сделать, но и помог Волкодаву освободиться.
    • Стихотворение это относится к еще двум ученикам Волкодава — халисунцу Бергаю и саккаремцу Сурмалу, родом из вечно враждующих между собой государств (вот уж где точно «исток вражды потерян в изначальной тьме»). В итоге все-таки построили мост через пограничную реку, название которой означало Край.
  • Герой с плохой репутацией — Волкодав, особенно в первой и второй книгах. Во второй, впрочем, не то чтобы репутация такая уж плохая, скорее просто громкая — но эта громкость всё равно привлекает самое нежелательное внимание.
  • Герой-варвар — по сути, заглавный персонаж до самого фундамента деконструирует этот троп:
    • Вместо меховых трусов носит нормальную, обыденную одежду (и при этом не стремится по приходу в город сразу переодеться «в местное», в отличие от самого известного варвара XX века).
    • Молчалив и мало склонен к проявлениям чувств.
      • Стоит отметить, что говардовский Конан изначально тоже был таким — это уже эпигоны заставили его поминутно то хохотать, то рычать от ярости.
    • Считает зазорным нарушать данное слово, из-за чего время от времени даже пересекает моря.
    • Вместо того, чтобы грабить караваны и могилы, пропитание себе зарабатывает трудом.
    • С большим уважением относится к ученым и просто грамотным людям.
    • Во всем, что не касается воинского ремесла, крайне неохотно перенимает что-либо чужое (в особенности идеи и взгляды), но при этом не считает зазорным приветствовать человека на манер его народа или веры.
    • Является носителем сложной и интересной культуры веннов — для сравнения, про тех же киммерийцев Говарда было известно только то, что они почти не знали металлов и даже зимой шастали в одних набедренных повязках.
    • Совершенно не стремится к власти, а над мимолетной мыслью жениться на кнесинке сам же и насмехается (первая книга цикла прямо не говорит, но довольно отчетливо намекает на то, возможно ли вообще фэнтезийному «герою-варвару» стать правителем цивилизованной страны).
    • И много других мелких и крупных черт, размывающих и разбивающих образ «варвара с огромным мечом».
      • Поэтому автор сдержанно обижается, когда ее героя журналисты именуют «русским Конаном».
  • Единственный нормальный человек — не все надсмотрщики в Самоцветных Горах такие уж звери, но только у надсмотрщика Гвалиора среди рабов имеются друзья. И он же единственный, кто обращается с ними как с людьми, а не со скотиной, пусть и ценной.
  • Железная леди — кнесинка Елень. С фитильком, поскольку «железность» проявляет только по необходимости, а в остальное время добрая и ласковая девушка.
  • Жертвенный агнец — Каттай.
  • Жертвенный лев — Мал-Гона. И сам Волкодав.
  • Заткни ганнибало — едва успевшего начать разглагольствовать Мавута Волкодав зашвырнул в озеро вместе с конем. И сам не заметил.
  • Изнасилование - худшее из зол: поскольку у веннов матриархат, для них это именно так. И совершившему лучше самому перерезать себе глотку, чем попасться им после этого.
  • Искусные мастера — отмечаются среди всех появляющихся в поле зрения читателя народов. Даже у постепенно дичающих и хиреющих от инбридинга роннанов-харюков есть прекрасные умельцы по выделыванию кож и резьбе по дереву. Исключение составляют разве что потомки оставшихся на острове Закатных Вершин рабов, которые за двадцать лет и говорить разучились. Впрочем, и у них подмечено отменное мастерство… в стрельбе и выслеживании добычи.
  • Книжный червь — как ни странно, тоже заглавный герой: оказавшись среди своих близких единственным, кто не был грамотен, Волкодав так на них обиделся, что из гордости почти самостоятельно научился читать — сперва по-сольвеннски, а потом и на других языках. А позднее и вовсе завел привычку просиживать по полдня над книгой.
  • Козлиная шкура за годы в рабстве приросла к Волкодаву почти намертво. Ближе к концу повествования, впрочем, начинает медленно отваливаться.
  • Колдун и воин — некоторым интересным образом, сам Волкодав. Уже при самом первом своем появлении венн предстает перед читателем как человек, владеющий некими тайными знаниями или силой (телепатически общается с собаками, ритуальными действиями изгоняет мстительную нечисть, а до этого странным и мистическим способом уничтожает уже вполне материальный замок Людоеда). В дальнейшем главный герой:
    • Становится осознанным оборотнем (при этом в начале «Знамение пути» уже способен во плоти послать свою «собачью» половину аж на другой континент);
    • Овладевает некоей разновидностью телекинеза (хотя в сражении ей никогда не пользуется);
    • Обретает способность видеть ауру живых существ, которую как раз активно использует.
      • Однако при всем этом сам Волкодав себя волшебником совершенно не считает, умения свои полагает либо принадлежностью к роду Серого Пса, либо неотъемлемой чертой любого настоящего воина, и вдобавок на протяжении большинства книг отчетливо опасается козней неких «злых колдунов». Которых, к слову, так ни разу и не встречает.
  • Командная мама — Кан-Кендарат для своих учеников. И Эртан, после того как ее избрали старшиной отряда.
  • Красивый — не значит хороший — этого добра здесь с избытком:
    • Галирадский боярин Лучезар, постепенно опускающийся торчок и просто сволочь;
    • Канаон и Плишка, наемники Хономера и Лучезара;
    • Безымянная надсмотрщица из Самоцветных Гор, ставшая служительницей Богини Смерти;
    • Хономер описывается как молодой и довольно видный мужчина;
    • Шехмал Шамоон, двоюродная сестра Ниилит;
    • У многих безымянных врагов подмечается между делом «пригожесть» или «смазливость».
  • Крутой инвалид — таких тут несколько:
    • Дикерона, слепой чернокожий метатель ножей.
    • Хромой мастер Варох — не только искусный кожевник, но и наделен недюжинной тактической смекалкой. И в отваге ему не откажешь.
    • Аптахар ближе к концу первой книги теряет в сражении правую руку. Менее грозным воином и опытным мореходом его это отнюдь не сделало.
    • Слепой от рождения венн из рода Лосей, с одним слухом ориентирующийся в мире лучше, чем иные зрячие.
    • Сам Волкодав всю первую книгу страдал от гнилого пневмокониоза (потом, правда, вылечился).
    • Певец-пекарь Иригойен болен, судя по симптомам, гипертонией и крайне запущенной астмой. И от них, увы, уже не излечивается.
    • Венн-паралитик Коренга из сиквела «Там, где лес не растет» — сильный гребец, опытный коваль и мастерски владеет пращей. И вдобавок один из местных пионеров аэронавтики.
      • Зигзагом - Эория, которая сама по себе дееспособна, но по материнской линии склонна к инсульту и знает, что жить ей остались считанные недели.
    • Изверг из дилогии «Бусый Волк» утратил кисть правой руки, но остался вполне боеспособен.
  • Крутой козёл — Волкодав тем, кто его плохо знает, поначалу кажется именно таким.
    • Шамарган. От обиды на весь мир козлит почти без передышки, зачастую — себе во вред.
      • Да и вообще много в цикле таких: Канаон, Плишка, Лучезар, Зубарь, Хономер…
  • Люди с другой планеты — все жители описываемого мира являются не обитателями некоей альтернативной версии прошлого Земли, а гуманоидами с иной планеты, где угораздило разбить свой корабль единственного землянина на весь цикл — Тилорна. Довольно откровенные намеки появляются еще в самой первой главе, но открытым текстом объявляется только в начале второй книги.
    • Люди-плюс — они же. Одни народы мира владеют телепатией (хотя для людей это скорее приобретаемый, чем врожденный навык), другие обладают способностью к перевоплощению или какими-либо еще особыми возможностями.
  • Месть за злодея — Винитар по отношению к Волкодаву. При этом не по собственному желанию, а просто такие распонятки о мести у обоих народов. Не срослось, о чем в итоге никто не пожалел.
  • Микротрещины в канве — малозаметны и, в основном, проявляются при сравнении оригинальной серии и побочных книг П. Молитвина, посвященных приключениям Эвриха. Так, например, у Семеновой Аррантиада — загнивающая деспотия, в которой правитель может начать грандиозное строительство по своему капризу и сослать человека в рудники по облыжному обвинению, тогда как Аррантиада Молитвина гораздо ближе к конституционной монархии, где царская власть сильно ограничена местным аналогом парламента. Впрочем, это мало кого волнует, поскольку большинство поклонников «Волкодава» молитвинские книги сильно недолюбливают, равно как и наоборот.
  • Молчание волков — пополам с Ой, бл... Вера веннов запрещает убивать того, с кем ты разговаривал. Поэтому если венн обращается к тебе через третье лицо или просто отказывается говорить, это значит, что он всерьез прикидывает, не придется ли сворачивать тебе шею.
  • Морда кирпичом — главный герой большой любитель скроить деревянную физиономию, особенно когда на чем-то настаивает. Да и Винитар не отстает.
  • Моська лает на слона — юный дворянин Атталик, ни черта толком не умеющий, при этом безнадёжно и глупо влюблённый в кнесинку — раз за разом отчаянно бросает вызов Волкодаву, мастеру боя и телохранителю той княжны. «Это я должен быть около неё и защищать её, а не ты, безродный! Дерись! Боишься?!». Мудрый Волкодав не бьёт (и не унижает) парня, от боя уклоняется, остужает пыл Атталика продуманными насмешками.
    • И только когда сопляк попытался зарезать Волкодава из-за угла, терпение у того лопнуло, и венн пустил в ход дедовский метод воспитания — выпорол мальчишку вожжами. «Вогнать ума через задние ворота» вполне получилось, что для серии, впрочем, довольно типично.
  • На тебе! — в конце «Знамение пути» довольно неожиданно проявляется в адрес Черной книги Арды. Ругани или насмешек, впрочем, не высказано: скорее, просто выражено обстоятельное и серьезное несогласие.
    • Пример внутри сеттинга — «Похвальное слово Кимноту», за кадром написанное Эврихом в адрес придворного шарлатана, чьими усилиями некогда был погублен Тиргей. Подразумевается, что Кимнот в результате стал посмешищем в глазах всего ученого мира и не только.
  • На хрена родня такая, лучше буду сиротой — родной дядя Ниилит продал ее в рабство.
  • Налево кругом — Волчонок, изначально совсем не злой мальчишка, на руднике решает прорываться в надсмотрщики и, добившись своего, быстро превращается в самодовольного урода.
  • Направо кругом — подобного тут куда как побольше. Имнахар, Шамарган, Итерскел, «Беспутный Брат» Баерган, Изверг, Хономер… полно таких, в общем. Причем почти все — после того, как вогнали ума куда надо.
  • Небоевой товарищ — Ниилит, Тилорн, Эврих, Иригойен, тоже множество их.
  • Невезучий изобретатель — Тилорн. Зигзаг: изобретения-то у него вполне себе работают, но вот последствия для ученого порой бывают самые плачевные.
    • У опального спелеолога Тиргея Эрхойра та же история. Правда, ему повезло меньше, чем Тилорну…
  • Невеста по каталогу — кнесинка Елень выходит за Винитара заочно и не по любви, а ради дипломатических связей между Галирадом и Велимором.
  • Непокорные, несгибаемые, несломленные — Тилорн предпочел много лет терпеть ежедневные жестокие пытки, нежели открыть Людоеду тайну пороха.
    • Волкодава за все время кто только не пытался ломать — без всякого результата.
    • Эврих тоже в этом плане не из робкого десятка.
  • Непохожие друзья и Заклятые друзья — Эврих и Волкодав.
  • Несовместимая с жизнью доброта — Иригойен и (особенно) Каттай. Бедный мальчик просто хотел выкупить из рабства маму, папу и всех, с кем шел в караване…
  • Неэтичный учёный — Кермнис Кнер, большой любитель испытывать стационарные огнеметы на живых мишенях. Пересекается с Умный — не значит мудрый.
  • По праву сильного — деконструкция с подсветкой:
« Легко же привыкают к простому: силен, значит, все можно. Начинают задумываться, только если споткнутся, только если с кем-то не вышло. А на самом-то деле и мысли быть не должно... И тоже не потому, что вдруг придут и накажут... »
— Волкодав размышляет после того, как разобрался с очередной кучкой таких «сильных»
  • Полное чудовище — безнадежных злодеев в цикле довольно мало, но некоторые ухитрились-таки:
    • Кунс Винитарий. Насильник, убийца, клятвопреступник и предатель доверившихся. Некоторым фитильком может послужить разве что его действительно искренняя забота о своем племени.
    • Уже упоминавшаяся надсмотрщица-убийца порола пытавшегося заступиться за нее раба и своими руками выбросила в отвал собственного ребенка.
    • Старший назиратель Церагат продавливает педаль в пол метров на двадцать. Обращается с людьми даже не как игрок с пешками, а как бухгалтер со счетами. Его подручный, рудничный распорядитель Шаркут, тоже редкая сволочь, но все-таки имеет в характере кое-какие человеческие черты.
    • Владыка Мавут из «Мир по дороге» и дилогии-сиквела «Бусый Волк» прыгает в церагатову яму и углубляет ее сразу на полкилометра. Опытный мастер ломать людскую психику, а потом пересобирать ее под свои нужды, вшивая в процессе лютую верность на базе стокгольмского синдрома.
  • Пощадить ребёнка — ох, и не стоило кунсу Винитарию «на счастье» оставлять в живых последнего мальчишку из убитого рода… Напрямую подсвечивается одним из персонажей первой книги.
  • Прекрасная волшебница — Ниилит после того, как Тилорн распознал и развил ее дар. Правда, к этому моменту она уже большей частью пребывает на фоне повествования.
  • Простая мудрость — чем выше степень цивилизованности народа, тем меньше его «плюсность». Вероятно, отмирает за ненадобностью.
  • Профессор Выбегалло — Кимнот Звездослов, придворный астролог аррантского Царя-Солнце. В естествознании и вообще науке не смыслит ни шиша, зато весьма преуспел на конъюнктурном поприще. Молодого ученого, осмелившегося выступить против него, упек на каторгу, где тот и помер.
  • Пытка увеболлом — на настоящий момент, все без исключения попытки сделать по циклу фильм, сериал или компьютерную игру.
    • «Волкодав из рода Серых Псов» - полнометражка, в сторону которой не плюнул в свое время только ленивый. По выражению одного из критиков, режиссер никак не мог определиться, что он хочет снять - «Властелин Колец» или «Звездные войны». Тотальный ООС персонажей (особенно главного героя, который здесь трещит без умолку), не имеющий почти никаких сцепок с книгой сюжет, укуренная финальная битва с предполагаемым воплощением Богини Смерти, а главное, совершенно левая, глупая, шаблонная и идущая вразрез с циклом концовка - кнесинка Елень выходит замуж за Волкодава - которой горе-сценарист на корню запорол для себя возможность продолжать стричь бабло на сиквелах. Браво!
    • «Молодой Волкодав» - сериал, как бы приквел, описывающий похождения Волкодава между событиями «Истовик-Камень» и первой книги. Снят получше, чем фильм - по крайней мере, хореография и актерская игра по сравнению с полнометражкой шагнули сильно вперед - но писательницей и фанатами книжной серии нелюбим еще сильнее, чем фильм. За что? А за то, что сценаристы то ли опять поленились как следует прочесть книги, из которых брали материал (и добро бы серия все еще писалась, как ПЛиО, так ведь закончена была уже давно на тот момент!), то ли ощутили небывалый порыв сокрушительного вдохновения. В результате опять получился сюжет, кое-где сцепленный с книгами, но в целом идущий вразрез и откровенно на них плюющий. Гвалиор уходит из рудника вместе с Волкодавом? Надсмотрщица Вилия увязывается вслед за ними? Виллы - это крылатые люди? Кан-Кендарат? Кто, вот эта молодая баба? Угрюмый и подозрительный бывший каторжник - вот этот доверчивый и (опять!) разговорчивый душа-парень? Авторы, вы вообще те книги читали?!
    • Про игры по мотивам уже сказано достаточно.
  • Пытки портят характер — отыграно во всех видах тропа:
    • Прямо — многие «сыновья» Мавута (в частности, эмпат Хизур) были для начала замучены им чуть ли не до смерти.
    • Инверсия — Тилорн и Эврих, которых жестокие мучения не заставили ни ожесточиться, ни изменить своим принципам.
    • Зигзаг — Волкодав не стал злодеем в Самоцветных горах, но характер у него там изрядно испортился и ожесточился.
  • Раскол фанатского сообщества — произошел сразу после выхода книги П. Молитвина «Спутники Волкодава», причем сообщество раскололось строго пополам и по реверсному признаку: те, кому пришелся по душе сам «Волкодав», плевались от «Спутников», а оценившие «Спутников» фыркали на «Волкодава». А все потому, что «Спутники» представляют собой классическое фэнтези в духе Говарда, с эпохальными событиями, коварными колдунами и постельными сценами через каждые десять страниц, тогда как «Волкодав» написан в оригинальном «семёновском» стиле, аналогов которому в русскоязычной литературе до тех пор не было и сейчас практически нет.
    • Раскол был частично ликвидирован самой Семеновой, которая, с одной стороны, «усыновила» сюжеты Молитвина, включив их элементы в собственные книги, а с другой — отметила в посвященной им статье, что сама бы она все сделала совершенно не так.
  • Религия зла — Богиня Смерть и ее последователи. Исповедуют тотальнейшее мортидо и с удовольствием несут его всем окружающим.
  • Такой психованный, что пытать бессмысленно — вышеупомянутые слуги Смерти под пыткой лишь восхваляют Морану Смерть за мучения и гибель.
  • СФК — целая плеяда их. При этом срисованы культуры не всегда достоверно, зато любовно и с неизменным тщанием, так что серьезной критике от внимательных читателей книги Семеновой подвергаются довольно редко.
  • Хорошая девушка — Ниилит и кнесинка Елень.
  • Храмовник — Хономер во всей красе. Искренне убежден, что торжество истинной веры оправдывает любые средства, за что в конце концов схлопотал по шее прямо с Небес. С нелетальным, впрочем, исходом.
  • Хрупкий цветок — и снова Ниилит, что при ее прошлом неудивительно. Субверсия: когда дело действительно плохо и надо быстро кого-то спасать, никаких слез не будет. Будут после, когда уже можно.
  • Шибболет - веннский и сольвеннский языки имеют общее происхождение и почти полностью идентичный словарь, однако в словах венны сильно окают, а сольвенны - по-московски акают («карова», «малако»). При этом сольвеннов веннский выговор смешит, а веннов сольвеннский - раздражает.
  • Я этого не просил — Волкодав никогда не хотел быть воином, он с детства мечтал быть кузнецом, как отец. К сожалению, жизнь на этот счет его мнения спросить позабыла.

И многое, многое другое.

Примечания[править]

  1. Кто не узнал, цитата из «В круге первом».
  2. По каким-то не объяснённым в тексте мотивам кунс «на аррантский лад имечко перекроил»
  3. Что любопытно, история о том, как отряд Сонмора из ополчения, воевавшего против иноземных захватчиков, превратились в преступную «гильдию», во многом повторяет одну из версий о том, как возникла итальянская мафия. Согласно этой версии само название этой бандитской организации восходит к аббревиатуре лозунга антифранцузского восстания: «Morte Alla Francia, Italia Anela!» — «Смерть Франции, вздохни, Италия!» Якобы после победы восстания отряды борцов за независимость Сицилии не пожелали вернуться к мирной жизни и принялись «крышевать», а временами и грабить соседей.