Война — это кошмар

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья War Is Hell. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
«Лицо войны» Сальвадора Дали
« Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие… »
— Лев Толстой.
« Занимайтесь любовью, а не войной! »
— Манифест хиппи.
« Война сладка тому, кто её не изведал. »
— Никколо Макиавелли. Это при том, что его гуманистом, мягко говоря, не назовёшь…
« Война — это ад. »
— генерал У. Т. Шерман
« ... Святой отец, знаете почему война хуже Ада? Потому что в Аду невинных нет... »
— Бенджамин Франклин Пирс, хирург MASH

(link)

«Братья по оружию» и Nightwish раскрывают тему

Война — это кошмар. С точки зрения как гуманизма, так и элементарного здравого смысла. Убить человека из-за несовпадения в убеждениях, за деньги или жильё для законопослушного гражданина — преступление; но этот же гражданин покорно возьмёт в руки автомат и будет убивать граждан другого государства за идеологию, ресурсы или территории, которые лично ему даже и не нужны.

« 12 июня силы Западной Европы перешли границы России, и началась война, то есть совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие. Миллионы людей совершали друг против друга такое бесчисленное количество злодеяний, обманов, измен, воровства, подделок и выпуска фальшивых ассигнаций, грабежей, поджогов и убийств, которого в целые века не соберёт летопись всех судов мира и на которые, в этот период времени, люди, совершавшие их, не смотрели как на преступления. »
— Лев Толстой. «Война и мир».

Даже война за правое дело — защита своего дома, своего народа, родной своей земли — не доставит нормальному человеку удовольствия. Война калечит душу человека, коверкает его психику, приносит горе, разрушения, разорения и смерть, искренне ваш, Кэп.

Разумеется, если бы все понимали столь простую истину, то и войн бы никаких не было, благо людей с врождённой тягой к убийству в сколь-нибудь цивилизованном обществе всё же явное меньшинство. Однако власть имущим войны, разумеется, необходимы, поэтому они и их ручные деятели искусств, а также бескорыстные любители экстрима через медиа-пространство всячески несут в массы идею, что просто грабить и убивать — это плохо, а вот война — это круто (не путать с тропом святая война, когда война хоть и показывается без прикрас, но действительно оправдана защитой своей родины). Массы верят. Апологеты же гуманизма стараются блокировать этот процесс и донести до обывателя тот, казалось бы, не требующий донесения факт, что война — это таки кошмар. Наглядно демонстрируя её ужасы — искалеченные жизни, изуродованные трупы, горе и слёзы. Не очень-то у них это получается — блокировать, зато значительную долю сокровищ мировой культуры составляют именно антивоенные произведения (показательно, что авторы многих из них писали, основываясь на личном опыте — те же Толстой, Шолохов, Ремарк, Гашек, Хемингуэй). И как знать, возможно, без них войн в мире действительно было бы гораздо больше.

См. также Бессмысленная война. Противоположный троп — Война — это круто.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Н. В. Гоголь, «Тарас Бульба» — для мирного населения. Автор обильно расписал чудовищные зверства обеих армий.
  • Л. Н. Толстой, «Война и мир».
  • «Красный смех» Леонида Андреева.
« Теперь, когда я один, война безраздельно владеет мною и стоит, как непостижимая загадка, как страшный дух, которого я не могу облечь плотью. Я даю ей всевозможные образы: безглавого скелета на коне, какой-то бесформенной тени, родившейся в тучах и бесшумно обнявшей землю, но ни один образ не даёт мне ответа и не исчерпывает того холодного, постоянного отупелого ужаса, который владеет мною.
Я не понимаю войны и должен сойти с ума, как брат, как сотни людей, которых привозят оттуда. И это не страшит меня. Потеря рассудка мне кажется почётной, как гибель часового на своём посту. Но ожидание, но это медленное и неуклонное приближение безумия, это мгновенное чувство чего-то огромного, падающего в пропасть, эта невыносимая боль терзаемой мысли… Моё сердце онемело, оно умерло, и нет ему новой жизни, но мысль — ещё живая, ещё борющаяся, когда-то сильная, как Самсон, а теперь беззащитная и слабая, как дитя, — мне жаль её, мою бедную мысль. Минутами я перестаю выносить пытку этих железных обручей, сдавливающих мозг; мне хочется неудержимо выбежать на улицу, на площадь, где народ, и крикнуть:
— Сейчас прекратите войну, или…
Но какое „или“? Разве есть слова, которые могли бы вернуть их к разуму, слова, на которые не нашлось бы других таких же громких и лживых слов? Или стать перед ними на колени и заплакать? Но ведь сотни тысяч слезами оглашают мир, а разве это хоть что-нибудь даёт? Или на их глазах убить себя? Убить! Тысячи умирают ежедневно, и разве это хоть что-нибудь даёт?
И когда я так чувствую своё бессилие, мною овладевает бешенство — бешенство войны, которую я ненавижу. Мне хочется, как тому доктору, сжечь их дома, с их сокровищами, с их жёнами и детьми, отравить воду, которую они пьют; поднять всех мёртвых из гробов и бросить трупы в их нечистые жилища, на их постели. Пусть спят с ними, как с жёнами, как с любовницами своими!
»
— Леонид Андреев. «Красный смех».
  • «Полигон» Севера Гансовского.
  • «Хроники странного королевства» — неприятные детали показаны без подробностей, но честно. А ещё примечателен тот факт, что Шеллар и Орландо предпочли на время сдать свои страны врагу, но не допустить полномасштабных боевых действий на их территории (Шеллара за это военная знать объявила предателем, а вот в народе его действия по уменьшению беспредела завоевателей оценили).
    • Шеллар вообще является ярым противником войн… Что, впрочем, не мешает ему по принципу «Si vis pacem, para bellum» создать корпус боевых магов.
    • А ещё есть мистралийская гражданская война, длившаяся (с перерывами) двадцать лет и оставившая после себя отсталую и разорённую страну, которую победителям придётся восстанавливать долго и сложно.
  • Ранняя советская поэзия (Маяковский, Багрицкий, Сельвинский, Тихонов и т. д.) единодушна в описании Первой Мировой как полного кошмара. Однако, когда дело доходит до Гражданской войны, те же самые авторы начинают сочетать «война — это кошмар» с противоположным тропом «война — это круто».
«

Он расскажет своей невесте
О забавной, живой игре,
Как громил он дома предместий
С бронепоездных батарей[1].
Как пленительные полячки
Присылали письма ему,
Как вагоны и водокачки
Умирали в красном дыму.

»
— Николай Тихонов
    • Однако Маяковский, уже после Гражданской войны, вернулся к тропу в поэме «Пролетарий, в зародыше задуши войну!», где описывал своё видение грядущей мировой войны, ещё более ужасной, чем Первая Мировая.
  • М. Шолохов, «Тихий Дон» — совсем другое дело. Ужасы Гражданской войны там показаны без прикрас.
  • Полностью кошмарам войны белых с красными посвящён роман Владимира Зазубрина «Два мира».
  • Гражданской войне посвящён и роман Ильи Масодова «Черти». Масодов, обожающий трэш-угар-содомию в советском сеттинге, не смог привнести в этот роман хоть чего-нибудь, сравнимого с реалиями самого сеттинга. Если выбросить оттуда всяческую чертовщину и фирменные масодовские приколы, получится сверхреалистичный роман о Гражданской войне.
  • Братья Стругацкие, «Обитаемый остров». «Толпа мутантов, человек двадцать, все голые, стянутых одной веревкой… Та же куча мутантов, но уже сгоревшая… Огромное дерево в лесу, сплошь увешанное телами. Висят кто за руки, кто за ноги, и уже не уроды — на одном клетчатый комбинезон воспитуемого, на другом чёрная куртка гвардейца… Старик, привязанный к столбу. Лицо искажено, кричит, зажмурившись… Потом опять повешенные, горящие, сгоревшие, мутанты, воспитуемые, гвардейцы, рыбаки, крестьяне, мужчины, женщины, старики, детишки… целый пляж детишек и тип на корточках за тяжёлым пулемётом».
  • «Приговор» Юрия Нестеренко — ужасы затяжной гражданской войны в средневековье. Педаль додавливается в пол тем, что охваченная войной Империя ранее объединила все цивилизованные земли, то есть от всего этого кошмара и сбежать-то некуда (в финале герои находят, куда).
    • Со слегка прикрученным фитильком — отдельные эпизоды его же «Времени меча».
  • Александр Зорич, серии «Завтра Война» и «Пилот мечты» — эволюция взглядов курсантов военно-космической академии от «Ура, воевать едем!» к «Опять эта чёртова война!»
  • М. Семёнова, «Волкодав».
  • «Красная Корона» Булгакова. «Брат, я не могу оставить эскадрон…»
  • Книги Светланы Алексиевич («У войны не женское лицо», «Последние свидетели» «Цинковые мальчики»), составленные из воспоминаний участников, свидетелей или их близких.
  • «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого — вся первая часть являет троп. Протагонист (ГСС Алексей Маресьев) терпит страшные лишения, встречает жуткие картины смерти — вмерзшие в снег трупы, прячется от немцев, доползает таки до партизанской деревни, где люди страдают от голода немногим меньше его, но несмотря на, несут припасы и выхаживают сбитого летчика. А вот четвертая часть — лишь отчасти (момент, когда ехавшему вместе с Мересьевым зеленому лейтенанту понравилась деревенская девушка, а следующей ночью её со старушкой-матерью убило разрывом авиабомбы), но ближе все-таки к тропу Война — это круто.
  • Пётр Николаевич Краснов. Хотя бы «От двуглавого орла к красному знамени». Да, автору правки известно, что он предатель, что 15-й Особый Казачий корпус СС творил такие вещи, что изумлялись самые отъявленные каратели — но как писатель он был намного талантливее и честнее, чем как генерал. И ужасы войны он показывал очень ярко. Хотя и воспевал «благородную войну».
  • В. Астафьев, «Прокляты и убиты» — многие рассказы.
  • Знак Зверя Олега Ермакова

На других языках[править]

  • Ганс Якоб Кристоф Гриммельсгаузен, «Похождения Симплициссимуса». Герой оказывается в самом пекле Тридцатилетней войны.
    • Ей же посвящены более поздние «Мамаша Кураж и её дети» Бертольда Брехта и «Прекрасная чародейка» Владимира Неффа.
  • Редьярд Киплинг. «Гиены», «Добровольно „пропавший без вести“», «Марш хищных птиц», «Эпитафии войны», «Шиллинг в день»… И, конечно, знаменитая «Пыль» (Boots)!
  • Л. Буссенар, «Капитан Сорвиголова» — зигзагом. Автор точно уверен в сабже, а вот к юному герою такие мысли приходят… и уходят.
  • «Война в воздухе» Герберта Уэллса — предчувствие Первой мировой, которая в этом варианте привела к гибели цивилизации.
  • Множество произведений тех, кто прошёл через Первую Мировую. Далеко не полный список:
    • «На Западном фронте без перемен» Эриха Марии Ремарка.
    • «Прощай, оружие» и «По ком звонит колокол» Эрнеста Хэмингуэя.
    • «Джонни взял ружьё» Далтона Трамбо.
    • «Похождения бравого солдата Швейка» Я. Гашека. Если отбросить весь юмор и вдуматься, что же автор реально описывает, получится тот же самый Ремарк.
    • «Нога» Уильяма Фолкнера.
    • Ну и Джон Рональд Руэль Толкин и его «Властелин Колец» (и вообще весь цикл о мире Арды) сюда же.
  • «Будет ласковый дождь» Рэя Брэдбери.
  • Гарри Гаррисон, множество произведений.
« Прежде всего выбросите из головы мысль, будто в войне есть что-то благородное и прекрасное. Нет этого. Это миф, который давно умер и, возможно, восходит к тому времени, когда война велась в рукопашную на пороге пещеры и человек защищал свой дом от чужеземцев. Эти времена давно ушли, и что было прекрасно для индивидуума, может обернуться смертью для цивилизованного общества. Смертью, понимаете? »
— «Абсолютное оружие». Нет, не Шекли!
  • «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей» Курта Воннегута.
  • «Непокорённая» Сомерсета Моэма.
  • «Сердца в Атлантиде» Стивена Кинга.
  • «Дух в алом платье» Аллана Фревина Джонса.
  • Монолог Хоруса из «Возвышения Хоруса» в адрес излишне бойкой журналистки. Смысл таков: «войну романтизируют те, кто на ней не был, на самом деле это кошмар».
  • «Случай на мосту через Совиный ручей» Амброза Бирса и многие другие его рассказы, посвящённые Гражданской войне в США.
  • «Пятерка» Роберта Маккаммона.
  • «Солдат» и «Спит — и руки недвижны» Харлана Эллисона.
  • «Сальвадор» Люциуса Шепарда.
  • «На берегу» Нэвила Шюта — остатки человечества, медленно умирающие после ядерной войны. Все знают, что спасения нет, и его действительно нет. Никакой постапокалиптической романтики, реально тяжёлая вещь.
  • «Пятнадцать часов» Митчелла Сканлона. Про то, что имперский гвардеец на линии фронта живёт, в среднем, эти самые 15 часов. Редкое творчество по Вахе без пафосного превозмогания, зато с идиотами и разгильдяями в штабе, лживой пропагандой, пресловутыми «грязными окопами» и смертью, смертью на каждом шагу.
  • Анджей Сапковский любит этот троп.
    • Что оригинальная «Сага о ведьмаке», что трилогия видеоигр-сиквелов, наглядно показывают все ужасы войны.
    • Его же «Сага о Рейневане». Средневековая война со всей грязью, кровью и подлостью.
    • Его же «Змея». Правда, тут уже война современная — Афган.
  • Сьюзен Коллинз также не особо стесняется в отражении ужаса войны (даром что отец был военным лётчиком, служившим во Вьетнаме), что в «Голодных играх», что в предыдущей серии — «Хроники Подземья».
  • Именно такой война выглядит в «ПЛиО» Мартина, особенно в глазах юной Арьи.
  • «Малазанская книга павших» — аналогично. Ни солдаты Малазанской империи, ни мятежники Семи городов, которые воюют против них, не знают пощады или жалости ни к женщинам, ни к детям.
  • Впрочем, по сравнению с Князем Пустоты Скотта Бэккера, войны в мирах Мартина и Сапковского кажутся лёгкой забавой.
« Вы ничего не знаете о войне. Война — это тьма. Она черна, как смола. Война — это не Бог. Она не смеется и не плачет. Она не вознаграждает ни ловкость, ни отвагу. Это не испытание для душ и не мера воли. Еще менее она может быть орудием, средством для достижения какой-нибудь бабской цели. Это просто место, где стальные кости земли сталкиваются с полыми костями людей и перемалывают их. »
— Найюр урс Скиоата, «Слуги темного властелина»
  • «В час, когда луна взойдёт» — Третья Мировая война. Трудно разделить Полночь на собственно войну и природные и климатические бедствия (скорее всего, кстати, вызванные всё той же войной), но итоги однозначны — два миллиарда покойников, обмен ядерными ударами между Индией и Пакистаном, зверства, военные преступления, взаимная ненависть, пандемия орора (штамм ВИЧ, передающийся воздушно-капельным путём, всё из худших кошмаров) и готовность людей ежемесячно скармливать вампирам энное количество человек, лишь бы это больше не повторилось. В письме Оксаны Витер подсвечивается похожесть на Первую Мировую: посчитали покойников, посмотрели на особо не изменившиеся границы, вспомнили завет Лиддела Гарта («Цель войны — мир, лучший, чем довоенный») и ужаснулись — как так, для чего, почему?
  • «Врятований» — последствия карательной акции Рива на Сунагиси показаны со всеми жуткими подробностями.
  • Повести и рассказы Василя Быкова, их много.
  • Сборник «Ніколі не забудзем».
  • «Десять городов» Марчелло Арджилли: глава про Солдафонию — концентрированный образ государства, построенного на милитаризме. На первый взгляд сильно выбивается из остальных рассказов, но на самом деле введен именно за этим: показать, что война — это кошмар. Трагедия единственного несогласного с режимом прилагается. Хороший плохой конец в виде надежды на мир — тоже.
  • «Цыплёнок-ястреб», Р.Мейсон. Очень хорошая и честная книга. Плюс показана трагедия солдат в мирное время.
  • «Новые легионы», Дональд Данкен. Великолепная вещь. Автору нравится военная служба, но он достаточно честен, чтобы признать войну грязным делом.
  • «Немецкий снайпер на Восточном фронте 1942—1945» (Йозеф Оллерберг). Тут же — Гюнтер Бауэр, «Смерть сквозь оптический прицел». Немецкие снайперы, они великолепно понимали, что в войне нет ничего благородного. Оллерберг пишет великолепные слова: «Война не может быть этичной или героической. Это средство достижения политической цели через максимальное насилие, цена которого смерти, увечья и разрушения. Соответственно, нет абсолютно никакой разницы, погибнешь ли ты от пули снайпера или от осколка мины, выпущенной из миномета. И если смотреть на вещи с такой точки зрения, то говорить о чести неуместно». Автор правки полностью согласен с этими словами.

Кино[править]

Отечественные фильмы[править]

  • Фильмы Алексея Балабанова — «Война», «Груз 200»…
  • «Чистилище» Александра Невзорова.
  • «Нога» Никиты Тягунова по одноимённому рассказу Уильяма Фолкнера, но перенесённая в реалии нашей афганской кампании.
  • «Иди и смотри» Элема Климова. Педаль в пол, учитывая, что ужасы войны показаны глазами подростка.
  • «Иваново детство» Андрея Тарковского. По сравнению с предыдущим примером градус жестокости ниже, но суть передана верно.
  • «Прокляты и забыты» Сергея Говорухина.

Зарубежные фильмы[править]

  • «На страже смерти» Майкла Дж. Бассета.
  • «Доктор Стрэйнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу» Стэнли Кубрика. Правда, пополам с чёрным юмором.
  • Его же «Цельнометаллическая оболочка».
  • «Взвод» Оливера Стоуна.
  • «Апокалипсис сегодня» Френсиса Форда Копполы.
    • Хотя знаменитая сцена «полёта Валькирий» граничит с «война — это круто» (возможно, вопреки намерениям режиссёра).
  • «Мост через реку Квай» Дэвида Лина. Здесь показано, до чего честный профессиональный военный, которого не могут сломить враги, способен довести себя сам лишь от переизбытка чести.
  • «Охотник на оленей» Майкла Чимино.
  • «Поля смерти» Ролана Жоффе — фильм показывает не только ужасы режима Красных кхмеров, но и разорительную войну на территории Вьетнама и Камбоджии как причину их пришествия к власти.
  • «Спаситель» Предрага Антониевича.
  • «Лабиринт Фавна» Гильермо дель Торо — действие фильма в Испании в 1944 г. в ходе борьбы франкистов с партизанами-повстанцами.
  • Ряд сцен из «Ликов Смерти».
  • «Рожденный для Ада» Дэнни Эру — фильм основан на злодеяниях американского маньяка-убийцы Ричарда Спека, устроившего бойню в общежитии медсестёр, однако режиссёр сделал убийцу моральным калекой, получившим душевные травмы во Вьетнаме, а действие перенёс в Ирландию времён кровавых боевых действий между католиками и протестантами. Убийства происходят на фоне войн и терактов по всему миру, о которых сообщают по телевидению хладнокровные дикторы, и красной нитью проходит сквозь весь фильм мысль о том, что психопат, убивающий невинных девушек, не так страшен, как якобы цивилизованное и гуманное человечество в целом, порождением которого психопат и является.
  • «Хороший, плохой, злой». Реалии войны Севера и Юга ужасают даже главных героев — профессиональных убийц.
  • «Жестокие» Серджио Корбуччи.
  • Странно смотрится в таком списке — но «Рэмбо: Первая кровь». Самая настоящая антивоенная драма о ветеране войны во Вьетнаме. Это потом франшизу превратили в тупые боевики.
  • «Таксист» Мартина Скорсезе. Больше, конечно, посвящён послевоенной жизни героя, но что война оставила на нём свой отпечаток — несомненно.
  • «Спасти рядового Райана» Стивена Спилберга. Фильм фактически состоит из отборного гуро и смертей, зачастую до страшного нелепых.
  • Фильм ужасов 1974 года «Смертельный сон»: убитый во Вьетнаме солдатик возвращается к своим родным как зомби с неодолимой тягой к убийству. Аллегорическое изображение ПТСР.
  • «Безродные звери» — гражданская война в Африке глазами мальчика-солдата.
  • «Ведьма войны» — гражданская война в Африке глазами девочки-солдата.
  • Документальный фильм Гуальтьеро Джакопетти и Франко Проспери «Прощай, Африка».
  • Две экранизации «На берегу» (см. выше).
  • «MASH» 1970 по роману Ричарда Хукера. Хотя он больше антивоенная сатира.
  • Антология 1987 года «От шёпота до крика» aka «Потомственное проклятие». В четвёртой новелле трое солдат армии северян попадают в руки сирот, выживших после резни, устроенной в их городе генералом Шерманом. Эти дети хорошо усвоили уроки войны, поломавшей их судьбы и искалечившей тела и души. Так что незадачливых северян ждёт мучительная смерть.
  • «На следующий день» (1983) — не просто война, а ядерная война.
  • «Повелитель бури» (The Hurt Locker) Кэтрин Бигелоу.
  • «Дюнкерк» Кристофера Нолана.
  • «Тонне́льные кры́сы 1968» Уве Болла. Да, да, не одними богомерзкими экранизациями игр известен этот бывший боксер. Фильм про американских солдат, зачищающих тоннели вьетконговцев. Болл внезапно показал в своем фильме, что любая война, неважно из-за чего, за что, во имя чего — АБСУРДНА! Абсурдно убивать таких же людей, как ты сам, из-за каких-то «высоких ценностей», абсурдно делить мир на «красных« и «синих», когда и те, и другие одинаково исходят криком, получив пулю в пузо, абсурдно говорить о «демократии», «воинской чести» и «защите свободы», когда ты сжигаешь из огнемета деревни — чтобы лишить партизан/повстанцев продовольственной базы. Война ужасна и безумна — и такой же делает солдат, участвующих в ней.

Телесериалы[править]

  • «Братья по оружию»
  • «Чертова служба в госпитале MASH» ставший более известным чем фильм по которому снят. Начинал как комедия с элементами драмы, стал драмой с элементами комедии. Показывает войну во всем ее отвратительном великолепии - смерть детей, невозможность спасти друзей, сумасшествие...

Мультфильмы[править]

(link)

А ведь с какой мелочи все началось…
  • «Когда подует ветер» (When the Wind Blows): снимите розовые очки, выживать после ядерной войны — не легко и не весело, особенно если вы — милые пожилые люди.
  • «Завещание человечеству» (Good Will to Men) от создателей Тома и Джерри.
  • «Конфликт» Гарри Бардина. А ведь поначалу забавно…
  • «Будет ласковый дождь» по одноимённому рассказу Рэя Брэдбери. Получилось ещё депрессивнее, чем первоисточник.
  • Мультфильм «Аве Мария», посвящённый жертвам войны во Вьетнаме.
  • «Равновесие страха» Эдуарда Назарова. Вся суть гонки вооружений.
  • «Вальс с Баширом» снятый ветераном Ливанской войны, основанный на его воспоминаниях.
  • «Мулан» же! Достаточно вспомнить эпизод с сожжённой дотла деревней и детской куклой на пепелище…
  • «Полигон» по рассказу Севера Гансовского.
  • The Paths of Hate. То, как война уничтожает в людях всё человеческое, показано на примере всего двух врагов.
  • Короткометражка Осаму Тэдзуки «История одной улицы» (1962). Откровенной жести нет, но война даёт о себе знать через мелкие, но мрачные детали вроде чёрно-красных милитаристских плакатов, стройно развешанных на месте сорванных «мирных» афиш.

Мультсериалы[править]

  • Avatar: The Last Airbender — Мультсериал с антимилитаристким посылом. Очень подробно показан драматический аспект и то, как война уродует души людей.
  • «Конан — искатель приключений»: на реплику о том, что его соплеменник хочет войны, Конан бросает: «Потому что он никогда не видел её».
  • Happy Tree Friends: с прикрученным фитильком, флэшбэки Флиппи. Была ещё серия-спинофф-приквел про него же, но она мимо кассы.
  • Exo Squard — конечно, война там показана в относительно мягкой форме (возрастные ограничения сказываются). Но в то же время, достаточно реалистично (аллюзии на Вторую Мировую войну прилагаются)

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • «Босоногий Гэн».
  • «Могила светлячков». Как и предыдущее аниме в списке, посвящено выживанию в послевоенной Японии.
  • Now and Then, Here and There. В комплекте полоумный князёк, дети-солдаты (реалистичный вариант из стран третьего мира) с разной степенью поломанной психики, секс-рабство для девочек, геноцид и бесконечный цикл захвата «свежего мяса» в деревнях. Этот пункт списка был создан под впечатлением от репортажей из Руанды.
  • Fullmetal Alchemist — военный переворот, совершенный Роем Мустангом и союзниками это сплошная война по правилам и революция по-детски (мирных жителей не трогают, да и простых солдат стараются обезвредить, а не убить). Но война в Ишваре по воспоминаниям многих её участников, отображается жестоко, страшно и без прикрас. Что, впрочем, логично, так как это была не полноценная война, а карательная акция с бойней, которую срисовали с Нанкинской резни.
  • Berserk — специально для тех, кто романтизирует средневековую войну. Изнасилования, массовые убийства мирных жителей, грабительские фуражировки, геноцид по национальному и религиозному признаку (массовые казни кушанской диаспоры во время вторжения кушан в Мидланд) и прочие стороны войны, куда более неприятные, чем сами сражения, показаны в манге во всей красе.
  • Legend of the Galactic Heroes, несмотря на то, что состоит из войны чуть более, чем полностью, её не оправдывает и кошмарные ужасы показывает регулярно. В книгах антивоенный посыл выражен ещё более явно.
  • Fate/Zero: Эпичный монолог Кирицугу в ответ на слова Сейбер о благородной войне — именно об этом.
« На поле боя нет надежды. Одно лишь невыразимое отчаяние. Простое преступление, что зовём победой, достаётся нам ценой боли побеждённых. Но человечество так и не осознало сей истины. И за это стоит винить блистательных героев, что в каждую эпоху ослепляли людей своими подвигами и не признавали кровопролитных злодеяний, что совершали. Человеческая натура ни на шаг не продвинулась с каменного века. »
— Кирицугу раскрывает тему
  • The Cockpit, классика знаменитого Мацумото.
  • Neon Genesis Evangelion — да, Синдзи тот ещё нытик, а обычные японские школьники воюют с неведомыми зверушками при помощи огромных роботов… но именно благодаря тому, что главный герой напоминает небезызвестного «депрессивного андроида», а у автора на момент написания «Евангелиона» была депрессия, до зрителя явственно доносится мысль о том, что в битвах огромных роботов нет ничего крутого: люди страдают, люди гибнут, в городе разрушения, кому нужна эта война, почему нужно убивать ангелов, зачем они хотят убить людей — не до конца понятно (кроме «больших дядей» из «NERV» и «SEELE») и т. п.
  • Как ни странно, но Naruto тоже был за этим замечен. И если основной сюжет больше напоминает противоположный троп, то флэшбэки о предыдущих Войнах шиноби как раз соответствуют. Собственно, осознав, что с междуусобицами надо завязывать, Хаширама и Мадара создали тот мир шиноби, в котором происходили дальнейшие действия манги и аниме.
  • Да и Code Geass вообщем то тоже подходит в контекст этой статьи. Войны и революция показаны «во всей красе».

Видеоигры[править]

Игры, как правило, любят войну и воспевают жестокость. Но бывает и наоборот.

  • This War of Mine. Это моя война. Со смертями, мародёрством и всем остальным.
  • Fallout, как минимум классические части.
  • Cерия Final Fantasy, особенно Final Fantasy Tactics и Final Fantasy XII.
  • Valkyria Chronicles — игра в антураже ранних 30-х годов (а точнее всего периода между Первой и Второй мировыми войнами, который на Западе метко называют Interbellum), с примесями фэнтези, с соответствующим настроением. Результат спорный, тут и герои в общем то успевающие жить нормальной жизнью, и загубленные детские жизни, и наивные мечты, и военные преступления, и странные самопожертвования в дозах выше нормальных, и даже капитальные нелады со школьным курсом физики. Но это определённо шаг от весёлого фигурного нарезания безликих головорезов к чему-то более реальному, хотя бы по атмосфере.
    • А вот манга выдавливает педаль в пол. Чего стоит одна сцена со старым фермером в начале.
  • HoMM IV — кампания Порядка. Гуманистка Эмилия Найтхевен стремится достигнуть мира во всём мире. Её конкурент и враг король Гэвин Магнус тоже, но путём лишения всех созданий свободы воли. В игровых текстах немало размышлений о гнусной природе войны (Четвёрка вообще отличается брифингами, сравнимыми по содержательности с книжным фэнтези). Да и называется кампания — «Цена мира».
  • Clive Barker's Jericho: по ходу путешествия во времени герои обсуждают ужас исторических войн (а также пыток, деспотии и тому подобного). Ярчайший пример, пожалуй, с призраками Детского крестового похода.
  • Valiant Hearts: The Great War, выпущенная к столетию Первой Мировой. Оказывается, про ужасы войны можно рассказать и в жанре мультяшного квеста. (особенно примечательно то, что по сути именно война, а не немцы, является главным антагонистом истории)
  • Spec Ops: The Line — военный шутер, находящийся на грани смены жанра и превращения в хоррор.
  • BioShock — гражданская война в Восторге. Превратила некогда процветающий подводный город в руины, а большую часть жителей — в генномодифицированных сумасшедших уродов.
  • BioShock Infinite — протагонист Букер ДеВитт очень не любит, когда кто нибудь напоминает ему о том, что он воевал против индейцев на ручье Вундед-Ни. Верный способ вывести из себя Девитта — это назвать его героем этой битвы. Потому что под «героизмом» подразумевается жестокое убийство и скальпирование собственных соплеменников! Да, главный герой — потомок коренных американцев, о чем сразу же догадался его сержант. Командир отряда в строю перед его сослуживцами обвинил Букера в родстве с индейцами, и тот, чтобы опровергнуть это, жестоко убивал и скальпировал индейцев и сжигал вигвамы вместе с женщинами и детьми. Что интересно, своей цели он не добился — его за жестокость иронично-уважительно прозвали «Белым индейцем Вундед-Ни». Зато ПТРС и кошмар от осознания содеянного остался на всю жизнь. К слову, на момент битвы Букеру только исполнилось 16 лет!

Визуальные романы[править]

  • Rewrite — демонстрируется на примере Мидо и его друзей. До такой жизни они дошли именно из-за войны. Также подчёркивается в последней линии, где сам главный герой выступает солдатом.
  • Rose Guns Days — ужасы войны продемонстрированы во флешбеках Калеба и Мигеля.

Музыка[править]

  • Многие симфонии Дмитрия Шостаковича.
  • Группа «Кино», просто группа «Кино». Тут и «Группа крови», и «Звезда по имени Солнце», и «В наших глазах», и «Завтра война», и многие другие.
  • Наутилус Помпилиус, «Шар цвета хаки».
  • «Не стреляй!» Юрия Шевчука
  • Половина песен ранней Арии: «Воля и разум», «Игры не для нас», и кое-какие из более поздней: «Бой продолжается», «Баллада о древнерусском воине».
  • «СерьГа» — «Страна Чудес»:
« А в двух шагах идёт война,
Слёз и горя до хрена.
Плачут дети, старики,
На домах висят замки,
Сердце ноет от тоски…
»
  • Ряд песен Егора Летова 1980-х гг. «Мы окутаем всю Землю небесами нашей мощи» как выпад против советского милитаризма, например.
  • Бранимир (Александр Паршиков): «Прешбург», «Лили Марлен», «Красный мёд войны». В отличие от некоторых рокеров (во имя политкорректности опустим имена), реально занял позицию нейтралитета, без поддержки политических противников России.
  • Михаил Круг, «Про Афганистан».
  • Кукрыниксы — «Солдатская печаль», «Звезда».
  • Сектор газа — «Пора домой». «Лучше молодым любить, а не убивать…»
  • Отечественный рэп-коллектив «Соль земли». Изображают войну именно кошмаром, без бравады.
  • Louna — Те, кто в танке.
  • «Imagine» Джона Леннона — в числе прочего призывает и к миру во всем мире.
  • «Blowing in the wind» Боба Дилана.
  • «Corporal Clegg» от Pink Floyd — песня про сержанта, вернувшегося с войны при деревянной ноге и медали Её величества, которую он нашёл в зоопарке. Группе за этот трек серьёзно досталось от властей, а на концертах его так ни разу и не исполнили, даром что песня одна из самых известных в раннем творчестве PF.
    • С песни про Клегга антивоенная история Pink Floyd началась, а закончилась она (для Роджера Уотерса, по крайней мере) песней «Two Suns in the Sunset». Про конец этого мира от ядерных зарядов.
    • «Good bye, blue sky» их же. Достаточно посмотреть видеоряд под эту песню из фильма The Wall. Да и сам фильм втапливает в пол.
  • «Scarborough Fair/Canticle» и «The Suns is Burning» Саймона и Гарфанкеля.
  • «Fortunes of war» группы «Iron Maiden». Сабж в чистейшем виде.
  • Итальянские мелодик-дэтстеры Dark Lunacy, специализирующиеся на теме Великой Отечественной (именно так, с советской точки зрения, вплоть до вставок из песен тех лет!). Иногда героизируют войну, но общая атмосфера тяготеет к мрачному её изображению, в духе советского же оборота «праздник со слезами на глазах».
  • Nightwish — «The 10th Man Down». Плюс в песне «Song of Myself» (помимо много чего ещё) есть строчка «Death is the winner of any war».
  • У Sabaton этот троп тоже встречается, чего стоит хотя бы The Price of a Mile.
  • Значительная часть творчества немецкой симфо-блэк группы Cryptic Wintermoon посвящена двум мировым войнам. Лирический герой осознаёт все ужасы войны, но, видимо, уже не помнит, какой может быть жизнь без них.
  • От «мизантропов» FGFC820 логично ожидать, что они будут воспевать войну, особенно тотальную. Ан нет! Killing Fields — так вообще плевок в сторону внешней политики США.
  • Accept (UDO): Cry Soldier Cry, They Want War
  • Black Sabbath: War pigs.
  • Украинская death metal «1914» — каждая песня об этом. С подсветкой: весь их первый альбом так и называется: «Eschatology Of War».
  • Paddy’s Lamentation, ирландская песня времён Гражданской войны в США.
  • Motörhead: вообще многие песни, но самая яркая — Sacrifice. Впрочем, не столько содержание самой песни, сколько клип.
  • Slayer: Eyes of the Insane — в отличие от предыдущего примера, и текст и клип одинаково устрашающие.
  • Мельница «Война». И наши парни лежат в траншеях под гусеницами облаков….
  • Йовин «Дезертир»: «Дезертир из фронта, что ружье оставил, не желая крови, не желая славы».

Живопись[править]

Верещагин. Наглядно
  • «Триумф смерти» Питера Брейгеля — про то, что единственный победитель на войне — это смерть.
  • Серия гравюр Франсиско Гойи «Бедствия войны». Первый пример настолько натуралистичного и лишённого романтики изображения войны. Не для слабонервных.
  • Васнецов, «После побоища Игоря Святославича с половцами».
  • Это одна из основных тем живописи Василия Верещагина. К примеру, «Панихида», «После атаки», «На Шипке всё спокойно», и, конечно, «Апофеоз войны».
  • «Герника» Пабло Пикассо, хоть и не очевидно на первый взгляд, тоже об этом.
  • «Лицо войны» Сальвадора Дали.
  • Серия рисунков Бориса Пророкова «Это не должно повториться».

Реальная жизнь[править]

Собственно любая война, даже самая святая — это кошмар, непоправимо калечащий психику участников, и недаром реальные ветераны войн, как правило, очень не любят о них вспоминать и рассказывать. С другой стороны, если враги покушаются на твою жизнь и свободу, защищать таковые всё же необходимо. К сожалению, на практике не всегда понятно, когда желание избежать кошмара войны приводит к ещё большему кошмару, особенно когда агрессия развивается постепенно. Например, сначала не трогают лично тебя. Просто приходят за одними. Потом за другими. Потом за третьими. А потом за тобой. В таком случае маниакальное неприятие любого насилия (даже если это святая война) зовётся несовместимая с жизнью трусость напополам с добротой. «Привёз мир для целого поколения»? Нет, «в выборе между позором и войной получил и позор, и войну». С горя можно и тоталитарным миротворцем стать.

Люди пытаются урегулировать отношения между государствами и внутри государств (гражданские войны — тоже войны!), но до какого-то полностью рабочего решения явно ещё не одно и не два поколения, утопленных в крови. War, как говорится, never changes.

Наиболее вдумчивые творцы-гуманисты понимают, что война — только частный случай зла в человеческом обществе, которое для радикального прекращения войн надо избавить от тяги к насилию (и к стяжанию себе «вкусных плюшек» любой ценой). Они пропагандируют борьбу не только с войнами, но и с причинами их. Однако причины выглядят не столь выразительно, как сама война, вот и доходит до того, что война становится попросту неизбежной.

Примечания[править]

  1. Обратите внимание на цель — дома предместий, то есть те, где живут небогатые люди.