Война Алой и Белой Розы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Не дай вам Бог родиться
При Генрихе Шестом!
»
А. Городницкий, «Песня крестьян»

Война Алой и Белой розы, или попросту Война роз — гражданская заваруха, имевшая место в Англии XV века (1455—1468, буквально через пару лет после Столетней войны, так что ветераны последнего этапа Столетки в количествах махались на обеих сторонах) между двумя ветвями рода Плантагенетов за английской престол. Алая роза была символом дома Ланкастеров, белая — дома Йорков. По итогам заварухи Плантагенеты кончились вообще, а на английский трон сели Тюдоры[1].

Поскольку на территории Англии было существенно меньше войн, чем в не таких островных европейских странах, эта произвела на англичан глубочайшее впечатление и отразилась во многих произведениях массовой культуры.

Как всё начиналось[править]

Жил да был король Эдуард III. Он начал Столетнюю войну и основал Орден Подвязки, но песня не об этом. А о том, что он был счастливо женат и со своей милой женой Филиппой Геннегау родил семерых сыновей:

  • Эдуард «Чёрный принц» — вырос, стал лихим воякой, родил сына Ричарда, умер раньше отца.
  • Лионель Антверпентский — вырос, уехал в Ирландию, родил дочь Филиппу.
  • Джон Гентский (ака Джон Гонт) — вырос, женился на Бланш Ланкастер, получил через неё, соответственно, герцогство Ланкастерское. Как уже догадался проницательный читатель, он и стал основателем ветви Ланкастеров.
  • Эдмунд Лэнгли — вырос, стал герцогом Йоркским. Да, проницательный читатель, ты прав, от него пошёл дом Йорков.
  • Томас Видзорский (умер ребёнком).
  • Вильям Виндзорский (умер ребёнком).
  • Томас Вудстокский — вырос, поссорился со своим племянником королём Ричардом (сыном Чёрного принца), был убит, возможно, по его приказу.

Там ещё и дочки были, но заваруха началась не из-за них.

В общем, вроде начиналось всё чинно-благородно: есть старший сын Чёрный принц, законный наследник престола, у него тоже есть сын Ричард, законный наследник престола, но если случится какая беда и эта линия пресечётся, то есть младшая ветвь — Лионель и его дочь Филиппа (да, в Англии женщина могла унаследовать корону, если осталась единственной наследницей), а если и она пресечётся, то есть Джон Гонт, который женился три раза и, помимо старшего сына Генриха, умудрился сообразить нескольких дочерей и сыновей-бастардов от любовницы Катерины Суинфорд, которых он в конце концов узаконил под фамилией Бофоров. То есть, кроме просто Ланкастеров, были ещё и Ланкастеры-Бофоры. Это важно[2]. Затем идет Эдмунд и двое его сыновей, Эдуард Йоркский и Ричард Кембриджский. Потом — Томас и его сын Хамфри.

В общем, казалось бы, генеалогическое древо Плантагенетов весьма раскидисто, и усыхание ему не грозит.

Беда подкралась незаметно[править]

Ричард II был так себе король. Как только он достиг совершеннолетия, тут же начал ссориться со своими дядями-регентами, Джоном Гонтом и Томасом Вудстоком, и даже вроде как заказал дядю Тома. А когда умер Джон Гонт, он лишил наследства его сына, своего кузена Генриха Болингброка. Генрих не стерпел, восстал, а поскольку воевал он лучше Ричарда, то сумел его спихнуть с престола и заточить в тюрьму, где Ричард довольно скоро помре.

Итак, Генрих захватил корону и стал не просто Генрихом, а Генрихом IV… Но мы-то помним, что он старший сын третьего сына! И впереди его в очереди на трон — Филиппа, дочь Лионеля, а точней, её сын — Роджер Мортимер! А у Роджера есть сыновья — Эдмунд и опять же Роджер!

Узурпатор, сказали люди добрые Генриху. Ага, узурпатор, попробуй меня скинь, ответил Генрих.

И попробую, сказал Генри «Горячая шпора» Перси, женатый на сестре Роджера Мортимера. Спихну тебя и посажу на трон законного наследника, моего племянника Эдмунда.

Умри, сказал Генрих будущий Пятый. И Перси умер в битве при Шрусбери, а Эдмунда взяли воспитанником-заложником к королевскому двору. Что интересно, ни травить его, ни морить каким-то другим образом не стали, и это характеризует Ланкастеров как людей, в общем и целом, порядочных. Со своей стороны Эдмунд платил лояльностью.

А вот Ричард, который Кембриджский, который сын герцога Йоркского, лояльным не был. Он был женат на сестре Эдмунда и мутил заговор в его пользу[3], чем поставил его в страшно неловкое положение. За этот заговор Ричарду сняли голову, но у него остался четырёхлетний сын, тоже Ричард, за которым сохранили титул и земли (что опять-таки характеризует Ланкастеров как людей в основном порядочных). А Эдмунд умудрился так и не сообразить детей, так что его права на английский престол перешли после его смерти к его сестре, а через неё — к вот этому самому Ричарду, сыну мятежного обезглавленного Ричарда Йоркского.

И получилось, что Ричард, 3-й герцог Йоркский, через отца — правнук Эдуарда ІІІ, а через маму — его же праправнук. И прав на престол у него таким образом вроде как больше, чем у Генриха VI, внука узурпатора-Ланкастера.

Но качать эти права он начал далеко не сразу, а только после того, как оказалось, что Генрих VI нетвёрд мозгами, а других наследников у Ланкастеров нет. Так вышло, что все четверо сыновей узурпатора Болингброка оказались не шибко плодовиты. Прямо скажем, не в дедушку.

На беду Ричарда, с мозгами (а также волей и характером) всё в порядке было у жены Генриха VI, Маргариты Анжуйской. И она не собиралась сидеть за пяльцами, пока её мужа сгоняют с престола.

И всё заверте…[править]

Ричард поначалу вовсе не хотел бодаться за корону. Он через браки и удачные смерти старших родичей унаследовал кучу земель ещё ребенком и со школьной скамьи стал одним из выдающихся магнатов Англии. С таким «приданым» его воспитатель Ральф Невилл, граф Уэстморленд, его никуда не отпустил, а женил на своей младшей дочери Сесиль. С таким воспитателем Ричард вырос верным продолжателем дела Ланкастеров, воевал во Франции десять лет безвылазно. А пока он воевал, Ланкастеры, которые просто Ланкастеры, умудрились поссориться с Ланкастерами, которые Бофоры. Точнее, не так — собственно Ланкастеры умерли все, кроме младшего Хамфри, а его Бофоры быстренько оттеснили от власти, состряпав донос на его жену — мол, занимается ведьмовством и мутит против короля. Бофоров на тот момент возглавлял кардинал Генри Бофор, который осудил Жанну: опыт по обращению с ведьмами у него был. Сжечь леди Элеанор не сожгли, но приговорили к разводу и пожизненному заключению. Хамфри не вынес такого несчастья и умер. Теперь ничто не мешало Бофорам петь молодому королю в оба уха о мире с Францией, а француженке-королеве — им подпевать.

Ричард, узнав про такие дела, вернулся из Франции и накатил на родичей: что за фигня, Бофоры? Бофоры посоветовались с Тюдорами (см. раздел «Бофоры и Тюдоры») и заслали Йорка усмирять вечно бузящую Ирландию.

Пока тот был в отъезде, с королём случился приступ кататонии, и срочно начали назначать регентский совет. Бофоры категорически не хотели пускать туда Йорка, что было совсем уже свинством: как это не пускать такого магната, наследника престола (сыновей у Генриха всё никак не получалось) и лорда-протектора Англии? Йорк качнул права, его пустили в Совет, и оказалось, что его поддерживает большинство, потому что Бофоры-Тюдоры всем как-то надоели.

А потом у короля случилось просветление, а у королевы — беременность. И когда родился мальчик, Йорка погнали — не нужен.

Вот тут Йорк обиделся всерьёз и взялся за оружие. Нет, на корону он всё ещё не претендовал, а просто хотел восстановления в правах.

Битва при Сент-Олбансе[править]

Считается первой битвой Войны роз, но на самом деле стычки между родичами и сторонниками Ричарда Йорка и родичами-сторонниками Бофоров начались раньше. Поскольку они носили характер обычных феодальных потасовок из-за мельницы у брода (пользуясь раздором в королевском семействе, остальное дворянство принялось выяснять отношения), никто им особого значения не придавал. И битва при Сент-Олбансе планировалась как такая потасовка из-за мельницы у брода: Ричард собирался захватить короля и заставить его восстановить себя в правах. Ну что, получилось. Захватил и восстановил. После чего несколько расслабился.

Реванш: битва при Ладфордском Мосту[править]

Но Маргарита Анжуйская не собиралась сидеть сложа руки. Она созвала под свои знамёна Перси, которые давно враждовали с Невиллами, роднёй по жене и сторонниками Йорка. Перси были кланом многочисленным и воинственным, а вековая вражда усугубилась тем, что двое Перси погибли при Сент-Олбансе. В общем, при Ладлоу Йорки-Невиллы получили по шее и удрали в Кале, коннетаблем которого на тот момент был Ричард Варвик, будущий делатель королей. Там они собрали силы и вернулись в Англию. Вот с этого момента Йорк начинает уже бороться за корону.

Битва при Нортхэмптоне[править]

При Ладлоу Йорки проиграли из-за массового перебежничества войска и отдельных командиров на сторону Ланкастеров. При Нортхэмптоне перебежчик лорд Грей, командующий правым флангом, помог им выиграть. Йорк опять взял короля в плен и заставил подписать Акт Согласия, по которому он так и быть, остается королём, но вот передать корону сыну уже не может, а передаст её Йорку и его потомкам.

Битва при Уэйкфилде[править]

Королева с маленьким сыном убежала в Уэльс к Тюдорам и опять собрала там войска против Йорков. И в битве при Уэйкфилде Ричард Йорк был убит, Ричард Невилл, граф Солсбери, был убит, его сына взяли в плен и казнили. Отрубленные головы в бумажных коронах выставили людям на посмотрение (кто сказал «Джоффри»?). Всё, после этого война пошла на полное уничтожение противника.

Битва при Мортимерс-Кросс[править]

Сын Ричарда Йорка, юный Эдуард, в битве при Уэйкфилде не участвовал, так как шёл на перехват войску Тюдоров из Уэльса. Перехватил, разбил, взял в плен Оуэна Тюдора, а когда узнал о смерти отца — отрубил ему голову.

Битва при Таутоне[править]

Это было самое большое и кровопролитное сражение всей Войны роз. Эдуард спешился и лично рубился в первых рядах, чтобы воодушевить солдат. Лучники осыпали противника градом стрел, спровоцировали наступление, а когда оно захлебнулось, стали наступать сами, продолжая обстрел выдернутыми из земли вражескими стрелами. Ланкастерцы бросились бежать, началась давка, йоркисты дорезали бегущих, а при попытке переправиться через реку утонуло столько народу, что река оказалась запружена. Маргарита с сыном бежали, короля заточили в Тауэр, Эдуард короновался в Лондоне как Эдуард IV.

Битва при Хексеме[править]

Остатки сопротивления Ланкастеров возглавил Генри Бофор, герцог Сомерсет. Сначала он получил королевское прощение и перешёл на сторону Йорков, но потом снова переменил знамёна. Этого ему уже не простили и после того, как Варвик разбил его и захватил в плен, его казнили.

Битва при Барнетте[править]

Тут Эдуард IV сам себе подгадил так, как ни один враг бы не сумел. Пока Варвик вёл переговоры с французским королём насчет женить его на савойской принцессе, Эдуард взял и женился на Элизабет Вудвилл, вдове лорда Грея. Что Эдуард в принципе не умеет ходить застёгнутым, все знали (кто сказал «Роберт Баратеон»?), но вот так чтобы взять и жениться — это было внезапно.

Варвик обиделся и перешёл на сторону Ланкастеров. У Эдуарда все верные войска были в разгоне, так что пришлось ему с младшим братом Ричардом (ага, тем самым) бежать в Гаагу. Но Эдуард не остался в долгу и в битве при Эджкотт-Мур разбил войско своего бывшего верного союзника. Варвика зарубили при попытке к бегству.

Битва при Тьюксбери[править]

Через две недели после битвы при Барнете Маргарита Анжуйская решила дать последний и решительный бой йоркистам. Всё кончилось для неё плохо: юный сын, наследник престола Ланкастеров, погиб в этом бою, последний из Бофоров был взят в плен и казнён, сама она тоже попала в плен, но, как даму, её казнить не стали. В целом со смертью юного Эдуарда, принца Уэльского, дело Ланкастеров казалось окончательно проигранным и потеряло смысл. Вскоре умер в заточении и Генрих VI.

Последствия[править]

Эдуард наконец-то прочно уселся на трон, и все выдохнули. Казалось бы, династической чехарде конец. А вот фиг.

Во-первых, брат короля герцог Кларенс в очередной раз решил сыграть в престолы в свою пользу. Но поскольку он был непроходимый дурак, то запалился, попался и был приговорён к смертной казни, которую провели в тихой семейной обстановке. По легенде, Кларенса утопили в бочке с мальвазией.

Во-вторых, сам Эдуард с окончанием войны расслабился, запил, начал опять бегать по бабам и как-то внезапно ещё не старым преставился.

После него остались двое здоровых крепких сыновей, но вот незадача: едва их батюшка преставился, как епископ Шоу объявил, что они и их старшая сестра Элизабет являются незаконными, поскольку до женитьбы на их матери их отец уже был женат на леди Элеонор Батлер, дочери графа Шрусбери. С одной стороны, это слишком смахивало на интригу Ричарда, который решил, что королём быть лучше, чем регентом, а с другой — с Эдуарда бы сталось. Он, чтобы забраться под желанную юбку, не останавливался ни перед чем, даже перед женитьбой.

Принцев до выяснения отправили в Тауэр (бывший в то время не столько тюрьмой, сколько резиденцией), и как-то они совсем пропали из виду. Ричард тем временем короновался. И вскоре умерли от туберкулёза его жена и маленький сын. Нет, никаких шекспировских инсинуаций мы тут не потерпим, жену он любил и очень горевал.

И тут на сцену выходит Генрих Тюдор. Кто он вообще такой и откуда взялся?

Тюдоры + Бофоры[править]

Про Бофоров мы помним: это внебрачные дети Джона Гонта и Катерины Суинфорд. Ричард ІІ их узаконил, Генрих IV подтвердил этот акт, с поправкой: на престол они права не имеют и из линии престолонаследия исключаются.

  • Джон Бофор, 1-й граф Сомерсет.
  • Генри Бофор, епископ Винчестерский и кардинал, тот самый, который осудил Жанну и затравил своего двоюродного племянника Хамфри.
  • Томас Бофор, герцог Эксетер — его линия прервалась, аминь.
  • Джоанна Бофор, вышла замуж за Ричарда Невилла, графа Уэстморленда. Сесили, жена Ричарда Йоркского и мать королей Эдуарда IV и Ричарда III — её дочь. Варвик, «делатель королей» — её внук от старшего сына Ричарда.

Но нас больше интересует Джон Бофор, старшенький. Он женился на племяннице короля Маргарет Холланд и зачал с ней шестерых детей. Первый его сын, Генри, погиб на Столетней войне, не оставив детишек, и титул графа Сомерсета унаследовал второй его сын, тоже Джон. Его кузены-Ланкастеры подняли до герцога, он тоже принял участие в Столетней войне — неудачно, как полководец был ни то ни сё, попал в плен, выкупился — и женился на Маргарет Бошан из Блетсо. Она уже была вдовой с семью детьми, в т. ч. сыновьями, которые наследовали всё имущество отца, так что тут, наверное, была большая любовь. Но продлилась она недолго, Джон Бофор впал в немилость, был обвинён в измене и то ли покончил с собой, то ли умер от болезни. От него у Маргарет была единственная дочь, тоже Маргарет.

Когда Маргарет Бофор достигла то ли 12, то ли 14 лет, её выдали замуж за Эдмунда Тюдора, графа Ричмонда.

Кто такой был Эдмунд Тюдор?

В 1421 году, когда Генрих V заключил «мир в Труа», по которому его признавали королем Англии и Франции, он для подкрепления своих претензий женился на Екатерине Валуа, дочери окончательно спятившего к тому времени Карла. От этого брака родился Генрих VI, злополучный последний король ветви Ланкастеров. Но Генрих V вскорости помре, и Екатерина осталась одна при английском дворе, всем чужая и никому не нужная. От воспитания сына её устранили, вернуться на родину не позволили, замуж во второй раз выйти не дали, и утешил её только молодой красивый камерист Оуэн Тюдор, валлиец, а не англичанин. Вот от этого утешения и родились Эдмунд и его брат Джаспер. Сначала Ланкастеры держали обоих в отдалении от двора, но потом они все закончились, на первые места выдвинулись Бофоры, и братьев призвали ко двору короля (их брата по маме), признали законными, пожаловали титулами и сосватали им выгодных невест. Так Эдмунд Тюдор стал графом Ричмондом и мужем Маргарет Бофор.

Своего первого и единственного ребенка Генриха она родила то ли в 13, то ли в 14 лет. Роды были тяжёлыми, она чуть не умерла, Генрих чуть не умер, а тут ещё беда случилась — Эдмунд, воевавший на стороне Ланкастеров, попал в плен и умер в заточении от чумы.

Когда дело Ланкастеров провалилось окончательно, Тюдор вместе со своим дядей Джаспером эмигрировал во Францию. Про престол он тогда и думать не думал: и по отцовской, и по материнской линии он происходил от незаконных связей, хоть и узаконенных постфактум. Но когда и Йорки сошли на нет, остался один бездетный Ричард с его паршивой репутацией, мама, оставшаяся в Англии и снова вышедшая замуж, начала усиленно подталкивать Генриха: а давай! Ничего лучше, чем этот дважды потомок бастардов, у Ланкастеров всё равно не было.

Ну, Генрих и дал. Высадился в Уэльсе, набрал сторонников, разбил Ричарда в битве при Босворте, женился на последней наследнице Йорков, принцессе Элизабет, и стал королём Генрихом VII. В гербе он поместил розу с алыми и белыми лепестками — типа, в своей особе примирил Ланкастеров с Йорками.

Тропы[править]

Произведения по мотивам[править]

  • Шекспир, «Генрих VI» и «Ричард III».
  • Джозефина Тэй, «Дочь времени».
  • Р. Л. Стивенсон, «Чёрная стрела».

Примечания[править]

  1. Впрочем, поскольку жена первого короля из династии Тюдоров была дочерью Эдуарда IV Йоркского и стала вдобавок прапрабабушкой Якова I из династии Стюартов, строго говоря, и нынешняя королевская семья — потомки Плантагенетов по женской линии (по мужской линии они саксонского происхождения). Как и во Франции, менялись династии, но сохранялась кровная связь между ними. Великобританией до сих пор правят прямые потомки Вильгельма Завоевателя.
  2. Папа и король узаконили Бофоров при условии, что они и их потомки никогда не будут претендовать на английский престол. Ага, щас.
  3. В свою он не мог мутить, потому что был сыном четвёртого сына, а Генрих Пятый — внуком третьего сына.