Ветряная мельница

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Вот оно, проклятое воплощение Зла!
« — Судьба руководит нами как нельзя лучше. Посмотри, друг Санчо Панса: вон там виднеются тридцать, если не больше, чудовищных великанов, — я намерен вступить с ними в бой и перебить их всех до единого, трофеи же, которые нам достанутся, явятся основою нашего благосостояния. Это война справедливая: стереть дурное семя с лица земли — значит верой и правдой послужить Богу.

— Где вы видите великанов? — спросил Санчо Панса.

— Да вон они, с громадными руками, — отвечал его господин. — У некоторых из них длина рук достигает почти двух миль.

— Помилуйте, сеньор, — возразил Санчо, — то, что там виднеется, вовсе не великаны, а ветряные мельницы; то же, что вы принимаете за их руки, — это крылья: они кружатся от ветра и приводят в движение мельничные жернова.

»
— Мигель де Сервантес Сааведра, «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский»

Это — чудовищный, коварный и неуязвимый враг всего живого. Не просто Главный Гад, но ещё и полное чудовище. На его совести — тысячи, миллионы жизней, причитания вдов и слёзы сирот. Могущество его безгранично, победить его практически невозможно. Но наш герой всё равно бросит ему вызов, потому что знает: со смертью этого монстра падет всё зло (ну, может быть, кроме мелких проявлений), и на земле воцарятся добро и справедливость.

Ага, как же.

Это чудовище — всего лишь ветряная мельница, то есть, нечто вполне обычное, но наш герой, будучи не в себе, наделил это нечто инфернальными чертами и искренне верит, что перед ним жестокий и коварный противник. В особо тяжёлых случаях «ветряная мельница» даже не нЕчто, а ничтО, то есть, враг существует исключительно в мозгу героя, не имея под собой «материальной основы».

Итак, ветряные мельницы бывают двух типов: материальные и воображаемые.

См. также: Это не просто мельница!

Где встречается[править]

Литература[править]

  • «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» Мигеля де Сервантеса — кодификатор и сразу оба примера: собственно ветряные мельницы — враг, по-крайней мере, материальный, тогда как злой волшебник Фрестон существует лишь в воспалённом мозгу несчастного лжерыцаря (на самом деле — захудалого дворянина без рыцарского звания).
    • Во времена Сервантеса ветряные мельницы в Испании были новинкой, а в высоту они достигали 20 метров. Дон Кихот, много лет безвылазно сидевший в своем поместье (в отличие от Санчо), действительно мог их никогда раньше не видеть.
  • «Моби Дик, или Белый Кит» Германа Мелвилла: для капитана Ахава Моби Дик стал не просто китом, откусившим ему ногу.
    • Субверсия: по роману разбросаны намёки на то, что это и правда не просто кит.
  • «Друд» Дэна Симмонса.
  • «Винни-Пух» — сразу несколько образцов тропа: Слонопотам, Буки и Бяки, пятнистый или травоядный Щасвирнус.
  • Вслед за своим любимым Милном и болгарский писатель Борис Априлов в своих книгах о Лиско тоже отдал дань тропу. Например, Лиско сначала сочиняет ничего не значащее слово «килигариконд» и намеревается придумать ему значение — а уж потом, в рамках хитрого плана, намеренно порождает среди своих спутников страшную легенду о килигарикондах — чужеродных монстрах или инопланетных (иномировых?) захватчиках, умеющих принимать чужой облик, о которых ничего толком не известно.
  • «Красный смех» Леонида Андреева. Впрочем, воевать с ним бесполезно (никто и не пытается) — он сам для героев олицетворение войны.
  • «Специалист по этике» — галактический мошенник Язон динАльт в глазах неадеквата-храмовника Михея Симона. Да и подавляющее большинство окружающих тоже…
  • Эммануила Гольдстейна в «1984» превратили для народа Океании в такую ветряную мельницу. А для протагониста, Уинстона Смита, такой мельницей является Старший/Большой Брат.
  • Сага о Форкосиганах — эпизод в цетагандийском лагере для военнопленных. Майлз ведёт сложную игру, учитывая абсолютный контроль и изуверские хитрые тактики цетагандийцев, чтобы разрушить его планы с помощью тонких манипуляций при абсолютной беззащитности заключенных и многоуровневую психологическую обработку. Цетагандийцы, конечно, настоящие враги, но за все время они никак не отреагировали на действия заключенного-Майлза, что наводит на мысль, что и хитрого плана никакого не было, а по-скотски к пленным относились просто так.
  • «Гарри Поттер». Луна Лавгуд, страдающая (скорее наслаждающаяся) синдромом Аспергера — мастерица сочинять «ветряные мельницы» (морщерогих кизляков, бундящих шиц, Гелиопатов, Чертохолопых Головосеков и пр.), в которые, впрочем, никто не верит.
    • Возможно, Чертохолопым Головосеком она окрестила официального палача Уолдена Макнейра: он и тайный Пожиратель Смерти (холоп нечистой силы), и… головосек с топором. Примечательно, что представившегося её воображению «Головосека» девочка называет «приспешником министра магии Корнелиуса Фаджа». Макнейр — официальный подчинённый министра.
  • «Повелитель мух» Уильяма Голдинга — зверь, существовавший только в воображении мальчиков.
  • «Монстролог» Рика Янси — магинификум, «священный Грааль» монстрологии, монстр, которого никто не видел, и о котором известно лишь то, что он летает по небу, обрушивая вниз кровавые ливни из останков своих жертв, вьет поделки из человеческих останков, а также распространяет вирус, заставляющий людей гнить заживо. В конце выясняется, что вирус есть, а монстра — нет: зараженные инстинктивно собираются на возвышенностях, плетут поделки из частей собственных тел, а потом их останки подхватывает ураганный ветер и проливает на землю дождем.

Кино[править]

  • «Дон Кихот» Григория Козинцева по сценарию Шварца.
  • «Мост в Терабитию» — два воображаемых врага Терабитии: сначала гигантский тролль, а потом Темный Властелин.
    • Не считая толпы более мелких врагов, которые тоже существуют только в воображении Джесса и Лесли.
  • «Король-Рыбак» Терри Гиллиама — Красный Рыцарь.
  • «Клошар» Кейси Леммонса — Корнелиус Стайвесант.
  • «Защитнег» — Капитан Индустрия. Босс мафии Радован Кристик, которого Защитнег считает Капитаном Индустрией, — конечно, опаснейший человек, но на лидера мирового Зла всё же не потянет.
  • «Лабиринт Фавна» — Офелия проживает в условиях постоянного стресса на депрессивной военной заставе с жестоким отчимом, поэтому и представляет себе дивный потусторонний мир, где она является принцессой. Особенно бурно это начинается после смерти матери. Тем не менее, данный пример с фитильком, так как сюжет фильма даёт на откуп зрителю вариант, что это не выдумка отчаявшейся девочки, а действительно открывшийся ребёнку тайный мир.

Мультфильмы[править]

  • It Must Be Love (мультфильм из цикла о гусе Гэнди). Кракен был надувной. Но Гэнди-то дрался с ним всерьёз, уверенный, что чудовище живое!
  • «Винни и Слонотоп» — в отличие от книги, тут зигзаг, поскольку Слонотоп действительно существует и потенциально опасен (но, в силу дружелюбия, только потенциально).

Видеоигры[править]

  • «Syberia» — старый офицер на стене в Барокштадте долгие годы готовится к обороне от казачьих орд из степи. Никаких казаков в степи в помине нет, а за вражеского дозорного старик принимает обычное сухое дерево (кроме того, пограничник ещё и плохо видит, так что сказать ему «это старый пенёк, а не казак» — не довод).
  • Fallout 4 — троп встречается в квесте «Великая охота». Игрок отправляется на сражение со знаменитой Красной смертью — легендарным морским чудовищем, которое на деле оказывается крошечным и безобидным монстриком, которого можно раздавить ботинком. А сколько было приготовлений, нервозности и пафоса в подготовке к этой великой миссии...
  • Spec Ops: The Line — полковник Джон Конрад. По мнению главного героя, является полным чудовищем и один ответственен за творящееся в Дубае безумие. Сам протагонист всю игру прорывается через солдат полковника, оставляя за спиной кучу трупов людей, обрекает город на смерть и теряет своих напарников — только ради того, чтобы наконец узнать, что инфернальное зло, против которого он все это время боролся, на самом деле существовало лишь в его воспаленном разуме: полковник Конрад, не вынеся груза вины от совершенных им преступлений, давно покончил жизнь самоубийством. Впрочем, «зло» все равно огребло, но уже в лице ставшего полным чудовищем Диджея, и немногих выживших «Проклятых».

Реальная жизнь[править]

  • Мастером войны с инопланетно-сатанинскими «мельницами» был безумный араб Абдул-Аль-Хазред сумасшедший российский фантаст Юрий Петухов, сочинивший бессмертный труд под названием «Классификатор пришельцев», в котором (на полном серьёзе!) описывались расы и виды демонических тварей, обитающих во Вселенной и всячески вредящих человечеству и непосредственно русскому народу в компании с жЫдами и клятыми пендосами. По сравнению с нашим земляком Полумна с ее Чертохолопым Головосеком кажется нормальной девушкой с довольно вялым полетом фантазии. Лиловый кальмароандроид. Тригронг зверовидный глухонемой. Хомозоид саблезубый псевдоматериальный (!). Хомокилер лютый бугроцефалоидный (!!!). Судя по всему, Петухов действительно во все это верил.