Будь проклята, Атлантида!

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Будь проклята, Атлантида! — фантастический роман российских писателей Виктора Жукова и Сергея Житомирского, вышедший в начале 1990-х. Роман основан на древних мифах о войне богов и титанов и повествует о временах, когда будущие «боги» были на самом деле обычными людьми, которых их дела навсегда прославили в глазах потомков. И не всегда заслуженно. Название романа — клич восставших против власти Атлантиды племен.

Действие романа разворачивается в ледниковую эпоху, среди холмов средиземноморской тундры и на широких склонах Северо-Атлантического хребта, который по воле авторов в то время не был подводным, а служил колыбелью древнейшего в истории государства — Атлантиды.

В центре сюжета история юного дикаря, попавшего в рабство к атлантам. Жизнь первобытных племен и покорившей их цивилизованной державы, поиски ученых Атлантиды, история, которая через много веков станет основой древних мифов, любовь, ощущение надвигающейся катастрофы составляют содержание книги. Смысл ее в борьбе зла и добра, безумия и разума, эгоизма и жертвенности.

  • Вдали за океаном лежит Атлантида — земля народа, уверенного в своем праве пить кровь братьев. На взрытом перешейке, среди груд земли и сдвинутых с места скал кончают еще один день рабы Великого Канала. Где-то по серым волнам плывут корабли Тифона с новыми жертвами — остатками мятежного войска Севза. Разбросанные по тундрам, горам, разделенные месяцами пути и веками вражды — в землянках, пещерах и чумах, полусытые и голодные — засыпают люди разных племен, — братья, не узнающие друг друга. И на все это с севера медленно, невидимо для глаза, но неодолимо ползут огромные, посиневшие от собственного холода, пальцы ледников… Какими узлами свяжется все это между собой, куда приведет Землю и ее детей — к гибели или общему счастью?

Что здесь есть[править]

Племена и расы, названные в романе[править]

Атланты — жители Атлантиды, острова в Средиземном море, в то время обмелевшем и отрезанном от других морских пространств. В силу благоприятных условий намного обогнали в развитии другие народы и потому считают себя вправе порабощать менее развитые материковые племена, которые презрительно называют «дикими». В отличие от племён, живущих еще при матриархате, у атлантов давно правят мужчины. Их правитель называется Подпирающим Небо, так как считается, что без него небо рухнет на землю. В то же время атланты создали развитую культуру и науку. Именно благодаря их знаниям удалось узнать о необходимости Канала и построить его. Атланты показаны краснокожими, черноволосыми и узкоглазыми, как американские индейцы. Возможно, в самом деле подразумеваются их предками, так как в конце романа большая группа атлантов отплывает на поиски новой родины со своей земли, что должна будет утонуть, когда растают льды.

Гии — одно из прото-европейских народов, предположительно, предки эллинов-греков: «Гии, что кочуют на восходе, зовут себя гиесами, а живущие на холоде — эгеями». Светлокожие и светло- или рыжеволосые. Как и все «дикие», живут под властью женщин — Матерей рода или целого племени, поклоняются духам огня. Из племени гиев рода Куропатки происходит главный не-мифологический герой этого романа, Ор.

Борейцы — тоже белые; рослые, косматые и воинственные. Очевидно, собирательный прототип североевропейских народов.

Котты — чернокожие, негроидная раса.

Япты — народ, первым перенявший у атлантов земледелие. Низкорослые, тихие и скромные, но себе на уме. Судя по имени одного из них — Сим, может быть, подразумеваются предки евреев, семиты?

Либы — ливийцы, желтокожие обитатели северной Африки, но могут быть и предками азиатской расы в целом.

Пеласги — жители побережья, искусные моряки. Как и упоминаемые в романе лелеги, название реально существовавшего народа.

Оолы — тоже прибрежный народ, но менее развитый. Не слишком сообразительны, легко поддаются чужому влиянию.

Ибры — жители Иберской котловины, очевидно, Испании.

Персонажи, созданные на основе мифических прототипов[править]

Севз — вождь повстанцев, незаконный сын правителя Атлантиды и рабыни-бореянки. Завоевав доверие своих сородичей по матери и других племен, вождей которых он освободил из плена у атлантов, поднял восстание, желая свергнуть своего отца. Проиграл первую войну и сам попал в плен, несколько лет был рабом на строительстве Канала. Когда сообщники устроили ему побег, Севз возглавил новое восстание, успех в котором приписал себе одному.

Промеат — бывший атлантский ученый, объявленный вне закона за то, что, изучая другие племена, видел в них равных атлантам и хотел передать им знания атлантов: учил их возделывать землю, плавить бронзу, и прочим «запретным» знаниям. Предлагал Севзу союз, после неудачи первого восстания вместе с уцелевшими вождями возглавил подготовку нового. После завоевания Атлантиды закончил строительство Канала, узнав, что без него не обойтись. Позже был свергнут Севзом, не терпевшим возможного соперника, и отдан на съедение коршунам, по обычаю атлантов.

Гехра — мать борейцев, жена Севза.

Гезд — мать гиев, с волосами цвета пламени. Была возлюбленной Промеата, хотя до встречи с ним ненавидела атлантов.

Айд — вождь коттов, могучий и отчаянный воин.

Даметра — мать и жрица яптов, подруга, впоследствии — жена Айда.

Посдеон — вождь пеласгов, вместе с Гехрой, Гезд, Айдом и Даметрой был спасен Севзом из плена у атлантов, после чего они шестеро стали считаться названными братьями и сестрами.

Хроан Девятый — правитель Атлантиды, Подпирающий Небо, отец Севза. Организовал строительство Канала, думая возвеличить свое имя. Был в итоге сброшен Севзом с башни.

Тифон — законный сын Хроана. Разгромил первое восстание Севза, но во время второго был убит Айдом во время битвы при вулкане Джиер.

Майя — атлантская жрица. Была второй женой Севза, предала его вместе со своим сообщником Акеаном, позже стала семейной любовницей у Хроана и Тифона, заодно натравливая их друг на друга. Когда оказалось, что Севз жив, вернулась снова к нему.

Арфай — знаменитый певец гийского рода, поклоняющийся Земле и восхищающийся Севзом. Именно ему в романе приписаны песни, написанные Гесиодом о происхождении богов и битве с титанами. Так что обожествление Севза и других вождей — в значительной мере его рук дело.

Авторские персонажи[править]

Ор — главный герой, юноша племени гиев из рода Куропатки. Не успел пройти посвящение, поэтому считался еще ребенком и не мог охотиться вместе со взрослыми мужчинами, зато привык действовать самостоятельно и меньше зависел от обычаев племени, чем другие. Присоединился к первому восстанию Севза и попал в плен. Привезенный в Атлантиду, многому научился там, сначала в рабстве в горной долине, позже — на Канале, и, наконец, в Долине Знания, среди атлантских ученых. После восстания именно Ор сообщил Промеату о необходимости закончить строительство Канала. В конце книги Ор со своей семьей вернулся к себе домой, к своему роду.

Илла — молодая атлантка, дочь бывшего воина Храда, хозяина Ора. Романтическая девушка, мечтавшая о герое. Принялась учить Ора грамоте, сначала для смеха, потом уже всерьез. Постепенно полюбила его и решилась признаться в этом первой (что по меркам «диких» было как раз в порядке вещей). Дождалась Ора, проданного в рабство, и, наконец, соединилась с ним. В конце книги живет вместе с ним среди гиев, родив дочь и сына.

Паллант — атлантский ученый, в самом начале являлся к гиям вместе с группой воинов, где и познакомился с Ором. Встретившись с ним через много лет на Канале, именно Паллант спас Ора и привел его в Долину Знания. В конце книги Паллант, посланный на поиски новой земли для атлантов, снова приходит к земле гиев и остается с родом Куропатки.

Тейя — атлантка, певица, когда-то спасенная Ором во время восстания и с тех пор ставшая его названной сестрой. Не хотела петь для атлантской знати, и предпочла жить самостоятельно, не полагаясь ни на чье покровительство. Встретившись с Паллантом, своим давним знакомым, стала его женой, и, в конце концов, они встретились вновь среди гиев.

Ферус — старый ученый, «Отец Канала», посвятивший всю жизнь его строительству. Умер сразу по окончанию канала и был похоронен в нем, как сам завещал.

Тхан и Сцлунг — двое молодых ученых с противоположными характерами. Первый — спокойный и вдумчивый, с прекрасной памятью, второй — дерзкий и импульсивный. В конце книги упоминается, что именно они уводят корабли атлантов на поиски новой земли (Америки?)

Сим — япт, один из сподвижников Промеата, по его заданию был послан к рабам Канала, чтобы готовить их к восстанию.

Пстал — вождь оолов. Был слепо предан Севзу, но, когда тот погубил Промеата, полагаясь, в том числе, и на оолов, разочаровался в нем и утопился, взяв на себя одного вину своих соплеменников.

Тропы и штампы[править]

  • Бастард — Севз.
  • Благородный дикарь — таковыми в «Атлантиде» показаны большинство героев, принадлежащих к племенам, живущим еще на уровне каменного века. Если среди них и попадаются отрицательные персонажи, например, «шакалы», добровольные холуи Севза, то это бывшие рабы, «отравленные рабством», то есть сделались такими по вине атлантов.
  • Вот это поворот! — Канал-то, до сих пор означавший только «Подвиг» для подпирающего и тяжкую, непосильную работу для тысяч людей, оказывается на самом деле нужен ради сохранения жизни на всей земле! А атлантские ученые строят его, зная, что он должен уничтожить их родную землю!
  • Гамбит Танатоса — осуществил Промеат, перед своей казнью запретивший своим сторонникам мстить Севзу. Потому что Севз рассчитывал, что племена, поддерживающие Промеата, бросятся мстить за него, а сам он во главе своих войск победит их и станет единоличным властителем всех племен. Но новая война так и не началась, так что Севз остался ни с чем, пришлось жить спокойно и пасти лошадей. Собственно, в романе такой расклад называется победой Промеата, «мертвого, но неодолимого соперника».
  • Герой-насмешник — Паллант постоянно иронизирует и насмехается над всем вокруг; Умгал, ученый, всегда все подвергает сомнению, на Канале был прозван «Ехидным Кормчим».
  • Жадина-говядина — Храд, отец Иллы, весьма корыстолюбивый и меркантильный человек. Выбрал Ора в рабы, сразу угадав, что тот будет ему выгоден; позволил дочери его учить, рассудив, что «грамотный раб дорого стоит», потом продал на Канал тоже ради выгоды, даже не подозревая об отношениях Ора с Иллой. Правда, в итоге, благодаря зятю — бывшему рабу, Храд с семьей во время восстания остались целы и невредимы, когда многих других атлантов захватчики убили. Так что не прогадал.
  • Каков родитель, таково и дитя — вроде бы, между Хроаном и его сыновьями мало общего, на самом же деле властолюбие и самоуверенность, доходящая до глупости, печально объединяет всех троих. Не только Тифон мечтал поскорее занять место отца, но и Севз, живший в совсем иных условиях, которому власть отнюдь не была преподнесена «на блюдечке». И даже Майя, в конце концов, скажет: «Трех властных я кормила замыслами с рук — и ни один не был достоин этого».
  • Мама-медведица — не только фактические матери, но и любая из показанных в романе «матерей» рода или целого племени, среди которых встречаются и молодые женщины, готова на все ради своего народа. «— Мне сказали, что весной я вернусь в свою землю с атлантами и буду говорить каждому роду, чтобы они отдали много охотников. А узкоглазые будут грозить убить меня, если гии не подчинятся. Я смеялась про себя: разве Мать пошлет детей в рабство ради своей жизни!»
    • Папа-волк — а вот среди вождей-мужчин таких, следует признать, поменьше. Помимо Промеата и его сподвижников, запоминается еще Пстал. Именно о нем было сказано: «Настоящий вождь не тот, кто за всех решает, а тот, кто за все отвечает».
  • Моральный вертихвост — Майя и ее сообщник Акеан: сначала предали Севза, потом на протяжении нескольких лет поддерживали напряженность между Хроаном и Тифоном, не давая ни одному усилиться, затем переметнулись снова к Севзу. «Помогай тому, с кем удача, но не прогляди, когда она покинет его», — говорит Майя. В итоге, она все-таки признает, что выбрала не того, что лучше было поддержать Промеата. Только он бы в ее игры играть не стал.
  • Названые братья — Севз, Гехра, Посдеон, Гезд, Айд и Даметра, объединившись против атлантов, прошли обряд побратимства и стали называться братьями и сестрами. А дальше уже Арфай в своих песнях «был убежден, что раз они породнились, то, значит, все стали потомками Подпирающего и знаменитой бореянки.» Так и появилась официальная версия. То есть у Севза с Гехрой на самом деле никакой не инцест (аверсия), если только Гехра не находилась в близком родстве с Реей, о чем, вроде бы, не говорилось.
    • Также Ор называет сестрой некогда спасенную им Тейю.
  • Невыносимый гений — Ферус нередко бывает таковым. Фанатик своего дела — строительства Канала, не заботится ни о чем другом. Тех, кто не понимает его замыслов, «называл тупыми баранами и еще покрасивее».
  • Нерешительный мальчик, решительная девочка — Ор и Илла. С прикрученным фитильком: Ор не то чтобы нерешительный, просто он, как раб, не имел права проявлять инициативу по отношению к дочери хозяина, да и у гиев принято девушке проявлять инициативу. У атлантов такого принято не было, но Илла все равно с ним объяснилась первой, и дальше Ору же приходилось ее осаживать, чтобы не выдала их ничем.
  • Огненная шевелюра — огненный характер — Гезд, мать гиев, имела огненно-рыжие волосы, и характер вполне соответствующий: сама ведет в бой свое племя. С учетом веры гиев в духов огня, наверное, за свои волосы она особенно почиталась.
  • Плохой хороший конец — настоящий «горько-сладкий финал», не хуже, чем у Толкиена. Вроде бы, кончились все войны и потрясения, выжившие люди налаживают жизнь, рожают детей, наслаждаются заслуженным счастьем, включая и главного героя, Ора, с его близкими. А самое главное — «похоже, начали отступать злобные духи холода». Но разве забудешь гибель Промеата? Нет-нет, да подумаешь: а как бы складывались события, останься он жив? Уж верно, лучше. А есть еще Гезд с ребенком, который никогда не увидит своего отца… Да и роман заканчивается на разговоре Ора с Паллантом: «До слез жалко Атлантиду!» Хоть и нет другого способа — Атлантида должна утонуть, когда растают ледники.
  • Подлый трус — Акеан был завербован Майей угрозами, затем продолжал ей помогать, запутавшись в собственной лжи, а под конец, поняв, что Майя проиграла, сумел вовремя сбежать. Так что еще и Кармический Гудини.
  • Разбитый идол — таковым стал Севз для Пстала, да и для многих других, кто в нем разочаровался после гибели Промеата. «— Помолчи! — крикнула Мать либов. — Битвы кончились, а ты все лезешь и лезешь учить матерей! И почему здесь, на совете сидят Эстипог и Пстал, а нету матерей пеласгов и оолов? Винил Приносящего, а сам хочешь перенять главную атлантскую гнусность — мужскую власть? Не выйдет! — Хамма перевела дыхание после непривычно долгой речи.»
  • Роман какао с молоком — вообще в «Атлантиде» межрасовых браков много и во всех видах. Если считать атлантов аналогом индейцев, то здесь этот троп в самый раз. Под него подходят Ор с Иллой, Промеат с Гезд, родители Севза — Хроан и Рея. С прикрученным фитильком — сам Севз и Гехра, так как он все-таки метис.
  • Роман кофе с молоком — Айд и Даметра. В конце книги упоминается их дочка, «с кудрявыми волосами и острым носом Даметры».
  • Рыцарь крови — Айд: он способен, получив рану, похвалить противника, сделавшего это: «…Отбив меч, Тифон полоснул по черной груди. — Молодец! — одобрил Айд и обрушил на врага такой удар, что шлем Тифона — из бесценной, синей, упавшей с неба бронзы — раскололся пополам.»
  • Сапогами попирают из Вселенной — много там пышных титулов. Один Подпирающий Небо чего стоит. И ведь атланты вправду верили, что без него небо рухнет…
    • Севз и в этом от папы и прочих предков не отстаёт — поощрял слухи, будто он может метать молнии, носил плащ с молниями и титул Громовержца. А извержение вулкана, что помогло ему уничтожить войско атлантов, охотно приписал своим заслугам.
    • Промеата его сторонники именуют Приносящим Свет, но этот титул скорее почетный.
  • Серый кардинал — Майя, привыкшая властвовать из-за спины сильных мира сего, нашептывая им на ухо. И да, она, как жрица, действительно в некотором роде аналог кардинала, правда, атлантские жрецы носят желтое.
  • Сказочная смерть — Севз, в конце концов, разуверившись в достижении власти над миром, во время грозы ушел на священную гору Олинф, якобы к своим собратьям — богам. Впрочем, непонятно, самоубийство это было или он искренне верил, что станет богом и останется там.
    • А в общем-то, все прототипы мифических персонажей под этот троп подходят. Умерли-то они умерли, понятно, каждый в свое время (или не в свое, как Промеат), зато в памяти потомков живут до сих пор.
  • Умный плюс сильный — Промеат и Севз, соответственно, в качестве двух вождей второго восстания. Правда, вместо плюса скорее минус получился.
    • Тхан и Сцлунг так же. Тут как раз дополняют друг друга.