Бриллиантовая рука

Материал из Posmotre.li
(Перенаправлено с Бриллиантовая рука)
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngСтройплощадка, наденьте каску!
Эта статья сейчас в процессе написания. Автор задумал нечто объёмное и застрачивает сюда текст по частям. Пожалуйста, дождитесь, пока он закончит, и только потом редактируйте: не создавайте неудобства себе и ему.
Emblem-important.pngОсторожно, деликатная тема!
Posmotre.li вынуждена сообщать об исторических реалиях, если они вплетены в текст и подтекст произведения — но не надо по этому случаю устраивать флейм о сложных аспектах реальной жизни и истории. Меньше рецептов, больше культурных отсылок.

Бриллиантовая рука
Diamondhand.jpg
Общая информация
Жанр
Страна производстваСССР
КиностудияМосфильм (ТО «Луч»)
РежиссерЛеонид Гайдай
Автор сценария
  • Леонид Гайдай
  • Яков Костюковский
  • Морис Слободской
Когда вышел1968 г.
Продолжительность94 минуты
В главных ролях:
Юрий НикулинСемён Семёнович Горбунков
Нина ГребешковаНадежда Ивановна Горбункова
Николай Романов «Шеф»
Анатолий ПапановЛёлик
Андрей МироновГеннадий Петрович Козодоев
Нонна Мордюкова Варвара Сергеевна Плющ
Светлана СветличнаяАнна Сергеевна

«Бриллиантовая рука» (1968) — один из лучших фильмов в истории кино. Одна из самых смешных и умных кинокомедий всех времён и народов. Многие считают её лучшим фильмом Леонида Гайдая. Один из мировых рекордов по цитируемости: картина растащена на мемы (в том числе на крылатые фразы) почти полностью.

Содержание

[править] Почему это шедевр

Данный фильм одновременно и в должной мере глубок — и вполне «демократичен» (общедоступен) по стилю, предельно далёк от элитарности, от «артхаусности». Обычно бывает или «скорее попса», или уж «скорее кино не для всех» — но не в этом случае. Недаром в последующие годы — до нашего времени включительно — считалось очень уместным показывать БР в праздничные дни.

Сюжет напичкан множеством комедийно-пародийных нелепостей — и в то же время предельно человечен, психологически правдоподобен. Это казалось почти недостижимым в предлагаемых «диких» обстоятельствах фабулы — и в то же время это было достигнуто. На выходе — редкостно органичный сплав условности и реализма.

Принято считать, что чем условнее персонаж, тем меньше живого отклика в глубинах душ он вызывает… но здесь условность не помеха сопереживанию. Типажность и глубина нередко противоречат друг другу — но не в этом фильме. Каждый персонаж до того типизирован, что непременно стал бы «маской», ходячим штампом… если бы не выглядел (вопреки всему) стопроцентно живым человеком, выхваченным из самой гущи реальности.

Общеизвестно: эксцентрику куда труднее убедительно подать, чем драматическое или трагедийное содержание. В 1960-е годы Гайдай умел подавать эксцентрику без всяких огрехов.

Режиссёру повезло с актёрами, а актёрам — с постановщиком. Чувствительность нигде не переходит в сентиментальность, а бафос (почти постоянный) нигде не срывается в комикование. Даже если персонаж и/или актёр откровенно кривляется — это, как ни странно, тоже выглядит органично, прекрасно работает на образ.
В итоге игра актёров — выше всяких похвал. Исполнители главных ролей смогли подать своих персонажей предельно остро — но при этом нигде не переиграть. А каждая маленькая роль — тоже своего рода микрошедевр.

БР, среди всего прочего, является как бы полным сборником основных человеческих переживаний — как благородных, так и не очень. Это «энциклопедия земных страстей и пороков» — поданных, впрочем, без малейшей дидактичности. То есть: как бы сильно ни позорился персонаж — зрителю не чудится около него указующий перст и не слышится назидание «смотрите, мол, это Очень-Очень Плохо!». А если персонаж прав и/или ему сопутствует удача — не возникает ни сусального, ни ходульного оттенка. Персонажи просто живут своей жизнью — и как бы невольно они умудряются всё, что нужно, показать зрителю, ничего ему при этом не навязав.

И детализация, детализация! БР — фильм не на один раз; её можно бесконечно пересматривать, наслаждаясь подробностями.

Ввиду своих «вечных сторон» — БР есть фильм на все времена, предельно доступный восприятию каждого; попросту неспособный «устареть», остаться в прошлом. Но ввиду обилия аллюзий (как историко-политических, так и культурных) — БР есть вдобавок памятник своей эпохи.
Такое сочетание тоже мало кому удаётся в полной мере. У Гайдая в данной киноработе получилось и это.

[править] Невиданная концентрация аллюзий

Гайдай и его сценаристы М. Слободской и Я. Костюковский (оба если не «диссиденты», то уж «фрондёры» точно) — мечтали сделать фильм пародийным и сатирическим, но без превращения в плоскую карикатуру; кроме этого, они хотели начинить свою картину множеством скрытых «наездов» на советскую действительность[1]. И всё это им блестяще удалось. При этом тонкость была в том, чтобы картина содержала фигу в кармане, но при этом осталась годной для отечественного экрана брежневской поры, а не была бы зарублена цензурой как «антисоветская и потому непроходимая». Авторам удалось и это.

Вдобавок Гайдай, как известно, являлся знатоком зарубежного кино, в том числе и тех его образцов, которые не приобретались для официального проката СССР, а показывались на закрытых просмотрах… или даже нелегально провозились в страну в единственном экземпляре, «по блату», и потом их крутили в узком кругу «мажоров» и их приятелей-кинематографистов. В результате Гайдай добавил в БР множество отсылок к фильмам, которые были популярны в то время на Западе, но в СССР 1960-х годов оставались практически неизвестными большинству народа. Со стороны Гайдая это были — как сейчас говорят — «пасхалки», подмигивания людям своего круга.

Гайдай спародировал не только ряд зарубежных фильмов, но и несколько популярных (или, напротив, одиозных) советских. А один из сценаристов, Морис Слободской, вдобавок был знатоком и ценителем западной детективной литературы: книг Агаты Кристи, Жоржа Сименона и прочих подобных авторов, чьи истории о сыщиках вполне легально издавались в СССР в официальных литературных переводах. Слободской дополнительно напихал в сценарий цитат из этих детективов, перемежая это скрытыми реминисценциями из… русских классиков.

Всё это привело к тому, что в фильме постоянно, как бы «вторым планом», идёт этакая окрошка из всевозможных культурных отсылок. Как в постмодернистских произведениях 1970-х годов и позже… но едва ли не с большей плодотворностью, чем в них.

БР, она как «Голый пистолет», только лучше — причём задолго до выхода «Голого пистолета». И это — наименьшее (а не наибольшее и уж подавно не единственное) из её достоинств. В БР всё время что-то цитируется, на что-то делаются намёки — дружеские, нейтральные, насмешливые, а то и саркастические. Всё это создаёт дополнительный оттенок комизма — в восприятии «тех, кто в курсе». Но гениальная универсальность «Бриллиантовой руки» — в том, что зритель, не посвящённый во все эти тонкости, всё равно сможет насладиться фильмом и вряд ли отреагирует в стиле «Чё к чему?!»: ведь сюжет и юмор поистине многослойны. Комизм БР не сводится к цитатам, а существует сам по себе; он рассчитан прежде всего на «свежего человека»; а многочисленные отсылки, переклички и передразнивания — это не более чем приятные дополнения, они сами по себе погоды не делают.

[править] Фабула фильма

[править] Объекты пародии

[править] Фрондёрство авторов

Внимание: прочитайте плашку в начале статьи. Повторюсь: ПРОЧИТАЙТЕ плашку в начале статьи.

[править] Действующие лица и исполнители

[править] В главных ролях

[править] В маленьких ролях

[править] Подробнее о камео

[править] Интересные факты

[править] Легенды о фильме

[править] Цитаты

[править] Примечания

  1. «Понимаете, задачей Гайдая в этом фильме было не просто создать комедию. Он ставил перед собой цель РЕАЛЬНО (капс Костюковского — прим. авт. ст.) показать весь идиотизм той жизни, которой мы жили, все то ханжество, показуху, быт. Причем показать таким образом, чтобы власть этого не заметила. На острие этого сатирического сюжета была, конечно же, Нонна Мордюкова, на которую ложилась колоссальная ответственность за каждую реплику и интонацию» (с) Яков Аронович Костюковский
  2. Кадр можно видеть в тот момент, когда Семён Семёныч только начал петь песню про зайцев. Котанджян рассказывал, что кроме этого было снято ещё много чего. Никколо и представлен был кому-то именно как итальянец; и сказать ему надлежало несколько слов на итальянском; и ему предстояло «попробовать охладиться» в бассейне, когда он увидел, что жареная дичь пытается улететь… Но всё это было нещадно вырезано, так как, по мнению Гайдая, «утяжеляло», перегружало сцену.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты