Благородный русский эмигрант

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

После Октябрьской революции, когда Россия вышла из блока Антанты (по сути прототипа НАТО) и под руководством большевиков объявила войну мировому капитализму и империализму, советские русские прочно укоренились в западных произведениях в роли злодеев.

  1. Но рисовать всю нацию злодейской и возлагать на неё ответственность за деяния режима как бы неполиткорректно, поэтому авторы вспоминали о том, что есть и другие русские: те, кого большевики свергали и расстреливали, и кто в большинстве своём бежал на Запад. Некоторые из таких героев просто пытаются оправиться от потрясения и начать на чужбине новую жизнь, а другие активно борются с советским режимом, могут сотрудничать с НАТО и с западными спецслужбами. И насколько демонизируют тех, советских, русских[1], настолько же героизируют этих. Впрочем, популярность тропа связана не только с политкорректностью: многие люди из стран Запада искренне сочувствовали русским эмигрантам, ведь они имели много друзей и знакомых в западноевропейских странах и бежали от тех самых большевиков, которыми Запад тогда пугали. А другие имели для симпатий более прагматические причины: они надеялись, что именно бывшие граждане России могут помочь свергнуть советскую власть.
  2. Если о таких героях с придыханием пишут не западные, а русские же авторы, это смыкается с тропом Россия, которую мы потеряли.
  3. См. Коммунисты не плохие, когда, напротив, коммунисты изображаются в западных произведениях не в негативном свете.
  4. А ещё бывает такая субверсия тропа: человек сбежал от большевиков, но родину по-прежнему любит. А дальше может быть разная игра со штампом: кто-то решит, что красные стали отвечать интересам России, кому-то взбредет в голову, что Россию от красных сможет освободить только фашизм/анархизм/либеральный запад/вставьте-название-модной-идеологии.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Эрих Мария Ремарк любил этот троп. Во многих его произведениях фигурируют благородные русские эмигранты, обычно являющиеся лучшими друзьями ГГ. В их числе Борис Морозов из «Триумфальной арки», граф Орлов из «Трёх товарищей» и Волков из «Жизни взаймы».
  • Агата Кристи имела консервативные политические взгляды, отличалась симпатией к русской эмиграции и антипатией к большевикам. К тропу в её произведениях относятся, например, Вера Русакова — единственная известная возлюбленная Пуаро (в некотором роде аналог Ирен Адлер из «Шерлока Холмса») и княгиня Драгомирова из «Убийства в Восточном Экспрессе», которая участвовала в убийстве Рэтчетта, но имела для этого более чем веские основания (она была крёстной матерью мамы девочки, убитой Рэтчеттом/Кассетти), и была оправдана Пуаро.
  • Гривадий Горпожакс, «Джин Грин — неприкасаемый» — Павел Гринёв, отец главного героя.
  • В. Набоков, «Лолита»: к такому эмигранту — бывшему офицеру — ушла от злодея-протагониста и козла Гумберта Гумберта его первая жена Валерия. Гумберту эмигрант очень не понравился.
  • Оскар Лутс, «На задворках» — частичная инверсия: большая часть появляющихся в романе русских эмигрантов в Таллинне — меркантильные, сексуально озабочены и в целом отталкивающие типы. А вот дамы из русской диаспоры — Татьяна Николаевна и Мария Праги — вполне подпадают под троп.
  • Айрис Мердок, «Время ангелов» — Евгений Пешков.
  • В. Кочетов, «Чего же ты хочешь?» — белоэмигрант и коллаборационист Сабуров, заброшенный под видом итальянского искусствоведа в СССР в качестве идеологического диверсанта, начинает вести просоветскую пропаганду.

Кино[править]

Мультфильмы[править]

  • «Анастасия» — педаль в пол: главная положительная героиня — чудом выжившая царевна и дочь Николая II, вынужденная бежать из России после 1917. А Распутин изображён в виде диснеевского главгада, который своей чёрной магией организовал Октябрьскую революцию.

Видеоигры[править]

  • Серия BioShock. Частичная субверсия. Главный антагонист первой серии, Эндрю Райан (Андрей Риановский), после Октябрьской революции бежал на Запад и на всю жизнь стал противником коллективизма и коммунизма в любых его проявлениях. После Второй Мировой, Райан, разозленный тем, что американское государство все больше и больше отходит от идеалов капитализма и индивидуализма, решил построить свой подводный город Восторг, где он хотел воплотить в жизнь свой идеал по-настоящему свободного от влияния бюрократов и Церкви общества. Увы, Восторг показал, что общество, лишенное контроля со стороны государства, очень быстро скатывается в криминальную анархию, где прав тот, кто сильнее. Сам Райан, стремясь спасти свою разваливающуюся по швам мечту, в этих условиях очень быстро превратился в самого банального диктатора, «кровавого короля Восторга».

Музыка[править]

  • Елена Фролова, песня «Мой бедный князь» — прямо не говорится, но есть очевидные намёки на троп: «Мой бедный князь, не возмужавший, из обезумевшей бежавший страны…»

Реальная жизнь[править]

  • Генерал Деникин.
  • Мать Мария (по первому мужу Кузьмина-Караваева) — монашка, участница Сопротивления.
  • Зиновий Пешков.
  • Генерал Слащёв-Крымский. В гражданскую получил прозвище «вешатель», но тем не менее вернулся в Россию и преподавал в военной академии. Был застрелен из мести братом одного из повешенных.
  • Возвращенцы А. Н. Вертинский, А.Н. Толстой и А.И. Куприн.
  • Автору правки приходилось слышать, что подчёркнутая симпатия в массовой культуре к образу парижского таксиста (в первую очередь, естественно, в самой Франции) берёт начало в двадцатые годы, когда множество эмигрировавших русских офицеров зарабатывали на хлеб именно в такси. Соответственно, вскоре сложился стереотип: таксист всегда будет очень вежлив, галантен и безупречно честен: можно навазюкаться в хлам и вырубиться в авто, еле-еле сообщив точку доставки — не сомневайтесь, вас доставят в целости, выгрузят в сохранности и вынут из вашего портмоне ровно столько, сколько вы должны за поездку. Ибо — noblesse oblige!

Примечания[править]

  1. А после формирования социалистического блока — уже и не только русских