Бездефицитная экономика

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Бесплатных ресурсов хватает на потребительский максимум каждого.
« Тогда явится находчивый изобретатель и предложит изумленному миру аппарат, подражающий хлорофилловому зерну, — с одного конца получающий даровой воздух и солнечный свет, а с другого подающий печеные хлебы. »
К. А. Тимирязев

Любой базовый учебник по экономике чуть ли не с самого начала знакомит нас с понятием ограниченности ресурсов. За исключением небольшого числа благ — воздуха, дождя, солнечного света и тепла, — все остальные средства удовлетворения человеческих потребностей имеются в ограниченном объеме. Важно подчеркнуть, что мы говорим об ограниченности именно в экономическом, а не в чисто физическом смысле. Само собой разумеется, что у кого-то будет не только немного больше, но и НАМНОГО больше благ, и это будет отнюдь не большинство. Поэтому бедность в нашей реальности стОит воспринимать как данность, при этом понятие бедности разнится в зависимости от общего объёма экономики и уровня жизни в странах и может быть субъективно.

В качестве примера стоит прочитать Станислава Лема:

« В 2003 году был закончен частичный отвод Средиземного моря в глубь Сахары, и гибралтарские гидроэлектростанции впервые дали ток для североафриканской сети. Много лет прошло уже после падения последнего капиталистического государства. Окончилась тяжелая, напряженная я великая эпоха справедливого преобразования мира. Нужда, экономический хаос и войны не угрожали больше великим замыслам обитателей Земли.

Росли не стесняемые границами континентальные сети высокого напряжения, сооружались атомные электростанции, безлюдные заводы-автоматы и фотохимические преобразователи, в которых энергия Солнца превращала углекислоту и воду в сахар. Этот процесс, в течение миллионов веков совершавшийся в растениях, теперь был подвластен человеку.

Науке уже не нужно было заниматься созданием средств уничтожения. Служа коммунизму, она сделалась мощным орудием преобразования мира. Казалось, обводнение Сахары и направление вод Средиземного моря в электрические турбины — это подвиги, которые долгое время останутся непревзойденными; но уже через год началась работа над проектом столь неслыханной смелости, что перед ним отступал в тень даже Гибралтарско-Африканский гидроэнергетический комплекс.

»
— С. Лем, Астронавты

Вот именно поэтому фантастика стран соцлагеря описывает лишь общество победившего коммунизма. Ну что же это за будущее, если в высокотехнологичном обществе застенки царизма, буржуазный разврат и классовая борьба? А идея-то в принципе неплохая. Вот только как в таком обществе будет существовать человек? (Если опустим вопрос, как такое общество вообще создать.) Какой будет смысл для существования человечества? Ведь человеку надо вечно к чему-то стремиться, а бездействие ведёт к деградации. Мир ученых и деятелей культуры, общество потребления или, может быть, декаданс с уходом от реальности скажем в виртуальность?

Лема мы уже прочитали, теперь обратимся к Трансметрополитену. Казалось бы, какой-то комикс, да еще и посткиберпанк. А если присмотреться к наносборщику в квартире Спайдера Иерусалима, который может работать на любой материи (читай — на мусоре) и преобразовать ее в еду, одежду и технику — разве не об этом мы говорим с самого начала? В чем же кроется страшная тайна этого мира, где каждый может получить по потребностям, но при этом: а) существует товарно-денежный обмен, б) никуда не делись трущобы, в) наносборщики широко распространены и законны, но их изготовлением и торговлей занимается мафия (!). Странно все это. Такое чувство, что это писали, пардон — рисовали, марксисты, как загнивающий капитализм выглядит на фоне победившего коммунизма Лема и Стругацких.

Однако какой из образов будущего победит — решать вам. Занимайтесь наукой и творчеством, ребята. Со скуки же помрете. А если душа не лежит к этому — распечатайте себе звездолёт и летите в колонии, где керосин, лошадки и телеграфные столбы.

Примеры

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты