А я сказал — негодяй!

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Автор создал жизненное, яркое произведение, в которое вложил свою, чёрно-белую мораль. Вот это хорошие парни, вот это — плохие. Ему, автору, всё ясно и чётко. Да, иногда плохие парни делают что-то хорошее — потому что это им выгодно, или потому что даже у зла есть стандарты и даже у злодеев есть любимые. Да, иногда хорошие парни делают что-то плохое, потому что так было надо. Тем не менее, за кого тут положено болеть нормальному человеку — вполне очевидно (автору).

Однако после публикации произведения оказывается, что читатели другого мнения. По очереди всплывают тропы Что за фигня, герой?, Что за фигня, автор?, Получился мерзавец и Вам хорошо осуждать. Читатели начинают болеть за Империю и утверждать, что Тьма не есть зло, да и Свет не есть добро, а фикрайтеры — кропать альтернативы в духе Мелькор был хорошим.

Как же так?! — хватается за голову автор. Я же им прекрасно всё объяснил, все точки расставил! Я же совсем не то имел в виду! Неужели у моих читателей совершенно отсутствует понимание добра и зла?! Ну ничего, сейчас разъясню ещё подробнее.

Светлый (и довольно редкий) вариант тропа — начать отбеливать добро. Превратить антигероя в настоящего героя, убрать все сомнительные черты и заставить совершить ещё больше героических подвигов. Хорошо ему, если есть возможность подредактировать изначальный вариант. А вот если такой возможности нет, и его антигерой совершенно ясно перешёл моральный горизонт событий

Тогда остаётся только одно — очернять зло. Превратить в продолжениях злодея со стандартами или злодея-прагматика в полное чудовище, из великолепного мерзавца сделать самоуверенного мерзавчика, заставить его станцевать негодяйский моральный стриптиз и перейти моральный горизонт событий во всех системах отсчёта. В особо циничной форме. Если не удастся восстановить чёрно-белую мораль, то добиться хотя бы чёрно-серой. Плевать на достоверность или психологическое правдоподобие — лишь бы читатель занял правильную позицию.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Отблески Этерны» — поздние книги по отношению к ранним. Веру Викторовну очень расстроил тот факт, что многие читатели считают Дика Окделла положительным персонажем, и в каждой следующей книге он начал становиться всё кошмарнее.
    • А потом, при переиздании ранних книг, она исправила Окделла в худшую сторону и в них.
  • Евгений и Любовь Лукины — «Разбойничья злая луна» по отношению к «Миссионерам». Автор ужаснулся тому, для скольки людей «горящие Лувры и Эскуриалы» не являются трагедией и поспешил сгустить краски. ©
  • «Ветер и Искры» — как раз случай «отбеливания»: в последней книге мы узнаем кое-что из биографии главного (анти)героя — оказывается в петлю он чуть не попал в свое время не за заказное убийство (которые он потом много и охотно совершал, из-за одного и попал в текущие неприятности) а за то, что грохнул мерзкого предателя. Или оказалось что Тиф ударила свою наставницу в спину лишь фигурально — бросив ей вызов во время мятежа. Вот это, по мнению автора правки, именно попытка обелить персонажа перед тем как его убить, чтобы выдавить слезу и вызвать ненависть к его убийце, который, кстати, является «черным» примером тропа.
  • «Таня Гроттер» — в девятой книге цикла (Колодец Посейдона) некромаг Глеб Бейбарсов ведет себя вполне адекватно: в конфликты без необходимости не лезет, садизма не демонстрирует. Зато начиная с десятой книги (Локон Афродиты) Глеб резко преображается: кидается пустыми угрозами, пытается убить невинных людей по совершенно пустяковым поводам, применяет абсолютно зверские заклинания, отбиваясь от правоохранительных органов… Переход «на темную сторону» прописан настолько топорно, а автор устами всех персонажей так настойчиво вещает «Глеб был чудовищем с самого начала», что можно задуматься, нет ли в этой неприязни автора к персонажу чего-то личного.
  • В сочетании с тропом объяснение на лестнице — «Унесенные ветром». Маргарет Митчелл задолбалась объяснять, что считает свою героиню Скарлетт скверной бабенкой, вовсе не похожей на себя!

Кино[править]

Телесериалы[править]

  • Телесериал The End Of The F***ing World — Джеймс и Алиса сбегают из города и вламываются в чужой пустой коттедж. Приезжает хозяин, замечает Алису на кровати и начинает приставать, поэтому Джеймсу приходится его убить, а затем узнаётся, что хозяин дома был насильником и убийцей, снимавшим своих жертв на камеру. Очень удобно, конечно, но что делали бы герои, если бы этот самый хозяин не был серийным убийцей?
    • Вот только хозяин не просто приставал, а явно хотел изнасиловать девушку. Конечно, каждый человек так и сделал бы на его месте — попытался изнасиловать одинокую незнакомую девушку.
  • Narcos (первый сезон) — Пабло Эскобар. Герой предстает в фильме максимально хорошим человеком, насколько таковым может быть торговец наркотиками. Он трогательно любит свою жену (и эта любовь взаимна), обожает зверюшек, уважительно относится к окружающим людям, заботится о своей семье, о приближённых, помогает бедным и, несмотря на огромные деньги, ведет себя очень скромно: ходит в самой демократичной одежде, ест простую пищу, остается открытым и весёлым человеком. И, хотя воротиле его ранга необходимо выносить множество смертных приговоров, он делает это без особого удовольствия, всерьёз сердясь лишь, когда чувствует, что задето его достоинство. Но ближе к финалу создатели поняли, что персонаж, запланированный ими как полное чудовище, сам собой получился «рыцарем в ржавых доспехах»… Как результат — в последних сериях главный герой сам на себя не похож, нарушая необоснованными злодеяниями естественные законы и реального, и драматического пространства.

Видеоигры[править]

  • Overwatch — Мойра. Хилер-антигерой понадобился, чтобы оттенить светлого целителя Мёрси. А поскольку за Мёрси числились массовые эксперименты на раненых солдатах без их согласия, то Мойру в актуальном таймлайне сделали сделали начальником лаборатории террористов из Когтя. Чтобы утопить педаль в пол — она сделала это даже не из-за каких-то злодейских идей, а потому, что террористы не страдают бюрократией.
  • Life is Strange: Before the Storm — Элиот вероятно с самого начала задумывался как отрицательный персонаж, потому что единственный плохо отзывался о Рэйчел (но нельзя сказать чтобы не правдиво), но ряд игроков симпатизировал ему, считая его единственным разумным человеком, который по-настоящему беспокоился за Хлою, видя, куда она катится. Поэтому в последнем эпизоде Элиота превратили в истеричного придурка, портящего чужие вещи, причем сделано это было настолько топорно, что даже тогда можно было согласиться с его позицией, особенно если вспомнить, чем Хлоя закончила в основной игре. Но игроков заставили настучать на парня в полицию. Очевидно политкорректность требует жертв.
  • Detroit: Become Human — люди. Вы считаете, что роботы — лишь машины, а люди, мы с вами — добро? Девид Кейдж вас переубедит. Это ещё в начале можно встретить парочку нормальных людей, а ближе к концу игры вы всё чаще и чаще будете встречать беспринципных, прущихся от своей злобности тупых ублюдков. Они будут стрелять по мирной толпе мирных машин, сжигать мирные машины… доходит до откровенного идиотизма. По воде плывёт пять лодок? Конечно же накрыть их из пулемёта. Там же не может быть людей, верно? Наш андроид чудом усмирил восстание андроидов? В лицо ему скажем, что он списан в утиль: нам ведь не нужны его данные, да и он сам не сможет превратиться в девианта, который потом нас же и убьёт.
  • World of Warcraft — Гаррош Адский Крик. Тот случай, когда разработчики сами до конца не определились, каким должен быть их персонаж, в следствие чего в TBC он смиренно стыдится за грехи своего отца, в WoTLK постоянно истерит и портит дипломатию, в Cataclysm он начинает демонстрировать честь и принципы, а уже в Mists of Pandaria творит военные преступления одно за другим, заталкивая себя далеко за моральный горизонт событий.