А зори здесь тихие…

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«А зори здесь тихие…» — повесть советского писателя Бориса Васильева, пожалуй, самое известное (хотя и далеко не самое крупное) произведение. Основано на реальных событиях.

Сюжет[править]

Действие происходит во время Великой Отечественной войны в болотистых лесах Карелии. Это неглубокий тыл: наземных военных действий не ведётся, но немецкие самолёты прилетают регулярно. С ними борются зенитчицы под руководством старшины Васкова, в непосредственные обязанности которого входит отлов сбитых лётчиков. Размеренные боевые будни нарушаются после того, как одна из его подчинённых сходила ночью в самоволку и увидела пару немцев. Васков решил, что это разведчики, и с пятёркой девушек он победит двоих фрицев. Реальность оказалась темнее и острееВ общем, все умерли. Ну, почти все.

Персонажи[править]

  • Старшина Федот Евграфович Васков, коммунист. не шибко грамотный (закончил всего 4 класса), но по-крестьянски мудрый мужичок. В 14 лет потерял отца и практически вытащил семью на себе, не дав пойти по миру. Был женат, но пока воевал с финнами, жена сбежала с любовником, а сын Игорь вскоре умер. Попросил своего командира прислать солдат, чтоб непьющие и не охочие до баб, ну тот и выполнил его просьбу… Васков поначалу испытывает острый дискомфорт от того, что должен командовать дамами, а среди них — и образованные, и острые на язык. «Ну, бродит по разъезду пенёк замшелый: в запасе двадцать слов, да и те из уставов». Сначала кажется обычным строевиком-занудой, но когда доходит до дела, проявляет себя крутым. Единственный, кто выжил, хотя и лишился руки.
  • Младший сержант Рита Осянина. Единственная, кто успел выйти замуж в неполных 18 лет в 1939 и родить сына в 1940. Муж, красный командир, пограничник, погиб на фронте, а к ребёнку она как раз и бегала в самоволку — таскала паёк. «Откочёвывали в городишко сахар, галеты, пшённый концентрат, а когда и банки с тушёнкой». Смертельно ранена в бою осколками гранаты в живот, после чего застрелилась, чтобы не мешать Васкову разобраться с врагами.
    • «Я тогда к маме в город бегала. Сыночек у меня там, три годика. Аликом зовут — Альбертом. Мама больна очень, долго не проживет, а отец мой без вести пропал».
  • 19-летняя Женя Комелькова, дочь красного командира. Вся семья была расстреляна немцами. Женя выжила чудом — её укрыла соседка-эстонка. После этого она пробралась к женатому полковнику, с которым крутила роман ещё до войны, и стала его любовницей (т. е. ППЖ). Дабы пресечь этот разврат, Женю и отправили к зенитчицам. «Высокая, рыжая, белокожая. А глаза детские: зеленые, круглые, как блюдца». Немцы её ранили, и она уже лёжа стреляла, пока были патроны. Немцы добили её в упор, а потом долго смотрели на её гордое и прекрасное лицо…
    • «Женька ничего не боялась. Скакала на лошадях, стреляла в тире, сидела с отцом в засаде на кабанов, гоняла на отцовском мотоцикле по военному городку. А еще танцевала на вечерах цыганочку и матчиш, пела под гитару и крутила романы с затянутыми в рюмочку лейтенантами. Легко крутила, для забавы, не влюблялась… Красивое белье было Женькиной слабостью. От многого она могла отказаться с легкостью, но подаренные матерью перед самой войной гарнитуры упорно таскала в армейских вещмешках».
    • Сцена в бане:
«— Женька, ты русалка!
 — Женька, у тебя кожа прозрачная!
 — Женька, с тебя скульптуру лепить!
 — Женька, ты же без лифчиков ходить можешь!
 — Ой, Женька, тебя в музей нужно! Под стекло на чёрном бархате…
 — Такую фигуру в обмундирование паковать — это ж сдохнуть легче».
  • Лиза Бричкина. 19-летняя дочь лесника, бывшего партизана. «Коренастая, плотная, то ли в плечах, то ли в бедрах — не поймешь, где шире. Здорова, хоть паши на ней». В детстве училась в школе, общалась со сверстниками, работала в колхозе. В 14 лет осталась жить на кордоне у отца-лесника, ухаживая за больной кашляющей матерью. Влюбилась в приехавшего из города охотника. Уезжая, он велел отпустить Бричкиным целых три кило сахару и оставил Лизе записку: «Тебе надо учиться, Лиза. В лесу совсем одичаешь. В августе приезжай: устрою в техникум с общежитием». Через месяц умерла мать, и отец запил. А потом началась война… Утонула, переходя болото без слеги.
    • «Толковая девка! Наломала лапнику елового, устелила ложбинку меж камней, шинелью прикрыла: бывалый человек». «Крякаешь хорошо. Ты все примечай. Кусты не качаются ли, птицы не шебаршатся ли. Человек ты лесной, все понимаешь». «Уж больно девка своя-то была, лесная, уж больно устроилась уютно, уж больно теплом от нее тянуло, как от русской родимой печки». «С кустов роса сбита, — торопливо сказала вдруг Лиза Бричкина. — Справа еще держится, а слева от дороги сбита. — Вот глаз! — довольно сказал старшина».
«


— Ладно, приказано считать волков врагами населения. Взялись мы за это всенародно и всенародно же перестреляли всех волков во всей России. Что будет?
— Как что будет? — улыбнулся охотник, — Дичи много будет…
— Мало!… Бегать им надо, зверью-то, чтоб в здоровье существовать. Зайцы зажиреют, обленятся, работать перестанут без волков-то. Своих волков выращивать начнем или за границей покупать для страху?
— А тебя, часом, не раскулачили, Иван Петрович? — вдруг тихо спросил гость.
— Чего меня кулачить? — вздохнул лесник. — Прибытку у меня два кулака да жена с дочкой. Невыгодно им меня кулачить.
— Им?…
— Ну, нам!…

»
— Разговор Бричкина и городского гостя
  • Соня Гурвич. Еврейка, дочь врача из Минска, поступила в московский вуз. Естественно, о судьбе родных не знала, только надеялась, что они ушли. Пошла на фронт как переводчик, но переводчиков хватало, а зенитчиков — нет. За знание языка Васков и взял её на операцию. Немец пырнул её ножом в грудь, когда она побежала за кисетом для Васкова. «Ты потому крикнуть успела, что удар у него на мужика был поставлен. Не дошёл он до сердца с первого раза: грудь помешала…»
    • «Писклявый такой голосишко». «Под винтовкой, подсумком, скаткой да сидором, гнулась, как тростинка…» «Заморыш воробьиный». «Худющая, как весенний грач». «Днем и ночью, зимой и летом папа Соломон Аронович Гурвич брал чемоданчик и в любую погоду шел пешком, потому что извозчик стоил дорого. А вернувшись, тихо рассказывал о туберкулезах, ангинах и малярии. У них была очень дружная и очень большая семья: дети, племянники, бабушка, незамужняя мамина сестра, еще какая-то дальняя родственница, и в доме не было кровати, на которой спал бы один человек, а кровать, на которой спали трое, была. Еще в университете Соня донашивала платья, перешитые из платьев сестер, — серые и глухие, как кольчуги. И долго не замечала их тяжести. А заметила, сообразив, что очкастый сосед по лекциям совсем не случайно пропадает вместе с ней в читальном зале. Это было уже спустя год, летом. А через пять дней после их единственного и незабываемого вечера в Парке культуры и отдыха имени Горького сосед подарил ей тоненькую книжечку Блока и ушел добровольцем на фронт».
  • Галя Четвертак. Сирота, росла в детдоме. Фамилию получила, «потому что меньше всех ростом вышла, в четверть меньше». В детдоме прославилась выдумками: «У меня мама — медицинский работник». У неё сдали нервы, она выбежала наперерез диверсантам, и её застрелили из автомата.
    • «А не врать Галя просто не могла. Собственно, это была не ложь, а желания, выдаваемые за действительность И появилась на свет мама — медицинский работник, в существование которой Галя почти поверила сама». В детдоме «постарались тут же от нее избавиться, спровадив в библиотечный техникум на повышенную стипендию. Война застала Галю на третьем курсе, и в первый же понедельник вся их группа в полном составе явилась в военкомат. Группу взяли, а Галю нет, потому что она не подходила под армейские стандарты ни ростом, ни возрастом. Но Галя упорно штурмовала военкома, и подполковник в порядке исключения направил Галю в зенитчицы». «Худющая, востроносая, косички из пакли и грудь плоская, как у мальчишки. Женька ее в бане отскребла, прическу соорудила, гимнастерку подогнала — расцвела Галка. И глазки вдруг засверкали, и улыбка появилась, и грудки, как грибы, выросли». «Поднятый воротник прятал ее голову вместе с пилоткой, и между казенных отворотов уныло торчал красный хрящеватый носик».
  • Помкомвзвода сержант Кирьянова. Участвовала в финской войне как санитарка.
  • Персонажи-призраки, которых вспоминают главные герои — муж и ребёнок Риты, семья Жени и её любовник полковник Лужин («красив, таинствен и героичен: за Халхин-Гол имел орден Красного Знамени, за финскую — звёздочку»), отец Лизы и приехавший из города поверяющий, очкастый сокурсник Сони и её семья.
  • Женщины и дети из разъезда, в котором расположен отряд зенитчиков.
  • Немецкие диверсанты, числом шестнадцать.

Тропы и штампы[править]

  • А двести двадцать не хочешь? Взаимные 220. С одной стороны, старшина и девушки полагали, что им предстоит отловить всего двух нервничающих фрицев (для чего отряда из шести бойцов было бы более чем достаточно), а не сойтись в бою с шестнадцатью вооружёнными до зубов диверсантами. С другой стороны, если бы эти отборные немецкие бойцы знали, что им дадут таких пестелей не равные по уровню противники, а пять девушек и битый жизнью мужичок-старшина (точнее, на тот момент девушек осталось три, а в боях поучаствовали и вовсе две!), они застрелились бы ещё в Германии.
  • Безобидная рана — аверсия: ранение в руку с последующим купанием в болоте закончилось для Васкова сепсисом и, видимо, гангреной. Жизнь ему врачи спасли, а вот руку — нет.
  • Бой-баба — все зенитчицы с прикрученным фитильком. Составили бригаду амазонок.
  • Восемь девок, один я — без комментариев.
  • Враги сожгли родную хату — у Жени, Сони, с прикрученным фитильком — у Риты.
  • Добрый доктор — отец Сони.
  • Дыра в сюжете — почему матёрый разведчик Васков не подумал, что диверсантов может быть немного больше, чем двое?
  • Жертвенный агнец — Соня, Галя и даже Лиза.
  • Жертвенный лев:
    • Рита, которой старшина вручил трофейный пистолет-пулемёт, в первом бою прикрыла Васкова, у которого закончились патроны в автомате.
    • Женя забила прикладом убийцу Сони, который дрался с Васковым. В первом бою быстро опомнилась и из трёхлинейки «била в белый свет, как в копейку. Попала — не попала: это ведь не на стрельбище, целиться некогда». В развязке стреляла из автомата, уводя врагов в лес, что добавило в её личный счет еще пару фрагов. Словом, отомстила сполна.
    • Сам старшина был близок к этому, но не получилось…
  • Культурный крутой и Невысокий крутой — Соня. Да, крутость — с прикрученным фитильком.
  • Крутой с ребёнком — сначала Рита, потом Васков.
  • Моложе, чем выглядит — Васкову 32 года, но он изрядно побит жизнью и выглядит на все 50, и девушки за глаза называют его стариком.
  • Несовместимая с жизнью трусость. Галка Четвертак сидела в надежном укрытии, немцы шли мимо, болтали о погоде и ни о чем не подозревали. Не выдержала и ломанулась, не разбирая дороги, по открытой местности на глазах у полдюжины изумленных автоматчиков. И сама погибла, и Васкова подставила, и в том бою старшина потерял время, силы и запалы от гранат.
  • Одеть женщину — Лиза пришла к отцовскому гостю на сеновал, где у него постель, но он отправил её спать. «Глупости не стоит делать даже со скуки».
  • Очкарик — возлюбленный и сокурсник Сони, безымянный в книге, Миша в экранизации Ростоцкого.
  • Пейсы, кашрут и день субботний — Соня и её семья. Подсвечено: «— Родители еврейской нации? — Естественно». (Прототипом была жена писателя, Зоря Альбертовна По́ляк).
  • Пистолетом можно бить — Женя оглушила прикладом по затылку диверсанта, дравшегося с Васковым на ножах.
  • После такого не выживают пополам с Самоубийственная самоуверенность — застрелив Галю, немцы гонялись по лесу за Васковым, тот оторвался от них и попадал в болото. У диверсантов не было доказательств, что старшина утоп, и тем не менее о его существовании забыли. Хотя то, что Женя в последнем бою не могла стрелять из двух немецких пистолетов-пулемётов МP-40, вроде бы должно было навести на мысль. Вместо того, чтобы прочесать местность, немцы завалились спать, не осознав, что поблизости бродил вооруженный и очень злой мужик.
  • Принцессы не какаютаверсия. «Для ночных дел я вам самолично нужник поставил».
  • ПТСР — у Васкова был залеченный ПТСР еще с советско-финской. После того, как в одиночку повязал остаток диверсионной группы, получил рецидив, осложненный потерей руки и комплексом вины за гибель девушек.
  • Ребёнок в память о нём. Педаль в пол: Васков стал отцом-одиночкой ребёнка Риты.
  • Связали и заткнули — в развязке Васков, угрожая гранатой без запала, заставил пятерых немцев повязать друг друга, пятого связал сам.
  • Символическое имя Лизы Бричкиной — трагическая псевдоаллюзия (нарочитое несовпадение как минимум части сути при формальном сходстве некоторых деталей и подсветке этого сходства). Утонула, как и заглавный персонаж «Бедной Лизы».
  • У страха глаза велики — эпизод, где пять девчонок во главе со старшиной изобразили целую бригаду лесорубов, спугнув тем самым немецкую диверсионную группу. Помогло, правда, мало.
    • Ну и финал, где Васков взял в плен уцелевших немцев, запугав их до заикания пустым наганом, гранатой без запала и страшным матом. То, что этот злой мужик тут один и у него начинается сепсис, до них дошло уже после того, как связали друг друга.
  • Хороший плохой конец. Из 6 главных героев в живых остался 1, и то покалеченный, зато диверсанты обезврежены.

Экранизации[править]

2 мира — 2 Шапиро 2 фильма — 2 Васкова

Станислав Ростоцкий[править]

Двухсерийный фильм 1972 года. Особенность: всё действие показано чёрно-белым, но воспоминания девушек о прошлом — цветными. Автор статьи не страдает от излишней сентиментальности, однако при просмотре этих эпизодов не мог сдержать слёз. Также в цвете сняты пролог и эпилог, действие которых происходит в наше время.

  • Рита родила ребёнка, к ней в роддом пришёл муж.
  • Женя увидела красавца военного, прибывшего на службу. Потом её семья отмечала Первомай, сидя за столом, а она танцевала с военным. Потом отец упрекал её в том, что она флиртует с женатым человеком. Потом красный командир учил её стрелять. Потом она слышала крики и пулемётные очереди.
  • Лиза вспоминала маму. Потом приехавшего из города проверяющего, как он работал. Потом — как она пришла к нему вечером в ночнушке и платке. Потом он прислал ей открытку с приглашением приехать в город и поступить в техникум.
  • Соня вспоминала, как она сидит в читальном зале, студент оказывается всё ближе к ней, и наконец, они едят один бутерброд. Потом в новый 1941 год катаются на катке, падают и смеются. Потом её парень Миша ушёл добровольцем на фронт, а ей подарил на память книгу.
  • Галя видела себя кинозвездой из фильма «Цирк». После представления её везли в нарядном платье и карете домой — в детдом им. Крупской.

Расхождения с книгой есть в статье в Википедии, пересказывать смысла нет. Ну разве что это:

  • Ай, молодца!: Рита застрелила спасшегося из подбитого самолета немецкого лётчика. А ведь Васков хотел его взять как «языка»!
  • Сцена в бане: начальник товарищ Третий посоветовал Васкову сделать приятное для девушек. В книге упоминание о бане есть, но не как о награде за успешный бой. Обнажёнка на советском экране, мягко говоря, не приветствовалась, но автор всё-таки отснял. Впрочем, пикантных подробностей немного. Посыл был таков: эти красивые женские тела предназначены природой для любви и материнства, а не для войны.
  • Отказаться от награды — авторская отсебятина: в оригинале не было подобной сцены, в которой Рита отказалась.
  • Ружьё Чехова: знал бы товарищ Третий, как немецкое командование заинтересовал их разъезд после хорошей стрельбы по самолётам…

Мао Вэйнин[править]

В 2005 г. он снял совместный китайско-российский 20-серийный телесериал.

Ренат Давлетьяров[править]

Односерийная экранизация 2015 года. Это именно новая экранизация повести, а не ремейк советского фильма; здесь больше действия, и многие акценты расставлены по-другому. Более подробно изложена предыстория девушек-зенитчиц, в том числе и некоторые детали из судеб их близких, о которых сами девушки узнать уже не могли. Впечатления зрителя изложены в статье Кино и немцы.