Ахиллесова пята

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Ахиллесова пята — фатальная уязвимость.

Происхождение[править]

Древнегреческий миф о ахиллесовой пяте повествует, что герой (то есть: полубог) Ахилл(ес) был практически неуязвим оттого, что его мать, морская богиня Фетида окунула младенца Ахилла в Стикс, воды которого дают неуязвимость. Однако, ребенка нужно было за что-то держать, поэтому воды реки не коснулись пятки Ахилла, за которую его и держала Фетида. Пятка и была единственной уязвимой точкой Ахилла.

В более ранних версиях мифа Ахилла окунали в огонь, кипяток или печь Гефеста.

У Гомера Ахилл — персонаж «Илиады», храбрейший из героев-греков, воевавших у стен Трои. Однако стрела, пущенная самим Аполлоном (в другой версии — пущенная Парисом, но все равно направляемая Аполлоном), ранила Ахилла в пятку, что и привело к его смерти.

  • Этот прием подвергнут своеобразной декомпозиции в фильме «Троя» с Брэдом Питтом, где первую стрелу Ахилл получает именно в пятку, и после этого его с лёгкостью расстреливает Парис.
  • Также декомпозиция происходит в пародийном романе Мусанифа «Во имя Рейтинга», где герой, попавший во времена Троянской войны, приходит к безупречному выводу, что пятка — это, конечно, хорошо, но при окунании с головой в воду необходимо закрывать также глаза и рот.

Сюжет (с вариациями) встречается в огромном количестве эпосов: у Кришны тоже уязвима пятка, у персидского героя Исфандиара — глаза, у осетинских Сослана и Батрадза — соответственно, подколенки и рот, у скандинавского Сигурда (немецкого Зигфрида) — участок спины между лопатками, у индейского злого колдуна Меджисогвона по прозвищу Жемчужное Перо — темя у корней волос (а вот Мэджекивис, как и сам Гайавата, лишь притворился, будто у него таковая есть).

Применение[править]

В некотором смысле, фатальная уязвимость есть у каждого. Темного властелина побеждают, уничтожив жизненно важный для него артефакт (достаточно вспомнить Кащея Бессмертного, а также личей с их филактериями). Мафиози, желающие втянуть положительного героя в свои грязные делишки, находят, чем его шантажировать. В очередной эпической битве главный герой всем напряжением своей силы воли применяет тот единственный прием, который может повредить противнику.