✅ Сайт успешно переехал на новый сервер, MediaWiki обновлена до самой свежей версии, LQT тоже.
Если что-то работает не так, как должно — сообщайте.

Антиклерикализм

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Антиклерикальность»)
Перейти к: навигация, поиск
« Приготовления к отправке людей на тот свет всегда производились именем бога... »
— Я. Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка»
.

Духовность — это хорошо?

Ну, допустим. Но при чем тут все эти мутные типы в странных одеждах, с их претензией быть посредниками между человечеством и божеством? Почему они воображают, будто у них есть власть над человеческим разумом и душой? Почему их иерархии все больше напоминают Прогнившую церковь? Почему они лезут со всеми со своими проповедями, запретами, предписаниями?

Ну, вы поняли: антиклерикализм — это позиция полного неприятия священноначалия. Может сочетаться с атеизмом, но не обязательно: бывают и такие атеисты, которые считают, что для верующих простецов необходима система пастырей. И наоборот, истово верующий человек может совершенно не принимать церковных правил и обличать священство в хвост и в гриву[1].

Другой вариант: человек не против того, что священники существуют, но против того, чтобы они диктовали (официально или нет) свои правила ещё кому-то, кроме своей паствы.

« Ах, эта церковь —

В спящем золоте купола… Ах, эта церковь — Плыла. Ах, эта свечка, Ночь не в полночь никак. Ах, это — вечность, А вам — пустяк.

Дон-диги-дон-диги-дон-диги-дон, По булыжной мостовой. Что у вас — праздник? Или кто дразнит? Дразнит?.. Дразнит…

Были б целы руки-ноги — Разживемся головой. Не темно ли на дороге? Не темно ли на дороге? Не хотите ли чего?

Эх, поземка низко кружит, На одной струне поет. Кто работает, кто служит, Кто подарки раздает.

Бросим петь, пойдем в монахи, Душу вынем из судьбы. Вдоль дороги плахи, плахи И позорные столбы.

Вдоль дороги — казни, казни. — А что у вас? — Праздник. — Что у вас? — Праздник. И никто не дразнит. И никто не дразнит. И никто…

»
— Юрий Устинов. «Церковь», 1967 - ноябрь 1978

Антиклерикальные произведения отличаются обилием следующих тропов:

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Братья Стругацкие, Трудно быть богом. Святой Орден — воинствующая церковь и прогнившая церковь в одном флаконе: вконец рассорившиеся с реальностью клерофашисты, желающие построить теократический тоталитаризм с монополией на армию, власть и науку. После Барканской резни в Области Святого Ордена не осталось ни одного грамотного.
    • Даже король проявляет недовольство попами: «Остались одни ваши шарлатаны! И попы, которые поят меня святой водой вместо лекарства…»
  • «Летописи Разлома» Ника Перумова, разумеется. Церковники — сплошь религиозные фанатики, наиболее яркий их представитель — марионетка Западной Тьмы, а местный аналог Христа — разрушитель миров.
  • «Слово о Драконе» Павла Шумилова. Церковники («церкачи») старательно укрепляют свое мирское влияние (в том числе отправляя на костер по обвинению в колдовстве людей, наследство которых перейдет Церкви), искусственно тормозят прогресс (в том числе выкалывая глаза грамотеям) и докатываются до использования биологического оружия. Однако, со сменой руководства (не без участия главного героя) курс организации сменился на более либеральный.
  • «Дева и Змей» Игнатовой — пополам с «Деревня со зловещим секретом». Священник городка Ауфбе не только поддерживает правила вроде запрета на нецерковную музыку, но и руководит человеческими жертвоприношениями, которые, как он думает, помогают удерживать Змея в заточении (в действительности Змея он как раз кормит таким образом). В конце пытается этого самого Змея подчинить своей воле, но просчитывается.
    • В «Принце Полуночи» того же автора именно священник моет мозг жене протагониста на том основании, что ей (на шестом месяце беременности!) стало плохо в церкви. Это и ее дальнейший побег становятся одними из первых предпосылок того, что все его очеловечивание вскоре пойдет прахом.
  • Бог из машины А. Нетылева — казалось бы, в мире, где однозначно доказано существование Бога (неизвестно, впрочем, представлениям какой именно религии этот Бог соответствует), Церковь должна быть положительной силой. Однако…
    • «Божья Длань» — Папа и четверо его приближенных — идет на циничный обман, чтобы усилить свое политическое внимание.
    • Чудотворица Катерина, объявленная святой при жизни, оказывается не только религиозной фанатичкой, но и апокалиптической маньячкой.
    • Армию паладинов и чудотворцев Церковь создает за счет воспитания сирот с магическим даром при монастырях. Какая часть истории пропущена? А та, что сиротами их делает убийца на службе Церкви вскоре после раскрытия дара.
    • Церковником является и один из протагонистов, Чезаре Финелла. Но что это за церковник? Пастырь нерадивый, антигерой, не гнушающийся стрелять через заложника и отрезать пальцы пленным. И да, он как раз из тех, кто, будучи атеистом (точнее, скорее агностиком), полагает, что пастыри нужны для контроля над социумом. А еще он агент госбезопасности под прикрытием. Но об этом тс-с-с.
      • Впрочем, и единственная однозначно положительная героиня — сестра Мария — принадлежит к числу церковников: она из тех самых паладинов двумя абзацами выше. Но и ее верность Церкви после разоблачения некоторых тайн изрядно пошатнулась.
  • Корней Чуковский, «От двух до пяти»: автор настолько антиклерикален (или хочет таковым казаться), что интерпретирует достаточно многие высказывания малышей «от двух до пяти» как антиклерикальные, хотя их можно интерпретировать совсем по-другому. Нападения на «клерикальность» в первых четырех главах ясно просматриваются.
    • Он же сделал пересказ Детской Библии для советских детей, убрав оттуда слова «Библия», «Бог» и «евреи». Как будто дети этих слов не знали, ага.
      • Впрочем, «не мы такие — жизнь такая». Есть мнение, что подобные произведения это банальный заказ советской власти на волне борьбы с «опиумом для народа».
  • В. Маяковский же! Включая немаленькую пьесу «Мистерия-Буфф» и цикл антирелигиозных стихов.
  • Степан Писахов. Попы у него — всего лишь немногие из тех, кто обирает простого русского мужика, пользуясь своим положением. Как и все остальные, непроходимо тупы и алчны.

На других языках[править]

  • Ф. Рабле, «Гаргантюа и Пантагрюэль». «Народ папоманов» и «народ папефигов». И вообще во все поля.
  • Д. Свифт, «Путешествия Гулливера». Путешествие в Лилипутию: война «остроконечников» и «тупоконечников» на тему «с какого конца разбивать яйцо» — На тебе! в адрес споров между католиками и протестантами. Между прочим, сам автор был англиканским священником (протестантское течение, похожее на католицизм), так что ничего удивительного.
  • «Монахиня» Д. Дидро. Даже самая лучшая — добрая, справедливая и светло верующая — настоятельница, которая была у Сюзанны, носила фамилию де Мони. А те, кто был хуже, и в говорящих именах не нуждались.
  • М. Твен, «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура». «…Влияние могущественной и страшной римско-католической церкви. За каких-нибудь два-три столетия она превратила нацию людей в нацию червей. …Она была мудра, ловка и знала много способов, как сдирать шкуру с кошки — то есть с народа; она изобрела „божественное право королей“ и окружила его десятью заповедями, как кирпичами, вынув эти кирпичи из доброго здания, чтобы укрепить ими дурное; она проповедовала (простонародью) смирение, послушание начальству, прелесть самопожертвования; она проповедовала (простонародью) непротивление злу; проповедовала (простонародью, одному только простонародью) терпение, нищету духа, покорность угнетателям; она ввела наследственные должности и титулы и научила все христианское население земли поклоняться им и почитать их. …Без религии пока не обойдешься, но мне больше нравится, когда церковь разделена на сорок независимых враждующих сект, как было в Соединенных Штатах в мое время. Концентрация власти в политической организации всегда нехороша, а господствующая церковь — организация политическая: она создана ради политических целей; она выпестована и раскормлена ради них; она враг свободы, а то добро, которое она делает, она делала бы еще лучше, если бы была разделена на много сект».
  • Я. Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка». «… Дамы принесли целый тюк листовок с молитвами, сочиненными будапештским архиепископом Гезой. Молитвы содержали самые ужасные проклятия по адресу всех неприятелей. По мнению достопочтенного архиепископа, любвеобильный бог должен изрубить русских, англичан, сербов, французов и японцев, сделать из них лапшу и гуляш с красным перцем. Любвеобильный бог должен купаться в крови неприятелей и перебить всех врагов, как перебил младенцев жестокий Ирод. Преосвященный архиепископ будапештский употребил в своих молитвах, например, такие милые выражения, как: „Бог да благословит ваши штыки, дабы они глубоко вонзались в утробы врагов. Да направит наисправедливейший господь артиллерийский огонь на головы вражеских штабов. Милосердный боже, соделай так, чтоб все враги захлебнулись в своей собственной крови от ран, которые им нанесут наши солдаты“.»
.
    • Он же, рассказ «Урок закона божьего». «Короуповские ребята знали из закона божьего только то, что господь бог в неизреченной благости своей создал прутья. Вслед за тем он создал законоучителя Горачка. Оба эти предмета взаимно друг друга дополняли».
  • Творчество пана Сапковского откровенно пестрит этим:
    • «Ведьмак» — рыцари и клирики Вечного Огня ан масс тупые фанатики. Встречается сцена с сожжением (неудавшимся) слабоумной девушки средневековыми дебилами.
    • «Сага о Рейневане» — сначала долго и упорно описываются мерзости силезских и германских католиков (и пытают, и насилуют, и бухают в три горла, и с нечистью якшаются), но потом и робингудствующим гуситам-реформистам достаётся: зверствам религиозных фанатиков из гуситского лагеря читатель ужасается не меньше, чем жестокости католиков.
  • Э. Войнич, «Овод». Священник отец Карди предал доверие Артура, нарушив тайну исповеди, и искалечил его жизнь.
    • И жизнь Монтанелли, потому что трагедия Артура-Овода в итоге стала и его трагедией.
  • Маргарет Уэйс, Трейси Хикмен, «Час близнецов» из серии Dragonlance — педаль в асфальт и земную кору, притом метеоритом. Церковь, возглавляемая параноиком со стажем, подчиненные которого узаконили рабство, разворовывают казну, дерутся за сферы политического влияния и насаждают ксенофобию? Да такая церковь не только у любого нормального человека способна вызвать кризис веры, но омерзительна даже темному магу и без пяти минут темному властелину! Закончилось все уничтожением города, в котором стоял главный храм.
  • Карел Чапек, «Фабрика Абсолюта». В результате научного открытия контакт с Богом-абсолютом стал доступен для любого смертного, но к всеобщему счастью и миру на земле это не привело: множество религиозных групп продолжали верить в теперь уже очевидно существующего Бога по-своему, что привело к глобальной войне.
  • Всего три слова: His Dark Materials.
  • Небезызвестный «Код Да Винчи» Брауна. Всё о том, ещё и замешано на конспирологии.
  • Х. Бергстедт, «Фабрика святых» — повесть, более известная по экранизации Я. Протазанова «Праздник святого Йоргена».
  • «Песнь Льда и Огня» — Мартин и сам атеист, потому соответствующие мысли вложил в «авторский голос» — Тириона. Серенькие Джейме и Пёс также неверующие, с уклоном в богохульство. Мелисандра, устраивающая аутодафе, явно недобрая — но она, может, и не жрица, а магичка (а может, одно другому не помеха). Р’глорианин Берик Дондаррион явно человечнее Мелисандры, но тоже не идеал. Его Воробейшество с присными вполне себе фанатичны, но в шкале черноты не на первых местах, да и отстранили от власти не кого-то там, а Серсею.
    • Впрочем, хорошие священники в ПЛИО тоже присутствуют — например, септа Мордейн и септоны Мерибальд и Шейли. Просто верующих положительных персонажей тоже хватает.

Кино[править]

  • «Праздник святого Йоргена» — фильм, местами ещё более ядовитый, чем повесть-первоисточник (см. выше).
  • «Сёстры Магдалины» — в ирландском католическом приюте святой Магдалины (по сути — работном доме) для «падших» женщин (а в эту категорию попадают и родившие внебрачного ребёнка, и изнасилованные, и просто слишком красивые женщины) творится настоящий ад: монахини-надсмотрщицы ломают волю и личность «воспитанниц» при помощи тяжёлой работы, суровых наказаний и изощрённых издевательств. Педаль в асфальт — отец Фицрой склоняет к оральному сексу слабоумную воспитанницу приюта Криспин.
  • «Догма» же!

Телесериалы[править]

  • «Тюдоры» — что католики, что протестанты выставлены невменяемыми фанатиками, готовыми убивать и умирать по совершенно незначительным поводам, типа спора о сущности освященного хлеба. Есть среди священников и обаятельный Томас Уолси в исполнении Сэма Нила, но он большую часть времени (вплоть до предсмертной исповеди) проявляет себя скорее как пастырь нерадивый, более интересующийся мирским влиянием, чем душой.

Примечания[править]

  1. Собственно, небезызвестный Иисус Христос был самым настоящим антиклерикалом по отношению к иудейским фарисеям и саддукеям. «И вошёл Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано, — дом Мой домом молитвы наречётся; а вы сделали его вертепом разбойников.» (Мф. 21:12-13). Однако возводить это в абсолют не стоит, ибо в Евангелии же: «Не нарушить (закон) Я пришёл, но исполнить» (Мф. 5:17).