Антигерой

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Мой принц… не хотелось мне этого говорить, но… не по-геройски вы вели себя сегодня. »
— «Меч Добра»
Спаун — восставший из ада бывший оперативник ЦРУ, полный ненависти и желания отомстить
« Этот город боится меня. Я видел его истинное лицо, улицы — продолжение сточных канав, а канавы заполнены кровью.

И когда стоки будут окончательно забиты, то вся эта мразь начнёт тонуть... Когда скопившаяся грязь похоти и убийств вспенится им до пояса, все шлюхи и политиканы посмотрят вверх и возопят: «Спаси нас!», а я прошепчу: «НЕТ».

»
— Роршах, Watchmen

Антигерой — это протагонист, не являющийся героем в классическом понимании, но и не являющийся откровенным злодеем. Скорее он герой, либо наделенный злодейскими чертами (ведьмак Геральт, не очень брезгливый по части методов борьбы со злом), либо лишенный каких-нибудь специфически геройских черт (хоббит Бильбо, физически хрупкий и не умеющий раздавать тумаки злодеям, но побеждающий грубую силу хитростью и ловкостью[1]).

Часто одет в крутой чёрный кожаный прикид. Но вот в японской, а также китайской, корейской и вьетнамской культурах антигерой скорее всего будет в белом, потому что Японский белый.

Важно — антигероем можно назвать только персонажа, автор которого сам понимает его сомнительность. Иначе это троп «Получился мерзавец». Сложность только в том, что автора иногда уже не спросишь, или он жив, но тщательно прячет свою позицию.

История[править]

Антигерои пришли на смену героям в классическом смысле в эпоху романтизма, когда молодое поколение писателей и художников стало подвергать сомнению классицистические представления о человеческой природе. Если классический герой сильнее, умнее, добродетельнее среднего человека, то антигерой непременно наделен каким-либо изъяном и часто противопоставлен обществу. Хотя первый и самый знаменитый типаж антигероя — трикстер — родился задолго до эпохи романтизма (образ трикстера-плута старше, чем грязь).

Писатели Нового времени ставили перед собой задачу более глубоко исследовать внутренний мир человека. Они стали писать о героях, перед которыми стоят различные моральные проблемы и жизненные трудности, которые персонажам приходится преодолевать, делая далеко не всегда правильный и одобряемый обществом выбор.

Примером романтического антигероя может служить байронический герой, наделенный множеством недостатков, но все же симпатичный читателю. Антигероем более поздней эпохи стал т. н. лишний человек, родившийся из деконструкции байронического героя, мастерски проведённой Пушкиным («Евгений Онегин») и Лермонтовым («Печорин», чья фамилия как бы намекает нам, что автор имел в виду деконструкцию Онегина). Гоголь довел это дело до логической точки: у него появился третий тип антигероя, маленький человек. Если байронический герой создаётся путем придания герою злодейских черт («Лорд Байрон, прихотью удачной, облек в унылый романтизм и безнадежный эгоизм», как сказал Наше Всё), то два других типа антигероя — отъёмом у героя черт героических: например, и Печорин, и Онегин, по сути, байронические герои, у которых отнята активная жизненная позиция, а Хлестаков и Башмачкин вообще ни одной героической чертой не обладают.

В эпоху реализма лишними и маленькими людьми уже никого было не удивить. Но еще на изломе романтизма Бальзак и Стендаль создали новый популярный тип антигероя — карьериста, рвущегося к власти. Их персонажи Растиньяк и Сорель сохранили активную жизненную позицию, но вместо благородного целеполагания, характерного для героев романтизма, преследовали материальные, корыстные цели. Затем Бальзак пошел еще дальше и создал тип карьериста-неудачника Люсьена де Рюбампре, который пытается косплеить Растиньяка, но на всех жизненных фронтах получает былинный отказ[2]. Великая русская литература не осталась в долгу, и Гончаров подарил миру еще двух антигероев: Обломова и Адуева. Если юный Адуев, сделав карьерку и превратившись в полное моральное ничтожество, показывает читателю всю ошибочность пути Растиньяка, то Обломов постиг дао недеяния и вообще не слезал с дивана. Собственно, в этом и заключается коренное отличие русского антигероя XIX века от антигероя западного: если западный антигерой что-то все время мутит и предпринимает, как Жорж Дюруа у Мопассана или Фрэнк Каупервуд у Драйзера, то русский антигерой либо сидит на ровном месте и страдает, как Рудин у Тургенева, либо как отмочит что-нибудь, так на уши не натянешь, вроде ницшеанца-самоучки Раскольникова. Наконец, и на Западе, и у нас восторжествовал антигерой эпохи натурализма: социал-дарвинист, который либо искренне верит в свое право пожирать слабейших, либо сидит и не рыпается, чтоб сильнейшие его не заметили.

Из советского искусства антигерой, казалось бы, почти исчез. Ведь в стране победившего пролетариата не должно быть места ни карьеристам, ни «лишним людям», ни социал-дарвинистам. Но «казалось бы» и «почти» — не значит «совсем». Во-первых, Гражданская война и первые постреволюционные годы привели в искусство поколение экс-фронтовиков, создавших такой тип героя, что без пол-литры от антигероя и не отличишь (см. «Конармия» Бабеля, «Чапаев» Фурманова и «Разгром» Фадеева, ранние рассказы Шолохова). Во-вторых, натурализм старой школы никуда не делся, некоторые писатели просто рассказывали всю правду как есть, и их антигерой был ну просто вот обыкновенным человеком, как-то пытающимся сориентироваться и жить в эти сложные времена. И наконец, приключенческий и фантастический жанры позволяли создать антигероя, для вида замаскировав его под злодея.

На Западе же вовсю процветал модерн и писало свои книги «потерянное поколение» — ветераны 1-й Мировой войны. Поэтому западный антигерой много пил, вел беспорядочную половую жизнь и отличался полнейшей бездуховностью. Люди, вышедшие из мясорубки, либо вообще отрицали само понятие героизма (см. Олдингтон, «Смерть героя»), либо находили его в том, чтобы хранить свою человечность в бесчеловечных обстоятельствах (герои Ремарка, Хемингуэя и, внезапно, Толкина). Люди, которые в мясорубку так и не попали, героического пафоса вообще избегали всеми силами, видели в нем опасность, и не то чтобы безосновательно — ведь как раз в это время в Германии пришел к власти один ницшеанец-самоучка. Он как раз очень любил героический пафос, и обеспечил великому множеству людей все возможности его проявить. И они все так дружно его проявили, что ницшеанцу-самоучке вскоре поплохело, и он помер. А в массовое искусство пришли антигерои, которые при всех своих человеческих недостатках или отсутствии «героических» черт сражались с гитлеризмом, а это само по себе возвышало их до героев.

Наконец, постмодерн подверг всё на свете (в т. ч. героизм и антигероизм) настолько радикальной деконструкции, что вообще не поймёшь, кто герой, а кто анти-.

После популяризации бульварного чтива в 1920-х, а затем и контр-культуры в 1960-х, антигерои стали все более востребованы. Это может быть связано с тем, что обычные люди куда больше будут сочувствовать протагонисту проблемному и грешному, чем «рыцарю в сияющих доспехах». С другой стороны, в постмодернистском обществе само повиновение власти как одна из добродетелей ставится под сомнение, и благородные разбойники или народные мстители начинают считаться более доблестными, чем традиционные «хорошие парни». Кроме того в роли антигероя, может выступать наёмный убийца, нередко подставленный своим нанимателем и вынужденный теперь бороться против бывших нанимателей.

Также богат на антигероев оказался жанр тёмное фэнтези, и если одни авторы ограничиваются лишь тем что надевают маску тёмного персонажа в общем-то на обычного традиционно положительного героя без страха и упрёка, ограничиваясь ярлыками и масками, то у других такие персонажи являются настоящими антигероями.

Типы и подтипы[править]

  • Классический антигерой — см. раздел «история»: автор просто лишает персонажа ключевых героических черт. Получится у него при этом Трусливый лев или Акакий Акакиевич Башмачкин — зависит от того, как много героических черт отнять.
  • Диснеевский антигерой — персонаж, в котором недостатки присутствуют лишь постольку, поскольку нельзя делать персонажа совсем уж сиропным. Собственно, весь антигероизм может заключаться лишь в грубоватой или нарочито-циничной манере общения. Под это описание также подходят козёл с золотым сердцем и рыцарь в ржавых доспехах.
  • Прагматичный антигерой — персонаж, преследующий цели несомненно героические, но в выборе методов руководствующийся только соображениями эффективности.
  • Зловещий антигерой — персонаж, которого от злодея отличает лишь то, что он либо спасает мир, либо побивает ещё худших уродов, чем он сам (порой и то, и другое).
  • Герой — одно название — полный моральный урод, который называется героем только потому, что так принято в данной культуре. Скорее всего, когда-то считался нормальным героем, а потом времена изменились. Например, Дюма в «Мушкетерах» постоянно оговаривает, что в те времена не считалось зазорным жить на средства любовниц, проигрывать деньги и имущество друзей, бить слуг и т. д. А нынешние экранизаторы и вовсе предпочитают опустить эти скользкие моменты. Это ещё при том, что мушкетёры, в общем-то, государственные изменники, а кардинал старается на благо родины.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Цикл восточных сказок «Тысяча и одна ночь». Особенно Синдбад-мореход. Каким вам представляется этот персонаж, знакомый по мультипликационным и киношным экранизациям? Правильно, молодой симпатичный человек, обладающий энергией и смелостью. В советское время таким же он показан и в адаптированных изданиях сказок на русском языке: переводчики добавили целые сцены, в которых Синдбад всякий раз пытается (в основном, безуспешно, правда) спасти жизни своих товарищей по несчастью (им в адаптациях даже подарили имена и какой-никакой характер), а желанию отправиться в очередной вояж найдены элегантные объяснения (типа, узнал от проезжего торговца о красотах такого-то края и устремился). Тех же, кто смог приобрести дефицитное издание трёхтомника сказок в переводе, полностью передающем смысл оригинала, ждал тот ещё диссонанс.
    • Начнём с того, что оригинальный Синдбад является вовсе не любознательным путешественником, а банальным торгашом средних лет[3], во всём пытающимся найти выгоду. И в путешествия он отправляется вовсе не от переизбытка романтики в организме, а лишь в очередной раз запустив дела. И, конечно, уважают его в городе не за героизм, а потому что, накопив состояние, он теперь реализует своё эго, устраивая роскошные пиры.
    • Никого в путешествиях Синдбад не спасает и не пытается. Оказавшись с группой других путешественников перед лицом опасности быть мучительно убитыми/съеденными, он только ноет, что такая смерть слишком дурна. Но предпринимать что-то для своего спасения он начнёт лишь тогда, когда погибнут все остальные. Резонный подход, кстати. Противостоять опасности значит рисковать погибнуть раньше, а вот шансы на то, что слопают не тебя, сохраняются. То есть семикратное возвращение Синдбада живым из опасных затей имеет основой совмещение качеств выживальщика и на редкость везучего человека.
    • Интересна история, как Синдбаду пришлось несколько месяцев таскать на шее старика, который не слезал с него и бил/душил могучими ногами за любую попытку неподчинения. Как попался? Да очень просто: «Помогу-ка немому старику, может, мне за это будет какая-то награда». Кармическая справедливость, не иначе!
    • Избавившись от старика при помощи перебродившего винограда, Синдбад хладнокровно убивает своего спящего мучителя, размозжив тому голову камнем. Неконтролируемый гнев? Нет: «Я испугался, что старик проснётся и станет меня обижать!». Это старик-то, который сам ходить не может!
    • Педаль в пол с женитьбой на индуске (брак был по расчёту, разумеется). Узнав, что в случае смерти одного из супругов принято хоронить с ним заживо другого, Синдбад, ни капли не беспокоясь о жене, утешается тем, что она у него молодая, и он спокойно успеет помереть своей смертью. Но когда жена заболеет и умрёт, незадачливый муж будет в истерике умолять, чтобы его не хоронили. Ну, а оказавшись в земляном мешке, без зазрения совести выживает за счёт убийств и присвоения припасов тех, кого хоронили уже после него (надо ли говорить, что попадались этому вояке исключительно несчастные женщины, от мужика бы он, небось, спрятался в горе трупов). Вот честно, вы бы стали сопереживать такому герою?

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • И. С. Тургенев, «Отцы и дети» — Евгений Базаров и Павел Кирсанов.
  • И. Ильф и Е. Петров, «Двенадцать стульев» и «Золотой телёнок» — Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бендер-бей, сын турецкоподданного.
  • «Пикник на обочине» братьев Стругацких — Рэдрик «Рэд»[4] Шухарт. В общем то изначально добрый малый, который под броней цинизма и меркантильности скрывает золотое сердце. Тем не менее, по сюжету все более ожесточается: вначале соглашается на сомнительную сделку, добывая из Зоны смертоносный «ведьмин студень»,[5] а в концовке вообще жертвует жизнью напарника для того, чтобы добраться до Золотого Шара.
  • Юрий Нестеренко, «Пилот с Границы» — Роберт Уайт. Убежденный эгоист и социопат, постоянно подчеркивает, что спасением свалившейся на него дочки миллиардера занимается исключительно ради назначенной за нее награды, а спасением мира заниматься вообще не желает. В отличие от множества сюжетов, которые начинаются подобным образом, а затем переходят в пылкую любовь и благородные подвиги, остается верен своим принципам до конца.
    • «Крылья» того же автора — Эйольта Лаарен-Штрайе. В общем-то изначально никому не хочет зла и стремится лишь реализовать свою мечту, но, раз за разом сталкиваясь с жестокостью и несправедливостью, вынуждена идти по трупам не только врагов, но и друзей, и все меньше рефлексирует по этому поводу.
  • «Монах на краю Земли» Сергея Синякина. Главный герой Аркадий Штерн, бывший аэронавт, в гробу видал подвиги и приключения, он чертовски устал и мечтает только о том, чтобы его все оставили в покое. Чтобы он мог полюбоваться тщательно скрываемой от всех ценностью — звездочкой с неба, да-да!.
  • «Реквием для хора с оркестром» и «Нет жизни никакой» Антона Твердова — попавший в загробные миры бандит Никита и его «товарищ по несчастью» — местный житель полуцутик Г-г-гы.

На других языках[править]

  • Средневековое Гэндзи-моногатари — принц Гэндзи. Современному человеку очень трудно понять, почему автор считает этого бесхребетного и беспринципного типа положительным героем.
    • В принципе то же можно сказать о любом центральном мужском персонаже хэйянской женской прозы. Особенно противен Сагоромо из «Сагоромо-моногатари».
  • Сага об Эгиле Скаллагримссоне — даже если забыть об изменившейся морали, центральный персонаж является героем крайне неоднозначным по меркам своей культуры (Исландия 10-ого века), что неоднократно подчёркивается в тексте. Наряду с поступками безусловно героическими он совершает много такого, что и современниками-то однозначно осуждалось, не говоря уже о том, как всё это представляется из века двадцать первого.
  • А. Дюма, «Три мушкетёра» — вся четвёрка главных героев, включая и благородного гасконца Шарля де Бац. Подсвечено самим Дюма.
  • Его же «Граф Монте-Кристо» — собственно, сам граф. Вот, например, насчёт Али: «мне всегда хотелось иметь немого раба, поэтому я подождал, когда ему отрежут язык, и только после этого выкупил» (отчасти это ещё и изменившаяся мораль). А также то, как он испытывал любовь Максимилиана к Валентине, не сказав ему, что она жива.
  • «Сказки дядюшки Римуса» Джоэля Харриса — Братец Кролик. Врун и воришка, периодически подло подставляющий Братца Лиса.
  • Discworld — классическим антигероем является трусливый Ринсвинд
  • Цикл романов «Звездный торговец» Пола Андерсона. Один из главных героев, Николас ван Рейн. Упитанный матерщинник и любитель молодого вина (и не менее молодых девушек), способный продать вам даже песок в Сахаре. Впрочем, это лишь маскировка — под внешностью беспардонного и вроде бы недалекого толстяка прячется хладнокровный и расчетливый космонавт, не раз игравший в игры со смертью. Когда надо, Николас способен быть невероятно харизматичен и часто демонстрирует в серьезных разговорах свою большую мудрость и предлагает нестандартный подход в решение возникающих проблем. И не дай вам Бог посчитать этого разнеженного (на первый взгляд) дельца неспособным дать физический отпор… в книгах есть множество намеков, что свой первоначальный капитал ван Рейн заработал отнюдь не жвачки продавая на углах, а будучи настоящим космическим пиратом (опыт абордажных схваток прилагается)! И под тонким слоем жира скрываются стальные мышцы, способные отправить в нокаут даже более молодого соперника.
  • Ж. Верн, «Двадцать тысяч лье под водой» и «Таинственный остров» — капитан Немо, он же принц Дакар.
  • Л. Буссенар, «Капитан Сорвиголова» — Поль Поттер.
  • Р. Сабатини, «Одиссея капитана Блада» — Блад сотоварищи вполне себе подходят. Пополам с Рыцарь в ржавых доспехах.
  • «Пролетая над гнездом кукушки» — МакМерфи.
  • «Лучше подавать холодным»: кондотьер Монцкарро Меркатто, однажды громко прославившаяся массовым убийством детей (она не раскаивается, а считает что так было надо).
  • Принц (позже король) Йорк Анкрат из цикла «Принц Терний» Марка Лоуренса. В детстве был свидетелем того, как его родную мать и брата жестоко убили воины, подосланные его родным дядей, причем всё это действо он наблюдал из тернового куста, куда его забросили убийцы, и медленно при этом истекал кровью. В последствии вырос в хладнокровного психопата, который рассматривает всех окружающих только с утилитарной точки зрения (т. е. с позиции того, насколько они полезны для него в данный конкретный момент). Нисколько не герой, крови на этом молодце не много, а ОЧЕНЬ много — в юношестве он убивал крестьян во главе своей шайки маргиналов, затем прославился жестокой пыткой и казнью епископа,[6] а после — уничтожением целой крепости при помощи ядерного оружия! Тем не менее, на фоне других персонажей, которые и вовсе безумные апокалиптические маньяки, выглядит не таким уж и ублюдком. Упорно и неотвратимо стремится к трону Империи,[7] и, как бы цинично это не звучало, он именно тот Император, которого достоин этот мрачный и жестокий мир — другие, более благородные и благодушные претенденты на трон, увы, пали жертвой своей доверчивости, а рыцарь в сияющих доспехах во главе этого государства просто не сможет удержать в узде распоясавшуюся за время гражданской войны наглую аристократию — сожрут-с.
  • Конечно же, Джон (Натаниэль) Мандрейк из трилогии Бартимеуса. (И, в меньшей степени, сам Бартимеус и Китти Джонс.)
  • Цикл книг Сары Дж. Масс про девушку-ассасина Селена Сардотин.
  • Хосе Рисаль, «Мятеж» — благонамеренный экстремист и прагматик Симоун — перешедший горизонт отчаяния в финале «Не прикасайся ко мне» Ибарра.
  • «Малазанская книга павших» — Аномандер Рейк.
  • «Овод» Этель Лилиан Войнич — Риварес. Положим, в советском литературоведении его превозносили как героя и рыцаря без страха и упрёка (таким же изобразили в экранизации 1955 года). А ведь если вдуматься — для пламенно-идейного духовно чистого революционера этот сеньор отличается уж больно мелким моральным садизмом, причем пуще всего издевается над теми, кого любит.
  • Джордж Мартин: «Путешествия Тафа». Хэвиланд Таф - экоинженер. Он решает экологические проблемы целых планет, но очень даже за приличные деньги (А при отказе платить или попытке сбить цену может отправить документальный фильм, как его корабль может уничтожить биосферу любой планеты). Но только ли добро за плату он творит? На одной планете, которая славится боями на арене, Таф продал Великим Домам бойцовых зверей, в результате чего турнирная таблица вернулась к первоначальному состоянию, а экономика и экология планеты оказалась угроблена. А после двух удачных решений продовольственного кризиса на планете С'атлэм, которые еще сильнее приблизили голод (!!!) из-за бесконтрольного размножения Хэвиланд Таф распылил генофаг.

Сетевая[править]

  • «Бог из машины» — есть примеры трех из пяти типов:
    • Классический антигерой — Артур. Он в целом хороший парень, но достаточно слабоволен, склонен к рефлексии и нуждается в постоянных пинках в нужном направлении.
    • Прагматичный антигерой — Чезаре. Да, он действует ради блага других людей (как сам его понимает), но при этом не гнушается обмана, ударов в спину и пыток — с полной уверенностью, что так было надо.
    • Зловещий антигерой — Вэйн. Террорист, насильник, массовый убийца, отметившийся полным уничтожением целого города. Тем не менее действует против куда более неприятного Сэймура.

Театр[править]

  • В. Шекспир, «Гамлет» — закглавный герой.
  • Михайло Дмитрич Бальзаминов, протагонист трёх пьес А. Н. Островского («Праздничный сон — до обеда», 1857; «Свои собаки грызутся — чужая не приставай», 1861; «За чем пойдёшь, то и найдёшь», 1861). Широкой современной массе больше знаком по экранизации К. Воинова «Женитьба Бальзаминова» (1964), где сыгран Г. Вициным. Классический антигерой: современные люди сказали бы про него, что он «лох», даже с чертами некоторого слабоумия. Простодушно мечтает найти себе богатую невесту, жениться на ней — и жить, не зная забот (в том числе уже не служа за убогое жалование судейского писца), в покое, довольстве и неге. Ради этого готов изображать, что «влюблён» («Сколько раз просил товарищей, чтобы научили, как объясняться в любви — ни один не хочет научить!»).

Кино[править]

  • Безумный Макс из серии фильмов «Безумный Макс». Хоть назвать данного персонажа полностью положительным нельзя, но он не намерен терпеть издевательства над слабыми.
  • Змей Плисскин из фильмов «Побег из Нью-Йорка» и «Побег из Лос-Анджелеса».
  • Локи в экранизациях комиксов Marvel, в тех случаях, когда он не главгад.
  • Артур, Валентин и полковник Карл Метьюс из французской комедии «Супермозг».
  • «Леон» — заглавный герой.
  • «Гарфилд». На первый взгляд основной персонаж герой-одно название, жирный, наглый и ленивый котяра, паразитирует на своём хозяине и безбожно троллит других животных. Но тут оказывается субверсия, так как если припрет, он вполне оказывается способен проявить героизм и взаимовыручку, не переставая при этом козлить.
  • Пожилой советский чиновник Филимонов — протагонист сатирической пьесы Э. Брагинского и Э. Рязанова «Аморальная история» (1979). И осовремененный, омоложённый Филимонов (чуть за сорок) в её экранизации — фильме Э. Рязанова «Забытая мелодия для флейты» (1987).
  • Falling Down — протагонист.
  • Пираты Карибского моряКапитан Джек Воробей! Пират, чьим главным приоритетом является сохранение своей шкуры (вторым приоритетом является ром), как следствие, имеет милую привычку предавать соратников (Отчасти связано с тем, что он сам был предан своей командой, когда оказался слишком доверчив). Часто лжёт, трусит, а ещё он ведёт себя как чокнутый. Однако способен на благородные поступки, не склонен к насилию и кровопролитию, обладает немалой харизмой и чувством юмора, а на фоне антагонистов так и вовсе выглядит душкой.

Телесериалы[править]

  • Франшиза «Глухарь. Пятницкий. Карпов». Илья Куликов любит этот троп.
    • Протагонист Сергей Глухарёв — эпичный антигерой с трагикомедийными чертами.
    • Его лучший друг, девтерагонист Денис Антошин — несколько более трагикомичный и легкомысленный антигерой, который намеренно держится «в тени» Глухарёва, играет роль ведомого, а потом начинает играть такую же роль и по отношению к Карпову.
    • Антигерой-антизлодей Станислав Карпов — это вообще педаль в пол.
    • Зануда-начальница (и просто красавица) Ирина Зимина в «Глухаре» — поначалу очень правильная тетка. Карпов говорит ей: «Я никогда не ладил с системой. А ты — система и есть». А в спин-оффах («Пятницкий» и «Карпов») Зимина сама преобразилась в антигероиню, начала творить весьма сомнительные с моральной точки зрения дела, и некоторые зрители даже стали желать, «чтобы эту рыжую суку наконец убили или посадили»(с).
  • Лекс Лютор, персонаж телесериала «Тайны Смолвиля», является антигероем на протяжении первых четырёх сезонов. В дальнейших сезонах он превращается в антизлодея.
    • Также в сериале есть персонажи обратной концепции — Тесс Мерсер/Лена Лютор на протяжении 8-9 сезонах является антизлодеем, однако в 10 сезоне она становится антигероем.
      • Лайонел Лютор первые четыре сезона является злодеем, но в 5-7 сезонах он — антигерой.
  • «Стрела»: со второго сезона Малькольм Мерлин превращается из злодея в антигероя, а в четвертом балансирует между антигероем и антизлодеем.
  • Хаус же. Он спасает людям жизни, и мы не раз видели, как ему там на самом деле «плевать» на пациентов. Во всем остальном он невыносим, да еще и наслаждается своей невыносимостью.
  • «Легенды завтрашнего дня» — Леонард Снарт и Мик Рори.
  • «Daredevil (Netflix)» Каратель, Электра и собственно Дардевил.
  • «Banshee» — главный герой, профессиональный преступник, присвоивший имя и звезду шерифа Лукаса Худа не стесняется угрожать подозреваемым, шантажировать и пытать их, а при необходимости — просто убьёт. При этом, он не причиняет зла хорошим персонажам, а даже готов за них умереть, и выводит борьбу с криминалом в Банши на новый уровень, почти полностью искореняя уголовщину.

Мультфильмы[править]

  • «Гадкий Я» — главный герой, злодей по должности Грю, постепенно становится таковым благодаря благотворному влиянию приемных детей.
  • «Ронан-варвар» — собственно, главный герой, хлипкий и трусоватый варвар Ронан (полная противоположность и пародия Конана-варвара).
  • «Охотники на драконов» — Гвиздо, в начале истории. Трусливый и грубоватый юноша, в отличие от друга не знавший родительской любви и терпевший унижения в приюте. До такой степени не может терпеть в походе навязавшуюся девочку-болтушку, что предлагает бросить её в лесу, и хочет прервать охоту, не отрабатывая аванс. Впоследствии заметно "оттаивает", осознав, что дополнительная ответственность прибавляет очков к самооценке. В мультсериале же обычно претендует на троп "Что за фигня, герой?" попеременно с "героем поневоле".
  • «Шрек» — заглавный персонаж. Сочетает в себе черты диснеевского и прагматичного антигероев (грубоват, угрюм, нелюдим и циничен). Отправился спасать принцессу только ради того, чтобы его оставили в покое и убрались с его болота. В принципе сам мультик представляет собой пародию на старые мультфильмы Диснея и их деконструкцию.
  • «Рапунцель» — Флинн Райдер, второй главный герой, в начале предстаёт как вор.

Мультсериалы[править]

  • «Тимон и Пумба»: однозначно, Тимон. Корыстный, эгоцентричный, а также очень вороватый и прожорливый сурикат. По этим причинам является источником огромного множества проблем для себя и друга. При этом иногда участвует в спасении других обитателей джунглей.
  • Futurama : Бендер
  • «Рик и Морти» — Рик Санчез. Абсолютно аморальный безумный ученый, постоянно втягивающий своего внука Морти в сумасшедшие и опасные приключения. Извиняет его только то, что он действительно искренне любит близких ему людей и готов ради них даже сесть в галактическую тюрьму для особо опасных преступников. А еще он пару раз спасал Землю от уничтожения.
  • «Расплющенный космос» он же «Улётный трип»: Чоуд Макблоб, он же Шок МакПуп.
  • Аладдин: Яго. Даже после поворота направо кругом он не изменяет своим привычкам, оставаясь жадным, хитрым, козлистым и довольно трусоватым персонажем (который в критические моменты все же себя перебарывает.)
    • А ещё он в комическом ключе олицетворяет негативные семитские черты.

Комиксы[править]

  • Классический пример антигероя — Роршах из серии комиксов Watchmen.
    • Там же — Комедиант, который даже ещё более. Если Роршах всё-таки герой-прагматик, хоть и псих, то Комедиант — уже «зловещий антигерой», а то и что похуже.
  • Комиксы DC полны такими персонажами, благо вселенная подчёркнуто мрачная.
    • Бэтмен, особенно в исполнении Фрэнка Миллера. Да, он борец с преступностью, но и сам по факту преступник, которого полиция лишь терпит. В отличие от того же Супермена, он не стесняется жестоко калечить преступников, ломая им кости и иногда даже отправляя в инвалидную коляску, следить за людьми, устанавливать прослушивающие устройства по всему городу и совершать прочие противозаконные деяния. Плюс ко всему, он груб даже с самыми близкими людьми, параноидален и страдает раздвоением личности. Обе его любимые девушки - закоренелые преступницы. Но защищать Готэм кроме него просто некому.
    • Женщина-Кошка. Воровка и пройдоха, но помогает Бэтмену защищать Готэм, не ворует у бедняков. и никогда не даст в обиду детишек и зверюшек.
    • Красный Колпак (Джейсон Тодд). Педаль в пол. В отличие от предыдущих примеров, самый настоящий вигилант, оставляющий после себя горы трупов. Но трупы это при жизни заслужили.
    • Дэмиен Уэйн - мрачный, нелюдимый и угрюмый мальчишка (даже более, чем его отец!), воспитанный в секте наёмных убийц, мечтающих о порабощении человечества. Любимый способ начать беседу - послать собеседника куда подальше.
    • Супермен в комиксе Injustice. Убил Джокера, уничтожил напавшую на Землю армию Дарксайда и убил его сына Калибака, жёсткими методами остановил все войны на планете, победил преступность, бедность и коррупцию, введя человечество в новый золотой век. Впоследствии наглым авторским произволом превращён в злодея и чуть ли не полное чудовище. Причём за кадром и вообще без объяснений!
  • «Planetary» — Элайджа Сноу из классического героя ВНЕЗАПНО становится прагматичным антигероем.
  • Спаун — «-Он не просил меня о помощи. -Он немой! -Его проблема, не моя». При жизни на службе ЦРУ убивал, кого прикажут, пока не начала сдавать психика. Будучи убит собственным напарником по приказу собственного шефа, восстал из ада в качестве кадрового офицера армии Тьмы (которая ему, впрочем, не особенно сдалась, мужик просто хотел еще раз увидеть жену), осознал обретенные возможности и принялся убивать своих убийц в качестве мести и всех, кто дал ему повод (справедливости ради, как правило поводом становится убийство невинного) просто потому что может.
  • Главный герой комикса Transmetropolitan — гонза-журналист Спайдер Иерусалим. Уже на восьмой странице первого выпуска комикса разносит к чертям собачьим из гранатомета бар, куда ходил до этого целых пять лет! Причина? Цитата самого Иерусалима: «Если мне плохо, то пусть всем будет плохо». Для этого эгоманьяка отдубасить старушку на улице, подставить свою коллегу, разрушив её личную жизнь, для одноразовой жаренной сенсации и избить президента США — обычный будничный рабочий день. С другой стороны, действие комикса происходит в далеком будущем, где наука и мораль шагнули очень далеко от нашей с вами современности — на улицах городов, например, торгуют вместо хот-догов...клонированной человечиной! Можно и натуральную заказать, но никому это не надо — клонированная вкуснее! А главные противники Спайдера — президенты Зверь и Улыбашка, два молодца один другого страшнее и мерзопакостнее. И на фоне всего ЭТОГО Спайдер Иерусалим выглядит очень достойно.
  • Marvel Comics — Каратель.
    • Там же — Росомаха. Буйный мутант-берсерк с провалами в памяти и бешеной регенерацией. Оставил за свою долгую жизнь столько семей без отцов и матерей, что однажды все родственники невинно убиенных им организовали целый заговор, чтобы отомстить.[8] Тем не менее, несмотря на сложный характер, Логан искренне старается заботится о близких ему людях и, чтобы окончательно не превратится в зверя, следует своему кодексу воина. Впрочем, несмотря на это, даже большинство его знакомых смотрит на него, как на дикаря — например, когда профессор Ксавьер говорит Скоту Саммерсу (Циклопу, лидеру людей Икс, у которого самые сложные отношения с Логаном) что под внешностью сурового засранца внутри Росомахи скрыт ранимый и обиженный ребенок, тот ехидно парирует: «Разве что Вулфи съел его на завтрак».
    • Черная Вдова aka Natasha Romanoff.
    • Человек-паук — в тот период жизни, когда его телом управлял доктор Октавиус. Хотя есть мнение, что это был скорее антизлодей.
    • Брюс Беннер, когда он Зеленый Халк, раздает люлей всем окружающим без скидок на возраст, вес, силу, пол и индекс IQ. В некоторых комиксах он вообще угроза № 1 для мира.
  • TMNT — Рафаэль же!

Манга и аниме[править]

  • Обычный японский школьник обычно представляет из себя пример классического антигероя.
  • Code Geass — эталон тропа в двух словах: Лелуш Ламперуж.
  • Gunnm: героический антагонист Дэн по сути является зловещим антигероем, ибо известен как полнейший жестокий отморозок (во главе армии бандитов и отморозков, да и сам от них мало чем отличается), но те, кто не имеет гражданство Небесного Города, почитают его как настоящего героя, поднявшего восстание с целью свергнуть власть ненавистного Небесного Города. В то время как главная героиня, Гали, стоит на защите Закона и Порядка, хоть этот порядок по сути есть антиутопия. Кроме того, Дэн считает, что цель оправдывает средства, и готов без колебаний пожертвовать жизнями ни в чём не повинных жителей нижнего города, обрушив на него Небесный Город.
  • Berserk — Гатс, эталонный пример. В Золотом веке был прагматичным антигероем, он просто суровый (несмотря на молодость) наёмник, пытающийся как то выживать в этом мире и поневоле заслуживший славу героя Мидланда и убийцы 100 человек. После Затмения (педаль в пол арки Черный Мечник и Потерянные Дети) уже становится зловещим антигероем, жестким и кровожадным убийцей, не стесняющимся брать в заложники даже детей. Но впоследствии, он снова выправился до прагматичного типа.
  • Алукард — с нормальной скоростью в сериале, с педалью в пол в манге и ОВА (перебил ни в чем не повинных спецназовцев, выполнявших приказы коррумпированного начальника, просто потому что ему так захотелось и он знал, что ему за это ничего не будет. Выпил насухо журналистку, пусть и соучастницу нескольких убийств — без суда и следствия, находясь на службе страны, где нет смертной казни. Дракула же!).
    • Следует отметить, что Алукард является скорее полным чудовищем, а единственная его героическая черта — верность Интегре (и предполагаемая влюбленность в неё), плюс с фитильком идёт некоторая сентиментальность.
      • Тут скорее даже не верность и сентиментальность (хотя вроде других причин обращать Викторию у него не было), а очень специфические стандарты — Да, он полное чудовище, он это прекрасно понимает да еще и гордится этим. Но это Он здесь вампир и полное чудовище, а всякая мелкая шушера только оскорбляет это гордое звание. А еще он рыцарь крови и не прочь сразиться с достойным человеком. Именно человеком - уважение к Андерсону и Уолтеру у него исчезло моментально...
  • Bleach Главный герой — «диснеевский» тип. Большая часть Готей 13 в разной степени. Зараки так вообще давит педаль в пол.
  • Black Lagoon: Рокуро Окадзима, он же Рок. Добрый, интеллигентный, самоотверженный японец, желающий помочь всем нуждающимся, вне зависимости от их желания. Желательно безвозмездно. Ко всем остальным, не участвующих или мешающих, напрямую или косвенно, совершению акта альтруизма, относится без всякой жалости и сострадания. Помогает любыми методами и средствами. Так, он просит Балалайку и ее армию под корень вырезать целый клан якудза, который мешают бедной девушке, их главе, зажить нормальной жизнью. На то, что они, вообще-то, ее единственные близкие люди, не обращает никакого внимания. Девочка, что ожидаемо, помощь не оценила.
  • KonoSuba — главный герой, Кадзума Сато. Хикки, задрот и малость извращенец. Местными персонажами фэнтезийного мира считается озабоченным подонком и бесчестным (но все же крутым) засранцем. Тем не менее, он все же именно антигерой, а не Анти-Сью: при всех своих минусах Сато по-своему благороден (например, он не взял награды за уничтожение монстров, которые напали на людей по вине их группы), умён и наблюдателен. Да и будем справедливы: Кадзума имел кучу возможностей избавится от бесящей его богини Аквы, но все же он продолжает с ней приключатся и дальше, скрипя зубами. К тому же ГГ всегда старается прийти на помощь к другим своим сопартийцам, если они попадают в серьезную переделку.

Видеоигры[править]

  • В CRPG обычно такого и отыгрываешь. Пристрелить сироту в Дене? Ужасно! Дать ему украсть взведённый динамит? Отличное решение, и вещи целы, и карма не пострадала. Нет, ну мир-то ты спасёшь, но чего наворотишь по дороге…
  • Серия Blood: Калеб, пример героя только по названию. Циничный отморозок, садист и каннибал, который был вместе со своей возлюбленной и друзьями на верной службе Чернобога до того, как последний их всех вероломно умертвил и потом оживил только Калеба для своих целей. Да, Калеб и его друзья те ещё личности, но те силы, против которых он выступает, отнюдь не лучше, а вовсе даже хуже. Сначала Калеб убивает Чернобога, который все это и замутил, а потом выступает против иномирских вторженцев. Сам культ Чернобога в первой части и корпорация во второй части CabalCo состоит отнюдь не из плюшевых мишек, а всяких там подонков и отморозков, причем они крайне фанатичные.
  • Mass Effect: Шепард-«ренегат». В первой части «темный» коммандер выглядит как брутальный, жестокий и циничный, но, тем не менее, честный служака. Вполне себе Герой-прагматик. Во второй части ренегат — такой же бандит, как и те, кому он противостоит на протяжении большей части игры: запросто может грохнуть просто так того, кто ему не нравится, в выборе методов не церемонится, да и вообще герой только постольку, поскольку в очередной раз спасает галактику. Уже Зловещий антигерой. А третья часть выжимает педаль в пол: тут коммандер уже герой только по названию, а то и вовсе превратился в злодея: не то что не заботится о команде, а вообще будет предавать друзей пачками и совершать военные преступления направо и налево. Причем даже оправдываться не будет, только по-садистски ухмыльнется. Единственный раз, когда Шепард-злодей будет выглядеть так, точно ему от самого себя тошно — на Тучанке, когда одним выстрелом можно убить друга, поставить на грань вымирания целую расу и обмануть вообще всех, кого Шепард знает. Справедливости ради — эта «грань вымирания» — такой же, как у нас с вами, людей (и большинства остальных рас в сеттинге), уровень рождаемости при продолжительности жизни в 1000 лет (но для самих кроганов это столь непривычно, что помещает многих за горизонт отчаяния, заставляет их ещё больше усугублять состояние своей планеты и ещё больше убивать друг друга: «Мы всё-равно обречены с такой рождаемостью, так что теперь мало что имеет значение». Игравшие знают, что кроганы с их уровнем рождаемости в свое время были угрозой лишь немногим меньшей, чем теперь Жнецы. Правда, это не отменяет того, что в случае саботажа генофага и спасения рахни, кроганы вымрут, и рахни займут их планету. Заодно это же самое место для большинства игроков является моральным горизонтом событий. Можно отыграть и диснеевского антигероя, если принимать героические ключевые решения и заботиться о своих сопартийцах, но хамить в диалогах.
  • Dragon Age: в первых двух частях можно отыграть настоящего отморозка, которого даже окружающие героем считать не будут — он просто меньшее зло по сравнению со своими врагами. Так, к примеру, в первой части можно предавать и убивать друзей, убивать братьев, резать глотки ни в чём не повинным людям просто потому, что они вам не нравятся, бросать на верную смерть раненных солдат, обречь на уничтожение целую деревню, заключать сделки с демонами и даже устроить локальный геноцид эльфийскому клану. Во второй части Хоук и вовсе может встать на сторону храмовников и перебить магов за преступление, которого они не совершали[9]. И это не считая возможности убить почти всех своих сопартийцев, а одного продать в рабство. А вот в третьей части весь выбор мировоззрения сводится к тону голосу, так что в любом случае отыграть можно либо доброго вежливого, либо доброго грубоватого[10].
  • BioShock Infinite. Главный персонаж, частный сыщик Букер ДеВитт. Пьяница, картежник с кучей долгов, профессиональный разгонщик демонстраций рабочих пулями и кулаками, военный преступник с кровью женщин и детей на руках… скажите честно, разве можно придумать лучшую кандидатуру для спасения молодой, наивной девушки из башни? Да что вообще может пойти не так! Ближе к концу игры антигероем становится и сама Элизабет. Как однажды она метко выразилась: «это семейное»[11]
  • Протагонисты серии GTA. Даже если не брать в пример творимые игроком бесчинства ради забавы и идти только по сюжету, то Томми Верчетти из Vice City — яркий пример героя только по названию, а остальные «герои» расселись на ступеньках от прагматика до зловещего антигероя.
  • Prototype: Алекс Мерсер — чистый «зловещий антигерой», чтобы не сказать «ужасающий» или «лавкрафтовский». Впрочем, в течение сюжета игры он все ближе смещается к герою-прагматику. А вот капитан Кросс и, в сиквеле, Джеймс Хеллер — прагматики с самого начала.
  • God of War — Кратос, самый эталонный пример антигероя. Впрочем, антигерой он только по современным реалиям. Те, кто читал мифы Древней Греции, согласятся, что по меркам морали того времени Кратос является героем без всякой приставки «анти». Достаточно почитать Илиаду, в особенности описание боя Ахиллеса с Гектором (педаль в пол: то, что потом Ахилесс сотворил с телом поверженного недруга…).
  • Warcraft: Иллидан. Сначала мы гонимся за сбежавшим кровожадным демоном, попутно разрушая его зловещие планы и убивая его злобных прислужников, затем узнаем, что вся заваруха была устроена ради свержения большего зла. И ещё большего.
  • Mortal Kombat: Коталь Кан и в какой-то мере Тейвен.
  • Вселенная Nintendo — Варио. Вначале был злодеем и противником Марио, позже дорос до антигероя. Вынужден совершать добрые поступки с целью обогащения.
  • Sonic the Hedgehog — ёжик Шедоу. Помогает героям спасти мир лишь потому, что его перед смертью попросила об этом близкая подруга. Тем не менее, в своей сольной игре Шедоу может отыграть разные типажи от героя до полного чудовища.
  • Spec Ops: The Line. Фактически в игре показан процесс превращения протагониста из рыцаря в сияющих доспехах сначала в героя-прагматика, а затем — в героя только по названию и психопата к тому же. Мораль игры проста: Война-это Ад, в ней не бывает победителей. Только выжившие.
  • Bully — протагонист Джимми Хопкинс. В некотором смысле — пародия на троп, точно так же как эта игра — пародия на комиксы о школе и карикатура на американское среднее образование как таковое.
  • Life is Strange: убеждённая панкуха Хлоя Прайс (которая ещё и протагонистка в приквеле). Если бы не смерть отца, могла бы вырасти доброй и воспитанной умницей; главная беда Хлои, это её подсознательная тяга к саморазрушению (а вандализм это так, побочное). Таким образом, если она добивается справедливости, то выбирает окольные методы вроде лжи, воровства или даже убийства, если вовремя ей не помешать. В компании синеволосой панк-дивы игроку точно скучать не придётся; в целом же, по своему образу жизни она воплощает почти всё, чем не может и не должна являться порядочная девушка: алкоголь, сигареты, наркотики, распущенность, сомнительные тусовки, мелкое и крупное хулиганство, нецензурный лексикон в его активном применении и т.п.
  • LISA: the Painful — Брэд Армстронг. Очень, очень тяжёлое детство, да комплекс вины за произошедшее с сестрой, да наркотическая зависимость — в результате наш «герой» в гробу видал выживание человечества, если есть шанс заслужить прощение перед Лизой, (гипер)опекая Бадди — причём он сам не понимает, как сильно он девочку этим калечит. Но что характерно, его по-человечески жаль.
    • LISA: the Joyful — Бадди. У бедной девочки от пережитого сорвало резьбу, и теперь она защищает свою независимость… убивая всех, кто хотя бы теоретически может на неё посягнуть.
  • Angry Video Game Nerd II: ASSimilation — собственно, сам Nerd. Отправляется спасать мир от всеобщей пикселизации только ради того, чтобы вернуть своё игровое оборудование (так то плевать он на этот мир хотел). Педаль в пол давит развязка сюжета — в игре есть две концовки, хорошая и плохая, и их «хорошесть» определяется не тем, спасён ли мир (он будет по-любому спасён), а исключительно тем, сумел ли Нёрд собрать обратно все свои вещи.
  • Tales of Berseria — Велвет. Никаких благородных мотивов у этого персонажа нет, она просто жаждет отомстить человеку, который отобрал у неё единственного близкого человека. Становится настоящим бедствием для Мидганда, уничтожая города, разрушая крепости и убивая важных персон Аббатства. При всем при этом с определенного момента игры её месть теряет свой первоначальный смысл и приобретает другой — когда выясняется, что они оба, и убийца, и жертва, действовали заодно и одинаково виноваты в разрушенной жизни Велвет. Кроме того, после всего совершенного Велвет считает (и не безосновательно), что просто не сможет больше жить обычной жизнью, и путь разрушения — это все, что у неё остаётся.

Примечания[править]

  1. …если перед нами книга-оригинал, а не фильм Питера Джексона.
  2. Впрочем, подобный персонаж встречался и ранее в скандальных «Несчастьях добродетели» маркиза де Сада, где в роли неудачника выступает добропорядочная дева в беде, а успех сопутствует другому типу антигероя — её аморальной сестре.
  3. В советской адаптации эту профессию за Синдбадом сохранили, однако перевоз товаров там выглядит чем-то вроде культурного обмена.
  4. Да, он рыжий. Так что кличка, образованная от имени, более чем говорящая
  5. Это привело к катастрофе в Карригановских лабораториях (вероятно, имеется в виду город Корриган, штат Техас). Тамошние ученые «поместили фарфоровый контейнер со “студнем” в специальную камеру, предельно изолированную… То есть это они думали, что камера предельно изолирована, но когда они открыли контейнер манипуляторами, “студень” пошел через металл и пластик, как вода через промокашку, вырвался наружу, и все, с чем он соприкасался, превращалось опять же в “студень”. Погибло тридцать пять человек, больше ста изувечено, а все здание лаборатории приведено в полную негодность… теперь “студень” стек в подвалы и нижние этажи».
  6. Справедливости ради следует отметить, что конкретно данное духовное лицо слишком буквально понимало изречение «Любить Чад Господних»
  7. Постапокалиптический наследник Евросоюза через несколько тысяч лет со средневековым антуражем и реальной магией, которая суть есть результат неудачного (или, наоборот, удачного, это как посмотреть) эксперимента ученых с виртуальными частицами
  8. И таки отомстили — по незнанию, Росомаха перебил собственных повзрослевших детей и в полной мере ощутил на себе все, что чувствовали родственники его жертв.
  9. Впрочем, здесь не всё столь однозначно. Тот же Высший чародей Урсино, когда приперло, использовал запрещенную магию крови и превратился в жуткое чу-чу. Да, его довели. Но тем не менее, это весьма наглядно показывает то, за что в мире Тедаса не любят магов: обычный незнатный человек в момент душевного расстройства может изрядно испортить жизнь окружающим, но при всем старании, от его выходок пострадает максимум несколько десятков человек. Расстроенный маг же способен открыть врата в Тень (местный аналог Ада), откуда в реальность попрут демоны. Список потерь при этом может зашкаливать за несколько сотен…
  10. Что не удивительно, так как протагонист здесь является местным аналогом Мессии. Что забавно — вне зависимости от отношения главного героя к своему статусу и к господствующей религии, его будут превозносить. Корчить при этом недовольно рожу или благосклонно принимать поклонение — решать самому «Вестнику Андрасте», ни на что особенно это не влияет — так и так приходится мир спасать.
  11. да, это еще один спойлер.