Англо-бурская война

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

От Кейптауна до Мозамбика, вдоль и поперек,[1]
Мы получили роскошный, полномасштабный урок.
...
Империя получила урок. Империя благодарит!

»
— Р. Киплинг, «Урок»

Англо-бурская война 1899—1902 гг. (также вторая англо-бурская, в Англии — великая бурская и просто бурская), как и произошедшая вскоре русско-японская, относится к числу малых империалистических войн. Одной стороной в конфликте была Британская империя, на то время — первая среди равных великих держав. Другой стороной — два маленьких государства, основанных на юге Африки переселенцами из З. Европы: Южно-Африканская республика (попросту Трансвааль) и Оранжевое свободное государство (попросту Оранжевая). Трансвааль был аграрным государством с горнодобывающей и зачатками тяжёлой промышленности, Оранжевая — чисто аграрным. На империалистические державы они, конечно, не тянули. Но их победа укрепила бы позиции Германии — относительно молодого, богатого, сильного и высокоразвитого, но увы — опоздавшего к разделу колониального пирога соперника Лондона. Этот конфликт фактически завершил колониальный раздел Африки. (Правда, потом была ещё Итало-турецкая война 1911-12 гг., в ходе которой Италия отхватила Ливию, но это больше повлияло на Балканы).

Предыстория конфликта[править]

История «белой» Южной Африки началась в 1652 г., когда служащий Голландской Ост-Индской компании Ян ван Рибек основал на юго-западной оконечности континента поселение. Так зародилась Капская колония (от нидерл. Kaap — «мыс»; имелся в виду мыс Доброй Надежды). Эта колония, как и возникшие примерно в то же время колонии в Северной Америке, была переселенческой: на юг Африки переселялись выходцы из Голландии, позже — из Франции, Дании, германских земель. Преимущественно это были радикальные протестанты, кальвинисты, в конечном итоге сформировавшие новый народ: африканеров (букв. «африканцев») или буров (букв. «крестьян»). По мере усиления власти Голландской Ост-Индской компании наиболее свободолюбивые буры переезжали все дальше от Капстаада, расширяя таким образом подконтрольную территорию.

Занятия буров полностью соответствовали их самоназванию: скотоводство, в меньшей мере земледелию, овощеводство и виноделие (средиземноморский климат крайнего юго-запада континента понравился гугенотам и их лозам). Потребителями были в основном экипажи судов, шедших из Европы в Южную Азию и обратно. Фермеры нуждались в дешёвой рабсиле, но с принуждением аборигенов-готтентотов (и не путать, как это делал Оська!) дела шли туго, и пришлось ввозить рабов.

Мыс Доброй Надежды лежал вдали от торгового треугольника «рабы-продукция плантаций-промтовары» между З. Африкой, регионом Карибского моря и З. Европой, так что живой товар был разнообразен по расовому составу (Малайский архипелаг, Индия, Мадагаскар, З. Африка — потомки рабов позже стали называться «цветными»), стоил дорого, а потому и обращение было куда лучше, чем в Америке, где забитого до смерти раба всегда можно было заменить на нового. Не были чем-то исключительным случаи, когда белый мужчина заводил роман с небелой женщиной, выкупал её из рабства или давал ей вольную, венчался — и она получала социальный статус «белой». А так как бурское общество было очень маленьким, то в итоге у подавляющего большинства африканеров есть «небелые» гены. Но расистам пофиг.

В конце XVIII века на Капскую колонию обратила внимание набирающая силу Великобритания: в 1795 г., воспользовавшись захватом Голландии войсками революционной Франции и провозглашением там республики, британцы взяли колонию под свой контроль. Позже они вернули её, но в 1814 г. решением Венского конгресса колония была передана Великобритании уже официально — ослабленные европейскими войнами Нидерланды не имели возможности протестовать. Буры пытались и даже поднимали восстания, но безрезультатно.

После того, как положение на западе нынешней ЮАР устаканилось, интересные события стали происходить на востоке. Молодой, энергичный и талантливый военачальник Чака в 1816 г. стал инкоси (правителем). Так началось его восхождение к вершине власти. «Чёрный Наполеон», как его называли европейцы, провёл реформу армии и протогосударства и начал покорять соседние племена, объединяя их «железом и кровью» (так что его можно было бы назвать и «чёрным Бисмарком»). Несогласные с его властью должны были погибнуть… или бежать.

И начался местный вариант великого переселения народов – т. н. мфекане, в ходе которого шли многочисленные войны и складывались нынешние южноафриканские народы. В частности, рассорившийся с Чакой вождь клана ндебеле Мзиликази ушёл на север от страны зулусов, а позже был вытеснен бурами за реку Лимпопо, где покорил народ (ма)шона. А часть басуто во главе с Мошвешве I ушла в Драконовы горы, где смогла не только отбить атаки ндебеле, но и долго сохраняла независимость, лавируя между бурами и англичанами.

Это междоусобица продолжалось и после того, как в 1828 г. поехавшего крышей Чаку убил его любящий братик Дингаан. Может, продолжалась бы и дольше, но тут в 1834 г. англичане отменили рабство, а компенсацию за живое имущество выплатили бурам по низким вест-индским ценам. Плюс формальное равенство всех рас перед законом… Буры обиделись, и в 1835-39 годах произошел первый исход недовольных на восток Африки — Великий трек (поразительно, что к ним присоединилась и часть бывших рабов, которые тоже не вписались в рынок!). Разумеется, они столкнулись с зулусами, и после разных перипетий отобрали у гордых чёрных воинов часть территории, на которой основали республику Наталь, иначе Наталия (по столице — городу Наталь, ныне Дурбан). В 1843 г. и Наталь стал английской колонией, буры свалили на север и после длительных разборок с банту, британцами и друг с другом создали две новых республики: Трансвааль (междуречье рек Вааль и Лимпопо, столица — Претория) в 1852 г. и Оранжевую республику (междуречье рек Оранжевая и Вааль, столица — Блумфонтейн) в 1854 г.

Англичане в конце концов их признали, буры узаконили своё привычное родное рабовладение, народы банту либо загнали в резерваты, либо принудили работать у себя на фермах, и успокоились: наблюдали за слугами, читали Библию, а в свободное время охотились (между прочим, истребили кваггу и вообще довели местную фауну до такого состояния, что Крюгер в 1884 задумался, а в 1898 создал заповедник, ныне носящий его имя). После этого жизнь, казалось бы, вошла в стабильное русло. Но ненадолго.

В 1866 г. на крайнем западе Оранжевой республики, на берегу одноимённой реки, был найден алмаз. В 1869 – ещё один. И вот на крохотный кусочек земли хлынула лавина белых искателей удачи. Среди жертв лихорадки был некто Сесиль Родс, младший сын небогатого английского священника, страдавший то ли пороком сердца, то ли туберкулёзом, которому врачи порекомендовали сменить климат. В 1871 бурские фермеры, братья де Биры, продали ему свою ферму, на территории которой было много драгоценных камней. Обладая незаурядной деловой хваткой, он быстро сообразил, что выгоднее не копаться в земле, а продавать алмазоискателям оборудование, продукты и т. п. Так он сколотил немалое состояние и в 1888 г. основал компанию, которую назвал «Де Бирс». Эта алмазная монополия существует и по сей день. А Родс ещё покажет окружающим кузькину мать

В 1873 Британия по праву сильного прикарманила маленький треугольник территории у слияния рек Оранжевая и Вааль, наплевав на мнение западных гриква (потомки от внебрачных связей буров и готтентоток) и выплатив официальному Блумфонтейну незначительное вознаграждение. А дальше всё стало ещё интереснее… В 1877 Трансвааль после очередной войнушки с одним из народов банту обанкротился. Британцы решили, что это удобный случай округлить свои владения, и просто ввели в Преторию отряд из 25 солдат. Сопротивление буров свелось к ноте протеста президента.

Следующим пунктом в списке значился Зулуленд - цитадель самого крутого из местных народов. Несмотря на то, что зулусы славились своей отвагой далеко за пределами Африки, что они пытались (хотя и неудачно) использовать огнестрельное оружие, что в битве при Изандлване они, вооружённые лишь ассегаями, уничтожили всех, кто носил красный мундир, конец был немного предсказуем. Верховного вождя Кетчвайо отстранили от власти, страну разбили на 13 мелких вождеств, руководить которыми поставили английских марионеток (и даже одного белого!). А вскоре Кетчвайо скончался при странных обстоятельствах… Его сын Динузулу через несколько лет пришёл к власти с помощью бурских наёмников во главе с молодым Луисом Ботой, отдав в оплату Кемску волость треть территории (мнение подданных во внимание не принималось), но влияние так и не восстановил. Увы, в 1897 Зулуленд был насильственным путём включён в состав Наталя безо всяких атавизмов самоуправления, а Динузулу приговорён к 10 годам и отправлен на о. Св. Елены. Эта деталь способна вызвать нездоровый смех у любого, кто мало-мальски знаком с историей. То ли ещё будет…

После этого англичане имели все основания надеяться, что т. н. «ружейная война» с жителями британского протектората Басутолденд (нынешнее королевство Лесото), в ходе которой они намеревались лишить туземцев огнестрела, увенчается успехом. И всё было бы хорошо, не подведи островитян жадность. Они надумали взыскать с трансваальцев недоимки по налогам… за всё время существования республики. Буры офигели от такой наглости, и в 12.1880 под руководством триумвирата из Крюгера, Жубера и Преториуса-мл. (в честь старшего названа столица) подняли восстание (известное также как первая англо-бурская война). После того, как несколько отрядов красномундирников, гордо шествовавших по дорогам вельда, были прицельно расстреляны из засады, британцы поняли, что воевать на два фронта (особенно после довольно нелепой кампании 1879 в Афганистане) — занятие нездоровое. Они позволили басуто и дальше владеть винтовками, ограничившись контрибуцией скотом (единственным богатством гордых горцев), а Трансваалю в 1881 г. вернули независимость, но — с ограничениями: по договору от 1884 г., внешняя политика должна была оставаться под контролем Лондона, а расширять территории за счёт земель аборигенов Трансвааль не имел права. Ага, конечно — буры так и разбежались соблюдать эти дискриминационные пункты!

Крюгер на волне триумфа был избран президентом Трансвааля (и потом несколько раз подряд переизбирался до самого конца существования государства). По его инициативе было отменено рабство — шахты нуждались в большом количестве дешёвой чёрной рабсилы, да и имидж улучшать надо было; соседи последовали его примеру. Но тут начался следующий акт марлезонского балета. В 1886 г. на юге Трансвааля, в районе хребта Витватерсранд (сокращённо — просто Ранд; да, название денежной единицы ЮАР — отсюда) было найдено золото. Началась золотая лихорадка, похлеще алмазной (во всяком случае, по количеству понаехавшихтут). Был основан город Йоханнесбург по прозвищу Голд-сити, буквально стоявший на золоте и названный в честь 2 бурских землемеров-инженеров.

И тут на арене — внимание, алле-ап! — появляется тот самый Родс. За время, пока мы его не видели, он успел пополнить свой счёт и отучиться в Оксфорде, приобретя не столько знания, сколько знакомства в среде английской элиты. Можно начинать восхождение на новую ступень власти! Конечно, он начал новый бизнес на Ранде. Тамошние месторождения не очень удобны для одиночек и маленьких групп, зато крупные фирмы — такие, как у Родса и его коллег-конкурентов — могли заполучить здесь баснословные барыши. (Называли этих нуворишей «рэндлорды» — по аналогии с лэндлордами в старой доброй Англии). И это несмотря на то, что Крюгер, относившийся к любителям быстрого обогащения весьма подозрительно, создал для них режим наибольшего благоприпятствования. Обожаемый избирателями (читай — совершеннолетними бурами мужского пола, ибо белым иностранцам гражданство предоставлялось весьма неохотно) Крюгер мешал. Его надо было убрать. Но это крепкий орешек!

Вообще личность это была весьма колоритная. Фанатичная религиозность в обыденной жизни (читал только Библию, пил только молоко и считал, что Земля плоская) уникальным образом сочеталась с прагматизмом в том, что касалось политики. Ему достался лимон в виде золота и разинувших на него пасти алчных двуногих хищников? Ну что ж, сделаем лимонад! И колоссальные налоги с золотодобычи идут на модернизацию страны. Железные дороги, телеграф, электричество, водопровод, школы, медучреждения (в 1899 русская сестра милосердия Софья Изъединова видела там рентгеновский аппарат!), приглашённые «иностранные специалисты» из братской Голландии… Расистом он, разумеется, был по умолчанию — но не отмороженным, а самым обыкновенным.

Родс начал основательную подготовку. Для начала в 1888 он договорился с Лобенгулой, верховным вождём матебеле/ндебеле, и получил концессию на добычу полезных ископаемых на территории нынешнего Зимбабве. Попытки буров помешать этому оказались неудачными, а мнение невоинственных машона, вассалов матебеле, в расчёт не принималось. Созданная в 1889 Родсом Британская южноафриканская компания aka Привилегированная компания была, по сути, государством в государстве и с помощью собственных вооружённых сил взяла под контроль также территорию нынешней Замбии и Малави. И страна эта получила название Родезия (культ личности, господа!)

В 1890 Родс ещё больше укрепил своё положение, став премьер-министром самоуправляющейся Капской колонии. С такой солидной позиции он уже мог иметь своё лобби в кабинете министров и договариваться с самыми влиятельными людьми в британской деловой элите (конкретно в лице Ротшильдов). Можно было смело обвинять Крюгера в кумовстве, коррупции и нарушении прав человека белого человека — какого хрена от иностранцев (бурск. oitlander — «уитлендер») требуется ценз оседлости ажно в 14 лет? (Ответ: потому что общая численность европейцев, американцев и пр. в Трансваале уже сравнялась с численностью буров, а женщин и детей, которые заведомо не могут голосовать, среди них намного меньше, чем среди буров, и предоставить им право голоса - значит без единого выстрела отдать власть чужакам). И т. д., и т. п. Обвинялись буры и в том, что угнетают бедных туземцев. Есть такое, кто бы спорил. Только находилось это угнетение на обычном уровне средневекового колониального зверства. Кто бы говорил, а? Для расширения своих территорий (например, аннексия в 1894 Свазиленда) буры применяли ровно те же способы, что и англичане: насилие, жульничество и деньги.

Вот яркий пример. В 1893 г. в английскую самоуправляющуюся колонию Наталь приехал молодой образованный индиец, юрист Мохандас Ганди. Его достаток позволял купить билет в вагон первого класса. Разъярённые тем, что какой-то грязный черномазый (и не грязный, а чистый, и не черномазый, а смуглый ариец, но всем пофиг) находится вместе с белыми людьми, пассажиры вышвырнули его из вагона и убили бы, не вмешайся полиция. В Трансваале такого не могло случиться — небелому бы просто не продали билет в вагон для белых. Если бурские законы прямо лишали негров голоса (а белым его давали без дополнительных цензов), то натальские формально разрешали, но сопровождали это таким количеством оговорок, что чернокожих избирателей было всего ДВА! А в Капской колонии был имущественный ценз, но не было расового — поэтому, кроме нескольких десятков тысяч чёрных избирателей (в основном из народа коса), был и чёрный депутат. Потом, правда, решили, что надо учитывать только частную собственность, и тем самым отсекли банту из числа владельцев общинной, но многие всё ещё могли голосовать.

В 1895 Родс взял быка за рога и решил физически убрать несговорчивого президента. 30.12 отряд во главе с его соратником и личным врачом Джемсоном и пулемётами «максим», пару лет назад успешно опробованными против шедших во весь рост матебеле, отправился в поход. Выпив на радостях, горе-воители пошли перерезать телеграфный провод, ведущий в Преторию, чтобы буры не прислали подкреплений. Перерезали. Провод, ведущий в Кейптаун. И когда Родс дал отбой, они просто не смогли получить сигнал об отступлении. Итог оказался печален: к месту вторжения прибыли бурские силовики, интервенты расстреляли пулемётные ленты о скалы, убив несколько человек, а 02.01.1896 подняли белый флаг.

И какой же был скандал! Ах, какой же был скандал! Буры в знак доброй воли выдали арестованных наглецов британцам. Родсу пришлось уйти в отставку. Кайзер Германии Вильгельм послал Крюгеру знаменитую телеграмму: «Мы рады, что вам удалось защититься, не прибегая к помощи дружественных держав». Буры поняли это как намёк, что в случае войны с англичанами «заграница им поможет». Англичане — тоже. Буры сделали вывод, что следующая попытка не за горами, и стали тратить свой немаленький золотой запас на закупку оружия. У немцев, французов. И у тех из англичан, кто любил золото больше королевы. Бурские республики были уже почти со всех сторон окружены британскими владениями, но через небольшой участок границы с Португальской Восточной Африкой (ныне Мозамбик) немцы построили железную дорогу. По ней и шли «орудия производства» прямиком из залива Делагоа в Трансвааль — португальских колониальных чиновников больше радовала возможность нагреть руки на транзите, чем недовольство владычицы морей.

В 1899 Родс перевёл дыхание и начал новую серию наездов на Крюгера, заручившись поддержкой Милнера. Начались переговоры, посредниками в которых выступали президент Оранжевой республики Штейн и премьер Кейпа Уильям Шрайнер — сын немца и англичанки, брат знаменитой писательницы Олив Шрайнер и зять бывшего президента Оранжевой, госсекретаря (министра иностранных дел) Трансвааля Франсиса Рейца. Родс был твёрдо настроен не доводить дело до компромисса.

Переговоры ещё шли, а в Южную Африку уже начали прибывать дополнительные британские войска. Опасаясь, что вскоре британских войск будет слишком много, буры решились на превентивный удар. Крюгер выдвинул ультиматум: вернуть эти силы обратно и передать вопрос об уитлендерах на рассмотрение третейского суда. Ответа не было, и 11.10 евроафриканцы, которых у нас принято считать жертвой агрессии, перешли границу Наталя…

Собственно, война[править]

Карта военных действий

Какая из этих карт в итоге останется — решить пользователям

Карта военных действий

Первый этап — буры побеждают[править]

В самом начале войны бурская армия была примерно равна по численности английским силам в Южной Африке. Хотя стоп, какая такая армия? Не было её у буров. А что же было? Милиция! Ну, в смысле ополчение. Как пишет Большая советская энциклопедия, «военнообязанными были все мужчины-буры с 16 до 60 лет, которые были обязаны являться на службу со своей винтовкой и запасом патронов»[2]. И с лошадью, потому что практически все бурские мужчины (и немало женщин) умели ездить верхом и стрелять. Большинство из них жило на фермах или в маленьких посёлках, а у тех, кто жил в городе, фермером был папа или дядя. Мальчиков с детства учили убивать жертву (травоядное на шашлык барбекю браай, хищника, который покушается на стада, или негра, с которым возник конфликт) с одного выстрела, так что к 16 (18) годам на выходе получался отличный стрелок.

Организована эта типа-армия была тоже оригинально: жители одного города или округа образовывали подразделение — коммандо (да, название разведывательно-диверсионных отрядов — отсюда). Члены отряда совершенно демократическим путём выбирали командира — комманданта, которого слушались не потому, что дисциплина и субординация (в это буры умели плохо), а потому что уважали. Не было непреодолимого барьера между рядовыми и начальниками, как в британской армии, где офицеры были почти исключительно дворянами, а рядовые и унтеры — контрактниками-простолюдинами. Но — как правило, бурский командир стеснялся рисковать своими подчинёнными, которые были ещё и друзьями, соседями, а то и родными.

Ах, да. Артиллеристы у буров были всё-таки специально обученными людьми и даже носили форменные кители. А остальные шли сражаться в обычной одежде, благо она была неброских тонов. И ещё поначалу тащили с собой семьи и слуг. А кавалеристов не было: ребята из коммандо представляли собой ездящую пехоту. И штыками они не владели, потому как фермеру или охотнику оно ни к чему.

Итак, буры оккупировали приграничную территорию Наталя и осадили три города: Кимберли (столица алмазодобычи, где как раз очень неудачно застрял Родс), Мафекинг (город на севере Капской колонии, из которого велось управление протекторатом Бечуаноленд — ныне Ботсвана) и Ледисмит (железнодорожный узел в Натале). Есть основание полагать, что мирное население этих населённых пунктов тоже страдало, но об этом история умалчивает. И остановились. Английские военачальники неоднократно начинали наступление на позиции буров — и столь же регулярно терпели поражения. Буры, помимо меткой стрельбы, умело сооружали полевые укрепления, комбинируя их с естественными укрытиями, и сверху полировали это колючей проволокой. Нежелание королевских генералов проиграть ситуацию на два хода вперёд довершало дело. Самым грустным для англичан стала т. н. «чёрная неделя», когда за 7 дней они потерпели 3 поражение подряд.

Единственным успехом можно красномундирников можно считать взятие высоты Спионскоп. Впрочем, это было ненадолго. Когда томми стали окапываться, оказалось, что под тонким слоем земли идёт камень. К тому же они умудрились залечь так, что поутру восходящее солнце било им прямо в глаза. В итоге после приличных потерь им пришлось отступить. В этом бою Черчилль был офицером связи, Ганди оказывал помощь раненым, а Л. Бота командовал бурскими войсками. И если бы кто-то из этой троицы погиб, история могла пойти другим путём…

Кстати, красномундирники стали переходить в новую категорию — «хаки», по рыже-коричнево-жёлто-болотно-зелёному цвету новой формы. Он уже был обкатан в Индии (и само название происходит от слова «пыльный» на хинди), но не из-за защитных свойств, а из-за немаркости и возможности использовать местный природный краситель. И стали «грязнопузыми».

Ещё одним прозвищем было «красношейка» (rooinek, «роинек»). И хотя буквально оно означает то же, что и реднек, но вкладывался в него совсем другой смысл. Американцы рассуждали так: Он фермер → он много времени проводит под солнцем → у него красная шея. В Южной Африке логика была такова: Он не фермер → он не знает, как защитить шею от солнца → у него красная шея. Пикантность ситуации заключается в том, что столетие назад практически все буры были очень похожи на реднеков, разве что меньше любили работать и пьянствовать.

Второй этап — англичане побеждают[править]

В итоге через каких-то пару месяцев такой вот несуразицы в Лондоне поняли, что пора переходить к новой стратегии. Во-первых — в разы увеличить численность действующей армии, как за счёт переброски сил из других колоний, так и за счёт добровольцев. В 12.1899 она превысила 100 тыс. человек. Во-вторых — поменять мозг. Командующим действующей армии стал фельдмаршал Робертс, граф Кандагарский. Как можно судить по фамилии, происходил он не из аристократов. И если уж он смог сделать такую блестящую карьеру — значит, был весьма талантливым полководцем. Среди солдат он пользовался заслуженной популярностью, что и отразил Киплинг в своём стихотворении про «крошку Бобса». Начальником генштаба стал Китченер, тоже граф — Хартумский, по названию города в Судане, где вооружённые огнестрелом англичане победили вооружённых клинками махдистов. Печально прославился тем, что приказал добить раненых арабов, а потом — вырыть из могилы тело махди (мессии) и бросить его в Нил.

Робертс сменил лобовые удары на устройство «котлов». В 02.1900 была окружена армия генерала Кронье. Тот был намерен стоять насмерть, но после нескольких дней непрерывных обстрелов капитулировал. Среди буров, отвыкших от серьёзных поражений, начались упаднические настроения вплоть до дезертирства (а потом — даже коллаборационизма), что было совсем не удивительно при такой добровольческой системе. Разумеется, Робертс развивал успех. Были деблокированы все три города, началась неуклонная оккупация республик. 13.03.1900 взят Блумфонтейн, 05.06.1900 — Претория.

За считанные часы до сдачи столицы буры успели вывезти по железной дороге золотой запас. Направленные в Машадодорп, где в железнодорожных вагонах располагалось бурское руководство, монеты и слитки предназначались для помощи беженцам и закупки вооружения. Часть их использовалась по назначению, что-то затонуло во время перевозки в Европу. Остатки уже после Первой мировой войны оказались в распоряжении тайной организации «Брудербонд». Но и в XXI в. люди находили захороненные в пещере монеты того времени…

Между тем те из буров, кто не пал духом, продолжали сопротивляться. Началась диверсионная деятельность — например, взорванный в Блумфонтейне водопровод доставил захватчикам немало проблем. Но итог был немного предсказуем… В 09.1900 у буров уже не осталось ничего, что хоть как-то напоминало бы регулярную армию. Обе республики были оккупированы, Робертс резонно счёл свою миссию выполненной, передал командование Китченеру и с чистой совестью отбыл обратно.

Третий этап — пат[править]

При таком раскладе любое нормальное европейское государство подписало бы договор о капитуляции. Но Трансвааль и Оранжевая не были нормальными и тем более — европейскими. Буры (те, кто сохранил присутствие духа) всё ещё были крутыми ребятами и начали партизанскую войну. Атаки на британские гарнизоны, снайперские обстрелы, диверсии и т. п. по-прежнему беспокоили оккупантов. Некоторые товарищи обнаглели до того, что немного не добрались до Кейпатуна (см. на карте Стелленбос)! Со снабжением с «Большой земли» было хреновато, а вот мирное население активно им помогало. И это безобразие Китченер решил прекратить.

Если бы он имел дело с индейцами или даже арабами, можно было просто устроить всем непокорным экстерминатус. Но увы — перед ним были белые люди, и в Европах могли понять неправильно. Тогда англичане начали уничтожение бурских ферм, а живущих там некомбатантов временно изолировали в специально обустроенных местах временного содержания («лагерях для убежища», как на голубом глазу называли их захватчики). Сконцентрировали, чтобы легче было охранять. Это и были т. н. концентрационные лагеря. Нет, придумали их не англичане — незадолго до начала АБВ их начали использовать испанцы во время восстания на Кубе. Нет, в отличие от нацистских (с которыми у наших соотечественников и ассоциируется в первую очередь слово «концлагерь») они были предназначены именно для содержания людей, а не для их планового уничтожения. Нет, члены семей бурских бойцов не привлекались к принудительным работам и не разлучались друг с другом.

А вот их чернокожие батраки, для которых тоже создавались концлагеря (об этом пользователи Рунета в лучших расистских традициях обычно забывают) — привлекались, причём добровольно-принудительно: не работаешь — не кормим. Особый цинизм заключался в том, что война шла кагбэ не против негров… Разумеется, кафров содержали отдельно — из уважения к религиозным чувствам представителей высшей расы. Но и белые, которых кормили, умирали — в основном дети. Это и неудивительно при тогдашнем уровне недоразвития медицины и санитарии в целом, неполноценном питании, скученности (а в мирное время большинство буров жило на изолированных фермах с 15-30 обитателями) и стрессе.

Теоретически условия жизни в концлагерях должны были быть сносными. На деле же всё зависело от отдельно взятого начальника лагеря. И вот однажды произошло нечто непредвиденное. Некая состоятельная скучающая дама из высшего общество возжелала в порядке благотворительности осмотреть эти «убежища». Китченер не нашёл предлога, чтобы отказать ей. К сожалению, она явилась как-то не вовремя и имела несчастье наблюдать умирающих детей. Так Эмили Гобхауз стала, пожалуй, первопроходимицей среди тех, кого в наше время называют правозащитники. Разразился скандал, но зато подобные ей смогли что-то сделать для беззащитных узников.

Роль адвоката дьявола неблагодарна, но всё же. В те времена условия жизни низших классов в Англии (читай — подавляющего большинства населения) были просто чудовищными по нынешним меркам. Так стóит ли удивляться что члены семей врагов содержались в условиях не лучших, чем обитают лояльные подданные?

Тут будет уместно сказать пару слов и о лагерях военнопленных. Их англичане старались устроить так, чтобы отделить морем от Южной Африки. Почти все буры видели океан в лучшем случае на картинках. Причём выбор мест может показаться нашему современнику неожиданным. Как вам Бермудские острова, на которых отдыхают туристы? Или Цейлон — остров с репутацией райского места (правда, с непривычным для обитателей сухих саванн климатом)? Были лагеря в Индии — из одного такого в Бомбее сбежало 5 узников, которые добрались до русского корабля. Наши соотечественники с удовольствием дали им убежище. Конечно, это был недружественный поступок по отношению к Британии. А на о. Св. Елены, кроме лагерей, для Кронье был выделен отдельный домик, где он жил с женой. Наполеон недоделанный, гы.

Довольно популярный аргумент против англичан — официальное сообщение о том, что в Порт-Элизабете в лагере военнопленных умер 8-летний мальчик. На первый взгляд действительно звучит жутковато. Но когда врагу противостоит каждый, способный держать оружие, включая некоторых женщин, то понимаешь: в полудикой стране такой малыш вполне может быть разведчиком и гордиться тем, что враги относятся к нему как ко взрослому. А вообще условия содержания в лагерях были далеки от современных евротюрем, но никаких массовых расстрелов, пыток и т. п. не наблюдалось. (Изнасилования, конечно, были, как почти на всех войнах, но тоже не поголовнные). Пленники умирали в основном от инфекций. Адвокат дьявола напоминает, что и томми — тоже. «Холера в лагере нашем, всех войн страшнее она, / …Врач полковой доложил, что вчера не стало еще десяти…» © Холеры, к счастью, в ЮА не было, а вот дизентерию оккупанты принесли.

(Судя по всему, в бурских лагерях военнопленных условия были всё-таки хорошими. Во всяком случае, Черчилль был доволен. Правда, он был офицером — у рядовых ситуация, по некоторым данным, могла быть хуже).

Деннис Рейц написал в воспоминаниях: «…Тяжело раненых мы оставляли англичанам, которые подбирали их. При всей жестокости англичан, которые сжигали фермы и угоняли мирное население, следует сказать в их защиту, что с ранеными их солдаты и офицеры всегда поступали исключительно гуманно».

Концлагеря были не единственным техническим средством. Фактически всю оккупированную территорию перегородили колючей проволокой. Видимо, пытались внедрить в жизнь анекдот «Как поймать льва в Африке? Разделить всю Африку на клетки, и в одной из них обязательно окажется лев». В узлах устраивались укрепления — блокгаузы. Гарнизоны вооружались пулемётами, пространство вокруг сравнивалось с плоскостью, чтобы партизаны не могли подобраться близко и напасть на британцев.

Основным источником снабжения для бурских партизан стал подножный корм и противник. Как известно, украденное у врага считается не краденым, а трофейным. Оружие и боеприпасы, лошади и еда. И одежда. Малообразованные мужики без стеснения надевали британскую форму, даже не подозревая, что Китченер объяснял им в листовках: за такие по законам военного времени положена смертная казнь.

Британцы увеличили число своих войск. Созданные по инициативе Китченера мобильные отряды с помощью перебежчиков-буров целенаправленно охотились за партизанами. Всё вместе дало ожидаемый эффект. Сопротивление буров постепенно ослабевало, но и англичане до чёртиков устали от этой нелепой войны. В 1901 начались переговоры. Шли они туго, потому что буры пытались выговорить себе максимум привилегий при капитуляции, а англичане уныло считали себя хозяевами положения. Но наконец бурское типа-командование согласовало условия с Китченером. Теперь предстояло добиться согласия на эти условия у всех полевых командиров — а их было несколько сотен!

Большинство согласились. Произошло это в маленьком городке Феринихинг, расположенном рядом с Преторией и Йоханнесбургом. А окончательно мирный договор был подписан в Претории, в Мелроуз-хаус, 31.05.1902 г. Дату, видимо, выбирали специально — к смене сезонов. И в этом договоре были любопытные пункты.

  • Британия обязалась компенсировать пострадавшим от войны крестьянам часть ущерба. Правда, всего 25 %, но всё равно — уникальный случай, когда контрибуцию платил победитель! Педаль в земную кору — обещали выплатить и неграм (правда, всего 15 %).
  • Бурские бойцы, складывая оружие, должны были присягнуть на верность монарху. Кто не согласен — плиз, никто не держит, валите из сраной бриташки. И повалили. В Германскую Восточную или Юго-Западную Африку, Анголу, Мадагаскар, США, Мексику, Бразилию… А те, кто сотрудничал с противником — в Кению и Родезию. Потом конечно, большинство вернулось на родину. Военнопленные тоже должны были присягнуть перед репатриацией. Кто не согласен — плиз, оставайтесь в местах заключения на правах ссыльных.
  • Этнические буры с британским подданством, которые совершили государственную измену, воюя на стороне своих сородичей-республиканцев, и не были сразу казнены, получили амнистию.
  • Вопрос о правах небелого населения в бывших бурских республиках решили отложить на потом. А пока пусть всё останется как было. Как известно, нет ничего более постоянного, чем временное.

Итоги войны[править]

  • Для англичан:
    • Плюс — получили опыт войны с современным оружием и расширили территорию империи. Не то чтобы это было очень нужно государству, но зато было очень нужно родсам. Да и пускать немцев в свою зону влияния не хотелось.
    • Минус — осознание неприятного факта, что конфликт с многократно более слабым противником потребовал серьёзного напряжения сил и средств империи. А если на месте белых дикарей™ окажется сопоставимая с Британией великая держава? В общем, надо что-то в консерватории менять… Вишенка на торте — -100 очков к репутации.
  • Для буров:
    • Плюс — ускоренный переход к индустриальному обществу (к сожалению, форсированный методом «тянуть за яйца уши»).
      • Встречается мнение, что в итоге они выиграли войну, заняв ключевые посты в администрации и силовых структурах единой ЮА после введения апартхейда. Да уж, такая радость стоила трагедии для целого народа. Тем более этот самый апартхейд ещё долго будет аукаться стране… Всей. Включая буров.
    • Минус — потеря независимости, которая сопровождалась сломом привычной социально-экономической структуры общества — и субтотальным национальным ПТСР со всеми вытекающими.
  • Для негров:
    • Плюс — не было. Вот кто проиграл реально!
    • Минус — медленное и печальное, но неуклонное ограничение и без того невеликих гражданских и экономических прав вплоть до 1970-х.
  • Для всех: десятки тысяч умерших от болезней и погибших; искалеченные и осиротевшие в товарных количествах и материальный ущерб прилагаются.

Пятиминутка статистики по данным сайта.

  • Всего на стороне буров воевало 60 291 человек (включая около 2000 иностранцев и 100 детей), на стороне англичан — 458 610.
  • Погибло в боях соответственно 4147 и 8590 человек (поразительно мало на фоне мировых войн, правда?).
  • 924 бура умерло от болезней и 1118 (из 28 555) не вернулось из лагерей военнопленных, у англичан — 13 250 (!) и 102, и ещё 508 человек умерло дома.
  • 8517 англичан были ранены, 65 936 стали инвалидами, 108 пропали без вести (сколько из них добровольно — кто знает?) и ещё 466 человек не попали ни в какой раздел потерь.
  • В 65 концлагерях для белых умерло 22 000 детей до 16 лет, 4251 женщина и 1676 мужчин.
  • В 64 лагерях для чёрных — как минимум 14 154 человека (смертность среди детей составляла 81 %) из 115 700.

И для наглядности — демографический расклад перед войной:

  • Трансвааль: 1100 тыс. населения, в т. ч. белое — 250 (половина — буры), чёрное — 850 (смешанные состав, гл. обр. тсвана).
  • Оранжевая: 400 тыс. населения, в т. ч. белое — 150 (2/3 — буры), чёрное — 250 (гл. обр. басуто).
  • Наталь: 700 тыс. населения, в т. ч. белое — немного больше 50 (гл. обр. англичане), чёрное — около 600 (гл. обр. зулу), индийское — 50.
  • Капская колония: около 2000 тыс., в т. ч. белое — 500 (большая часть — африканеры), небелое — 1500 (негры, мулаты, 13 тыс. малайцев).

(Данные приведены по брошюре: М. Цетлин. Война буров за независимость (1899—1902 гг.). — М.: Воениздат, 1940)

Вклад в военное дело[править]

  • Авиация. Самолёты не использовать по уважительной причине — их ещё не было от слова вообще. А вот привязные аэростаты для разведки вполне были в ходу.
  • Флот. Уважительная причина была другая — бурские республики не имели выхода к морю. Воспользовавшись этим, англичане сделали ход конём — сняли с кораблей крупнокалиберные морские орудия и переправили их на сухопутный фронт.
    • Правда, один отряд партизан вышел к океану на западе Капской колонии и пострелял по боевому судну. Но это так, для прикола — пули отскакивали от бронированного борта. Зато бойцы могли сказать, что участвовали в единственном морском сражении!
  • Крупнокалиберные орудия Крезо aka «Длинный Том» в кол-ве 4 штук у буров.
    • А в Кимберли на коленке смастерили пушку, которую назвали «Длинный Сесиль».
  • Бронетехника. Англичане использовали настоящие бронепоезда — железнодорожные составы с бронированными вагонами, несущие как артиллерийское вооружение, так и вооружение для прямого огневого контакта. Отметились в истории тем, что в 1899 г. бронепоезд, на котором находился Черчилль, попал в засаду и был захвачен. Но в принципе эта передвижная крепость уже не была новинкой. А ещё они придумали «составы» из бронированных фургонов, перевозимых паровыми тракторами. Стимпанк в чистом виде.
  • Велосипеды. Ещё до войны по инициативе Д. Терона был создан мобильный отряд. Позже их стали использовать и противники буров.
  • Многозарядные магазинные винтовки с относительно малокалиберным (7-8 мм) унитарным патроном и бездымным порохом. Такая модель оказалась долгоиграющей.
    • Английская Ли-Энфилд, примерно ровесница русской «мосинки», попала в Афганистан под прозвищем «бур» и применялась афганскими моджахедами до 1989 г. (достоверно зафиксирован как минимум один случай сбития советского вертолёта из неё). 10 патронов для магазинной винтовки было по тогдашним временам очень много, форма затвора позволяла стрелять со скоростью самозарядки…
      • У англичан был ещё и Lee-Metford № 1, который, по мнению Буссенара, уступал следующему образцу.
    • Буры массово закупали немецкую Маузер 1893/95, которую импортировало полмира (родная мама знаменитого «Маузера 98», который в роли охотничьего оружия живее всех живых).
  • Прямое следствие пункта выше — именно эта война стала первой, в которой стрелки-снайперы стали играть важную роль в боевых действиях (ещё без оптических прицелов, но зато с маскировкой).
  • Пулемёты «максим» — у обеих сторон в большом количестве.
  • Всё выше сказанное привело к тому, что пехотинцы перестали строиться в сомкнутый строй, представлявший отличную мишень, и перешли на разомкнутые цепи.
  • Тактика выжженной земли — применялась обеими сторонами (необычный бонус для буров — на чёрном фоне форма хаки была заметна очень хорошо), но в итоге у англичан получилось эффективнее.
  • Контрпартизанская борьба. Опыт показал, что она успешна, если партизан удаётся лишить поддержки.
  • Траншеи и стрелковые ячейки снова стали мейнстримом. И колючая проволока отлично помогала.
  • Радиосвязь уже открыта Поповым-Маркони, однако почему-то ещё не использовалась. Зато был в ходу полевой телеграф. И, конечно, гелиограф — очень подходящее для местных природных зон средство связи.
    • А ещё впервые на войне опробовали кинокамеру.

Интересные факты[править]

« Мой разум на стороне британцев, но мое сердце и те обрывки морали, которые у меня остались, – на стороне буров. Естественно, что я за Англию. Но она глубочайшим образом не права. »
— Марк-Твен, парадоксов друг
  • В России война привела к эпидемии бурофилии. С чего бы это? Ну когда русские люди сочувствует борьбе южных славян за свободу от турецкого ига, всё понятно — православные братья, да и дело происходит недалеко от границ России. Но при чём здесь Ю. Африка? Большинство даже не знало до начала войны о существовании такого этноса! Однако куча народу в диапазоне от государя императора до патентованного непротивленца Льва Николаича, который радовался победам буров, весьма эмоционально реагировала на события в другом полушарии. Причём, что интересно, мотивы были разными. Левые были против англичан, потому что они империалисты, правые — потому что гнилые либералы, патриоты — потому что конкуренты Российской империи, космополиты — потому что всё прогрессивное человечество™ все европейские страны тоже против. И только гнилые либералы были настроены аналогично Марку Твену, но их было так мало… А если по-простому, то в схватке между сильным и слабым естественно болеть за слабого, особенно если он ещё и отважен.
    • Все великие державы воспользовались проблемами Британской империи, чтобы решить свои. Но только Россия пыталась добиться каких-то внешнеполитических шагов в защиту буров.
  • Война выделялась тем, что на стороне буров воевали добровольцы из многих других стран, включая такие экзотические случаи, как ирландцы (эти ненавидят сассенахов больше, чем сами буры) и черногорцы (национальный отряд в количестве 10 — ДЕСЯТИ, Карл! — человек) — то ли пострелять охота, то ли из солидарности с русскими братьями.
    • Кроме тех, кто специально приехал на войну (среди них было много офицеров в отпуске отставке), среди иностранцев было немало уитлендеров, о правах которых так пёкся Родс. И чисто по-человечески они правы, проявив лояльность к государству, в которое прибыли на ПМЖ. Внезапно среди них были и этнические англичане. А вот насчёт арабов, про которых упоминал Буссенар — сомнительно.
    • Совершенно неожиданно там оказалось немало русских (точнее, литовских) евреев, эмигрировавших из-за погромов в начале 1880-х. Какой-то делец увёз их в ЮА на зафрахтованном пароходе. Они были чужаками, но идиш позволял мало-мальски понимать голландский язык, а отсутствие комплекса «высшей расы» помогало им выживать, не чураясь любой работы. Так что за полтора десятилетия они освоились. Из их среды не вышло рэндлордов, зато в ней завелись социалисты. Буры, страдавшие протестантизмом головного мозга разной степени тяжести, относились к ним по-разному. Хорошо — потому что согласно Библии это Богоизбранный народ. Плохо — потому что все религии, кроме протестантской — отстой (по законам, быть чиновниками в Трансваале могли только протестанты). Те же, кто не воевал, с удовольствием помогал русским русским. Англичане обиделись и после оккупации кое-кого из них депортировали.
    • Из России на войну поехали не только бойцы, но и медики. Было два отряда — русско-голландский и чисто русский (хотя в его составе и преобладали этнические немцы). О работе второго отряда оставила воспоминания сестра милосердия Софья Изъединова. Удивительно красивый, хоть и несколько старомодный язык причиняет истинное эстетическое наслаждение! Между прочим, русский отряд был единственным, который оказывал помощь больным из числа кафров, хотя и был вынужден, согласно местным предрассудкам, отводить им отдельное помещение.
  • Более-менее внятной и систематизированной информации об участии в военных действиях коренного населения нет. В целом складывается впечатление, что отдельные представители отдельных народов (например, басуто с огнестрелом и зулу с ассегаями) могли воевать на стороне англичан. А вот буры, если и привлекали чернокожих, то только в качестве вспомогательного персонала.
  • То же самое можно сказать и по поводу участия в войне лиц бурской национальности с британским подданством. С точки зрения закона выступить на стороне собратьев из республик для них означало совершить государственную измену — тяжкое преступление, за которое по законам военного времени в любом нормальном государстве полагается смертная казнь (и хорошо ещё, если расстрел, а не петля). С точки зрения морали, они имели полное право поддержать братьев по крови. Такая вот загогулина. Сколько их всего было, таких предателей, и сколько из них всё-таки казнили, взяв в плен?..
  • Считается, что именно на АБВ сложилась такая традиция. «От одной спички втроем не прикуривать: первый прикурил — бур заметил; второй прикурил — бур прицелился; третий прикурил — бур выстрелил». И обычно без промаха.
  • Троп Увёртливые внутренние органы неожиданно из сказки стал былью. Многие ранения, нанесённые относительно мелкокалиберными пулями из винтовок новейших образцов с расстояния в несколько сот метров в сухом климате с прозрачным воздухом и малым количеством микробов в почве, часто легко заживали. К примеру, Бёрнхем был ранен в желудок и выжил лишь потому, что не ел и не пил. Буссенар устами доктора Тромпа воспел «гуманные» «джентльменские» пули, ранения от которых не требуют хирургического вмешательства. Всё лечение — постельный режим, диета и чистая повязка.
    • А вот попытка применить такую же тактику во время русско-японской привела к плачевным результатам… На этот раз противники вели огонь с более близкого расстояния (и не «джентльменскими» остроконечными пулями, а более консервативными боеприпасами с полукруглой головкой или вовсе антиконвенциональными боеприпасами к «муратам» и «берданкам»), а вокруг было гораздо больше бактерий, которые попадали в рану и вызывали воспаление.
  • Англичане применяли и полуоболочечные пули «дум-дум» (по имени пригорода Калькутты, где они производились) — кусок свинца покрыт с боков более твердым сплавом меди, а головка свинцовая. Наносимые ими ранения были гораздо тяжелее, и принятая в начале 1899 г. Первая Гаагская конвенция (подписанная Британией) запретила их применение. Однако если нельзя, но очень хочется, то можно.
  • Пара фактов из истории колонизации ЮАР:
    • Сражение при Роркс-Дрифт — довольно показательный пример: на военный госпиталь, состоящий из двух с половиной сараев, набежало четыре с половиной тысячи зулусов с копьями и топорами. Англичане, коих там было 139 (104 здоровых, 35 больных) с огнестрелом, успели организовать кое-какие укрепления. Результат — от 900 до 1200 убитых зулусов против 17 у англичан (хотя надо признать, что зулусам удавалось побеждать англичан)[3].
  • Незнание — сила — зулусы не знали, что для рукопашной надо наступать, построившись плотным строем и шагая в ногу, как это делали более цивилизованные народы. И эти народы просто расстреливались англичанами, так и не дойдя до них. А зулусы в атаку бежали, и они успевали добраться до вооружённых винтовками англичан и заколоть копьём в последующей рукопашной. Правда, зулусы строились, но лишь перед атакой, стараясь взять в клещи противника.
    • Битва на Кровавой реке 16 декабря 1838 г. — 10 тысяч зулусов с кинжалами и копьями против 500 буров. Потери: у зулусов — 3 тысячи воинов, у буров — 3 человека. Разумеется, по бурской версии — зулусская неизвестна.

Известные участники[править]

За буров[править]

  • Дани Терон, командир бурского разведотряда на велосипедах и национальный герой. Робертс обещал за его голову 1000 фунтов — Черчилль, за которого обещали всего 25, должен был обзавидоваться. Пикантная деталь — на открытии памятника в Претории в 2002 г. Мандела выдал речь на африкаансе. Автор статьи пустил слезу умиления от такой вопиющей толерастии. Да, его брат — предок известной голливудской красавицы.
  • Фредерик «Фриц» Жубер Дюкен (https://en.wikipedia.org/wiki/Fritz_Joubert_Duquesne). Его жизнь, подобно истории мидян, темна и непонятна — во-первых, он сам, будучи разведчиком и диверсантом, любил мистификацию, во-вторых, нашёлся автор, написавший ему абсолютно мэрисьюшную биографию. Что точно можно сказать? Участвовал в войне, попал в плен, был отправлен на Бермуды, оттуда уже после окончания войны доброжелатели переправили его в США, там он занялся литературной и журналистской деятельностью. С началом Первой мировой был завербован германскими спецслужбами. С началом Второй мировой повторил этот фокус, но вскоре разведывательная сеть была раскрыта, а сам он сел на весьма приличный срок. Но ещё до пленения он успел поучаствовать в эвакуации золотого запаса Трансвааля и спрятал то, что не смог увезти. Он так и не вернулся за сокровищем, а сейчас монеты чеканки XIX в. иногда находят во время земляных работ.
  • Будущий соратник Черчилля Ян Смэтс, тогда малоизвестный бурский полевой командир (в анамнезе — окончание юрфака Кембриджа и работа юрисконсультом у самого, массаракш, Родса!), а во время Второй мировой — лидер ЮАС, поддержавший метрополию по принципу «Лучше Сталин, чем японцы» и уже известный философ. После войны выступил против расовой сегрегации и убедительно проиграл выборы упоротым бурским нацикам, устроившим апартхейд, но это уже другая история…
  • Деннис Рейц, сын Франсиса Рейца. Воевал в отряде Смэтса. После окончания войны последовал примеру отца и эмигрировал на Мадагаскар, но через несколько лет вернулся по приглашению экс-командира. Интересен тем, что написал книгу «Коммандо», изданную в Лондоне как «Бурский дневник бурской войны». Вообще-то это не дневник, а мемуары, написанные с кочки зрения чистого душой юноши. Как и шеф, во время Второй мировой был в правительстве и занимал относительно либеральную позицию по расовому вопросу.
  • Иностранцы:
    • Француз Виллебуа де Марей. Командовал «европейским легионом» (отрядом интернационалистов).
    • Подполковник Евгений Яковлевич Максимов. Сменил его на этом посту после гибели. Был единственным иностранцем, которого буры удостоили званием фехтгенерала.
    • Александр Иванович Гучков, будущий лидер партии октябристов, председатель Госдумы и военный министр Временного правительства.
    • Нико Багратиони, потомок героя войны 1812 года — как раз из тех, кто до войны не подозревал о существовании буров. Попал в плен и был отправлен на о. Св. Елены. Наполеон от смеха чуть не умер во второй раз.
    • Владимир Николаевич Семёнов, главный архитектор Москвы в 1932-34, автор Генерального плана реконструкции Москвы (1935). Интересен тем, что дожил до 1960!
  • Руководство:
    • Пауль Крюгер, президент Трансвааля, национальный парк и человек.
    • Мартинус Штейн, президент Оранжевой.
    • Петрус Жубер, вице-президент Трансвааля и главком. Имел репутацию пробритански настроенного человека. Умер в 03.1900 г.
    • Луис Бота, главком после его смерти. Молодой (37 лет), энергичный, сделавший после войны блестящую карьеру (апофигей — посредничество в войне между Украиной и Польшей!). Умер от гриппа в 1919 г.
    • Пит Кронье (Трансвааль). Начал воевать за здравие, кончил за упокой.
    • Кристиан де Вет, ранее писался как Девет (Оранжевая). Идеолог партизанской войны. В 1903 опубликовал записки «Война буров с Англией», переведённые на русский.
    • Шалк Бюргер, и. о. Крюгера после его отъезда в Европу с целью добиться защиты от великих держав.
    • Коос де ла Рей (Трансвааль). Просто полевой командир aka «Лев Западного Трансвааля». Известен в основном по песне (см ниже).

За англичан[править]

  • Уинстон Черчилль, лейтенант на общественных началах и высокооплачиваемый военкор. Попал в плен и успешно бежал с первого раза, став настоящей суперзвездой — единственным светлым пятном на небосклоне хронических неудач британцев в боях. В 1900 г. после окончания активной фазы войны вступал с лекциями, потом на «выборах хаки» успешно избран в парламент от консерваторов. Вскоре после избрания этот сопляк имел наглость выступить с речью, посвящённой войне. Это было разумно — немногие лучше него разбирались в том что происходило в ЮА. Его речь была проникнута определённым сочувствием к побеждённым. «Ни один народ не получал так много поддержки на словах и так мало на деле, как буры. И если бы я сам был буром, я бы, несомненно, сражался». Его концепция заключалась в том, что сначала надо убедительно разгромить соперника, а потом предоставить ему максимально приемлемые условия сдачи, чтобы не провоцировать последующие бунты.
  • М. Ганди, командир санитарного отряда, сформированного из индийцев, ибо ненасилие рулит! Надеялся, что таким образом индийцы смогут доказать свою лояльность короне и добьются улучшения своего положения. Ага, конечно!
  • А. Конан Дойл. Несмотря на, ярый патриот. Собирался добровольцем, но не взяли из-за возраста, и отлично: он решил снова поработать по специальности и организовал полевой госпиталь. Потом защищал честь империи с пером в руках: написал агитброшюру «Война в Южной Африке» и солидный исторический труд «Великая бурская война», за который и получил титул сэра.
  • Р. Киплинг, военкор. Ну как же без него, а? Кстати, друг Родса.
  • Баден-Пауэлл, начальник гарнизона Мафекинга во время осады. Через несколько лет после войны создал систему допризывной подготовки мальчиков (и девочек тоже) под названием «скаутинг». То ли основывался на собственном опыте, когда использовал пацанов в качестве разведчиков, то ли вдохновлялся навыками юных буров, то ли то и другое вместе. «Всегда готов!» и треугольный галстук на шее прилагаются.
  • Фредерик Рассел Бёрнхем, американец. С детства жил на фронтире, воевал с индейцами, руководил разведкой в частной армии Родса, был ментором Баден-Пауэлла, искал золото в Клондайке, а в 1900 г. был приглашён лично Робертсом возглавить британскую разведку. Попадал в плен, но бежал. После войны сопровождал Теодора Рузвельта во время сафари.
  • Австралиец Гарри «Объездчик» Морант, национальный герой и военный преступник. Расстрелян за убийство нескольких пленных буров (ну и хрен с ними, одним белым дикарём больше, одним меньше — невелика разница!) и заподозренного в шпионаже немецкого миссионера (а это уже была серьёзная ошибка, нельзя безнаказанно убивать европейцев!). Австралийцы считают, что он только выполнял приказ британского главкома.
  • Дэвид Брюс — микробиолог, открывший названную в его честь бруцеллу, а потом успешно боровшийся в Африке с сонной болезнью. Во время войны и. о. хирурга в осаждённом Ледисмите. «Я успел перерезать множество морских свинок и кроликов, почему бы не взяться и за солдат? Пока мой помощник хлороформировал раненого, я прочитал в руководстве по хирургии, как проводить ампутацию».
  • Руководство:
    • Лорд Солсбери, премьер-министр.
    • Джозеф Чемберлен, министр по делам колоний.
    • Альфред Милнер, верховный комиссар в ЮА.
    • Родс формально не занимал никаких постов, зато порадовал буров тем, что умер до конца войны, так и не увидев сомнительного триумфа своего государства.
    • Редверс Буллер, главком в 1-й период. Просрал полимеры.
    • Фредерик Робертс, главком во 2-й период. Оккупировал бурские республики.
    • Горацио Китченер, главком в 3-й период. Покончил с сопротивлением буров.

Где встречается[править]

« Во время войны англичан с бурами процветал «Бурский марш» (кажется, к этому именно времени относилась знаменитая драка русских моряков с английскими). По меньшей мере раз двадцать в вечер заставляли Сашку играть эту героическую пьесу… »
— .А. Куприн, «Гамбринус»
  • Л. Буссенар, «Капитан Сорвиголова» — источник информации № 1 для русского человека.
  • Р. Киплинг, стихи из сборника «Пять народов» и несколько рассказов.
  • А. Конан Дойл, рассказ «Человек с побелевшим лицом»/«Побелевший воин» из сборника «Архив Шерлока Холмса». Персонаж, раненый на войне, провёл ночь в постели больного проказой и решил, что заразился ею. К счастью, поражение кожи оказалось «всего лишь» ихтиозом.
  • О. Коряков, «Странный генерал» — «советский ответ Луи Буссенару».
  • Уилбур Смит, «И грянул гром»/«Раскаты грома» (из цикла про семью Кортни).
  • Африканер Стюарт Клуте, рассказ «Перст божий» . Опубликован на русском языке в альманахе «Африка. Литературная панорама», вып. 10. В Сети нет.
  • Р. Злотников, «Генерал-Адмирал» — альтернативная англо-бурская война.
  • Василий Звягинцев, «Ловите конский топот» из цикла «Одиссей покидает Итаку» — аналогично.
  • Упоминается у Д. Голсуорси, («Сага о Форсайтах» — один из семьи погибает на войне), Б. Васильева («И был вечер, и было утро») и В. Пикуля («Честь имею») — герои книг также принимают участие в войне.
  • Д. Н. Мамин-Сибиряк, рассказ «Ийи. Святочная Фантазия» — в юмористических тонах с POV’ом-людоедом из дикой чёрной Африки.
  • А. И. Куприн, рассказ «Убийцы», который потом переработал в «Бред», написанный уже на отечественном материале.
  • «The Defence of Duffer’s Drift» (Оборона Дурацкого брода) Э. Д. Суинтона — увлекательное наставление по тактике ведения боя пехотным подразделением в виде сна с «сэйв-лоадом».
  • Р. Роллан, драма «Настанет время».
  • «Роза Бургер, бурская героиня, или Золотоискатели в Трансваале». Бульварный роман немецкого писателя в 3 томах с вопиющем незнанием матчасти.
  • Красный вестерн «Цена сокровищ».
  • «Жестокий Морант» (1980, Австралия) — на основе реальных событий.
  • Байопик «Молодой Уинстон» 1972 г.
  • Южноафриканский мини-сериал 1989-93 гг. Arende (бурск. «Орлы»), экспортное название «Cape Rebel» («Капский повстанец» или «Мятежник из Кейпа», в России шёл под названием «Мятежный духом»).
  • «Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне…» — песня времён войны на слова Галины Галиной, фактически не песня, а целый мем!
  • О. Медведев, «Марш Трансвааль», О. Митяев, «Чужая война» (кроссовер с русско-японской).
  • Бок ван Блерк (см. видео). В определённых кругах Рунета популярен не меньше того самого мема.

Не совсем про войну[править]

  • Джек Лондон был отправлен в ЮА военкором. Через одноимённый город. Доехав до столицы Англии, узнал, что война закончилась. Остался и написал «Люди бездны» — как раз о жизни бедняков в одной из ведущих промышленных держав.
  • Б. Брехт, «Трехгрошовый роман» — деятельность персонажей в определённой мере связана с войной.
  • Австралийка Катарина Сусанна Причард, роман «Девяностые годы».
  • Ирландец Джеймс Джойс, роман «Улисс». Действие происходит 16.06.1904.
  • Южноафриканец Джек Коуп, роман «Прекрасный дом». Действие происходит в 1906 г., во время зулусского восстания. Война оставила неизгладимый след на Томе Эрскине и Линде де Вет…
  • И его земляк Андре Бринк, роман «Слухи о дожде» — POV вспоминает о своём предке, участнике войны.
  • По мелочи: Александр Чудаков, «Ложится мгла на старые ступени»; И. Ильф, Е. Петров, «Золотой теленок»; А. Ахматова, поэма «Путём всея Земли»; Л. Кассиль, «Кондуит и Швамбрания», первая редакция (глава про скаутов). И множество отсылок к песне-мему, включая поэму В. Маяковского «Хорошо!».
  • Бремя Империи А. Афанасьева. Южно-Африканский Союз в цикле — союзник Германской империи, присоединивший к себе по итогам Великой войны 1918-21 годов Родезию (Замбия, Зимбабве, Малави) и Бечуаналенд (Ботсвану). Опять альтернативка — голубая мечта бурских великодержавных шовинистов.
  • Упоминается в фильме «Боевой конь» (там воевал отец главного двуногого героя).
  • И в британском телесериале «Аббатство Даунтон» — лорд Грэнтэм решил взять камердинером Бейтса, своего бывшего ординарца во время войны.
  • «Следопыт» (Tracker, 2010, Великобритания-Новая Зеландия) — действие происходит в НЗ после войны, а среди персонажей — 2 участника.
  • Американская экранизация романа Ф. Бёрнетт «Маленькая принцесса» в 1939 г. (https://en.wikipedia.org/wiki/The_Little_Princess_%281939_film%29, https://www.kinopoisk.ru/film/20771) — отец отослал Сару в пансион, потому что отправился на войну.
  • Главгерой романа Уильяма Сомерсета Моэма «Бремя страстей человеческих» умудрился капитально пострадать от бурской войны, даже не выезжая из Лондона. На фоне новостей об успехах британской армии бурно росли акции компаний, рассчитывавших на освоение природных ресурсов бурских территорий, и главгерой вложил в них все остававшиеся от его покойных родителей накопления. Однако, несмотря на все победы, война упорно не желала завершаться, и вкладчики побежали прочь, буквально обнулив все средства героя.

Не про войну, но тоже про ЮА[править]

  • Томас Майн Рид, трилогия: «В дебрях Южной Африки», «Юные охотники», «Охотники за жирафами», и отдельно — малоизвестный роман «Переселенцы Трансвааля». Как раз про тех «наиболее свободолюбивых буров», которые предпочитают полную опасностей жизнь на фронтире, подальше от властей — на этот раз уже английских, которых активно они не любят. А так герои «в свободное время охотятся». И местную фауну массово истребляют, а как же. В комплект героев трилогии входят 2 семьи в составе: папа, дочка, 3 сына и слуга-туземец (бушмен Черныш и кафр Конго ;-).
  • О жизни в окрестностях Кейптауна рассказал И. А. Гончаров, побывавший там во время путешествия на фрегате «Паллада».
  • А. Ниман, «Питер Морис, юный бур из Трансвааля» — про первую англо-бурскую войну.
  • Марк Твен в поездку «По экватору» заглянул в Дурбан, причём как раз после рейда Джемсона. Непосредственных контактов с бурами было немного, а те, что были, наряду с информацией от англоязычных белых натальцев, оставили неблагоприятное впечатление. Впрочем, Родса он оценил не лучше.
  • Олив Шрайнер — наглядно показывает, какой была Южная Африка накануне войны.
  • Sabaton, Rorke’s Drift — песня об англо-зулусской войне 1879 г. «Zulus attack, Fight back to back».

После войны[править]

Но если вы думаете, что на этом эпоха великих перемен для Южной Африки закончилась — то вы глубоко заблуждаетесь!

Губернатором свежеприобретённых колоний стал Милнер, который испытывал к бурам нежную, трепетную любовь. В знак этой любви он решил, что бурские дети должны учиться на английском языке. Голландский, который раньше был официальным языком, оставили только для уроков богословия. Дети не знают языка? Неважно. Учителя тоже не знают литературного английского языка? Плевать! Если же ребёнок, забывшись, говорил во время занятий на родном языке, его ставили в угол и вешали на шею доску с надписью «Осёл». Бурские родители были, мягко говоря, недовольны.

Зато кто благодарил Милнера за его политику, так это рэндлорды. После войны начался бурный экономический рост. Потребность в рабочей силе, конечно, обеспечивалась демобилизованными солдатами и разорёнными фермерами, но её рыночная стоимость была, по мнению капиталистов, слишком высока. И в 1904 г. администратор организовал вербовку 50 тыс. китайских кули. Не знакомые с местной жизнью, невооружённые и практически не способные объясниться, они были идеальны для эксплуатации за гроши (а то и вовсе за жрат). Их присутствие сбивало цены на рынке труда, и неудивительно, что и чёрные, и белые рабочие их дружно не любили. (Позже, при апартхейде, их отнесли к «азиатам» — второму сорту после белых, наряду с индопакистанцами — потомками свободных, самодостаточных, часто хорошо образованных людей).

В 1905 г. на выборах в Англии победили либералы. Раньше они критиковали политику консерваторов, теперь у них была возможность проводить альтернативную колониальную политику. В новом правительстве пост зам. министра колоний занял некто У. Черчилль, успевший, пока мы его не видели, перейти в другую партию. И ему, как специалисту по ЮА, поручили выработку конституции для Трансвааля и колонии Оранжевой реки.

Впрочем, тут возникло ещё одно непредвиденное обстоятельство. От роста цен на рабсилу пострадали и натальские помещики — зулусы, которые раньше нанимались к ним, теперь шли на Ранд, где платили лучше. И тогда правительство Наталя ввело подушный налог, чтобы вынудить негров работать по найму ещё больше. Зулусам это почему-то не понравилось. И в 03-07.1906 произошло восстание, известное по имени Бамбаты, вождя клана зонди (в выступлении участвовал и клан кубе). Мятеж был подавлен… с обычной колониальной жестокостью. Во всяком случае, ничего похожего на геноцид, которому примерно в то же время немцы подвергли живший в Юго-Западной Африке бантуский народ гереро, не было. Бедный Динузулу, который ранее был досрочно освобождён, снова попал под раздачу: посадили за гос. измену. На этом история колониализма в ЮАР закончилась. Представители коренного населения и других угнетённых расовых групп перешли к борьбе по «белым» правилам, а вожди кланов перестали быть вождями сопротивления.

Так или иначе, восстание Бамбаты наглядно показало: англичанам лучше дружить с бурами против негров, чем НЕ дружить. В 1907 г. коронные колонии стали самоуправляющимися (премьер Трансвааля — Л. Бота, Оранжевой — Абрахам Фишер). А в 1910 г. 4 «белых» колонии объединились в Южно-Африканский Союз, получивший статус доминиона. Договор об этом подписали тоже 31.05, а премьером тоже стал Бота. В союз, разумеется, не включили Басутоленд — так появился анклав Лесото. Также не включили и Свазиленд. А так как договориться о столице не получилось, то ныне ЮАР — единственное государство, у которого их три: правительство — в Претории, парламент — в Кейптауне, верховный суд — в Блумфонтейне. А Йоханнесбург исполняет роль неофициальной экономической столицы.

Кстати, Бота, пользуясь властью, освободил Динузулу и поселил на своей ферме. Только не надо из этого делать вывод о его либеральной позиции в расовом вопросе. Уже в 1913 г. правительство доминиона приняло очередной закон, ограничивающий права негров — им было запрещено владеть землёй вне резерватов (а резерваты, как и позже бантустаны, составляли очень малую часть территории страны).

И ещё до этого правительство Трансвааля приняло закон о том, что все индийцы должны сдать отпечатки пальцев. Азиаты возмутились: это было оскорблением для всех, особенно для женщин. М. Ганди стал организатором ненасильственного сопротивления. Индийцы ослушались, но когда их арестовывали, они покорно подчинялись. В итоге все тюрьмы были забиты этими «преступниками». После переговоров Смэтса с арестованным вождём индийцев белым пришлось пойти на компромисс.

В 1910 г, после создания союза, Южноафриканская партия из Капской колонии объединилась ещё с несколькими. Свежеиспечённый монстрик выражал интересы крупной буржуазии и интеллигенции — независимо от этнической принадлежности, довольных политическим строем и выступавших за примирение и сотрудничество между двумя белыми общинами. Лидером партии стал Бота.

В 1912 г. был основан Африканский национальный конгресс Южной Африки — старейшая политическая партия на континенте. Тогда это была организация интеллигенции, преимущественно народа кóса (Xosa) — самого цивилизованного и на тот момент многочисленного, имевшего опыт политической деятельности в британской Капской колонии. Но именно поэтому на съезде решили отдать пост председателя зулусскому общественный деятелю и писателю Джону Лангалибалеле Дубе. В своей деятельности они долго, очень долго брали пример с Ганди.

А в конце 1913 г. недовольные буры создали Национальную (Националистическую) партию, выражавшую интересы бедных фермеров и рабочих. Руководителем был Джеймс Барри Мюнник Герцог. Претерпев многочисленные переформатирования, партия была распущена в 2005 г. (Между тем её экологическая ниша существует до сих пор, и её занимает партия «Фронт свободы плюс», стабильно получающий на выборах несколько мест в парламенте).

А вообще в начале века «белая» политическая жизнь была весьма насыщена партиями, которым симпатизировали люди разных политических убеждений, этнической принадлежности и социального положения.

Когда началась Первая мировая война, правительство доминиона приняло решение поддержать метрополию делом. Многие буры были против. Попытки уговорить Боту отказаться от помощи бывшим врагам не увенчались успехом, и началось восстание. Его предводитель, Соломон «Мани» Мариц, во время участия в войне прославился своей жестокостью по отношению к аборигенам (https://en.wikipedia.org/wiki/Leliefontein_massacre). Среди других известных участников был де ла Рей, убитый в Йоханнесбурге во время перестрелки между уголовниками, и де Вет. 14 тыс. мятежников, многие из которых нарушили взятые в 1902 г. обязательства, были разгромлены 20 тысячами правительственных войск, состоявших также в основном из буров. Ещё среди противников вступления в войну была часть социалистов. Позже войска ЮАС без особого сопротивления оккупировали Германскую Юго-Западную Африку. По итогам войны доминион получил её в своё распоряжение в качестве подмандатной территории и продолжал удерживать, даже когда в ООН приняли решение о предоставлении ей независимости.

Следующее действие в трагедии «Белые против белых» наступило в 1921 г. Началась экономическая депрессия, и шахтовладельцы уволили тысячи белых рабочих, в основном буров. Причина была элементарна: квалификация у них как у негров, которых и наняли, а платить надо было как европейцам (да, тогдашние законы уже давно предусматривали расовою дискриминацию по оплате). Но «винтовка рождает власть», а белые южноафриканцы традиционно владели огнестрелом, и они подняли вооружённое «Красное/Рандское» восстание (https://en.wikipedia.org/wiki/Rand_Rebellion — русскую статью из Вики выпилили) под лозунгом «Пролетарии всех стран, объединяйтесь в борьбе за белую Южную Африку!» У автора статьи от такой безумной помеси марксизма и расизма случился вывих мозга. Повстанцы, у которых были даже пулемёты, захватили и удерживали несколько населённых пунктов. Правительство Смэтса, сменившего Боту после его смерти, подавило мятеж безо всяких сантиментов на тему расовой солидарности, с применением пушек и даже авиации. На следующих выборах Южноафриканская партия закономерно продула Националистической…

В 1922 г. в стране была создана первая в Африке компартия. Тогда она была белой, доминировали в ней русские евреи и британцы (первым председателем был Уильям Генри Эндрюс), и лишь позже в неё стали вступать представители угнетённых рас (лишь четвёртым стал зулус Альберт Нзула). Пройдёт ещё немало времени, прежде чем она начнёт плотно дружить с АНК. Забегая вперёд, нельзя не сказать, что она работала в рамках Коминтерна и пострадала от Сталина, как и другие компартии мира. В 1930-х в ССР находилось 4 юасовских коммуниста, 3 были репрессированы, выжил только один. Нет, одна. Что удивительно, бурской национальности. Ещё удивительнее, что она дожила до 2002 г. В 1925 г. был официально признан язык африканеров африкаанс, который стал одним из государственных наряду с английским (и сохраняет этот статус до сих пор, несмотря на нелюбовь банту к нему).

В 1934 г. Южноафриканская и Националистическая партия слились в Объединённую партию, а в 1935 из неё выделилась Очищенная НП. Это было объединение отмороженных бурских нациков, которые не только с горячим одобрением восприняли нацизм (чистка рядов партии от евреев была самым меньшим злом), но и создали во время Второй мировой террористическую организацию «Оссева бранваг». Допрыгались до того, что многих, включая основателя апартхейда Малана, пришлось посадить. И это в то время, когда другие южноафриканцы воевали против Германии в Италии и различных регионах Африки и водили в советские порты конвои. После войны их выпустили, и они создали сложную систему расовой дискриминации и сегрегации. Но это уже совсем другая история…


Примечания[править]

<references>

  1. В оригинале The Lesson было «From Lamberts to Delagoa Bay, and from Pietersburg to Sutherland»; переводчик Евгений Витковский сменил географические названия на знакомые русскому читателю.
  2. Однако Деннису Рейцу на начало войны было 17 лет, и отец считал, что он слишком молод для сражений.
  3. С прикрученным фитильком. Цитируя хронику событий: в пять часов вечера, одновременно с нападением на северную сторону, южная оказалась под плотным огнем зулусов. К двум часам ночи, когда последний штурм был отбит, на форт опять обрушился шквальный огонь. Другое дело, что зулусские воины, даже вооруженные винтовками, воплощали собой эффект штурмовика. Реально, зулусы отвлеклись на погром (и поджог) госпиталя и дали англичанам время для контратаки, а затем не сумели предусмотреть того, что Бромхед под покровом темноты сомкнет периметр.