Агата Кристи (группа)

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Агата Кристи — рок-группа родом из Свердловска-Екатеринбурга, основанная в 1988 году и просуществовавшая до 2010 года (с разовым воссоединением в 2015 году) во главе с братьями Вадимом и Глебом Самойловыми. Стала в 1990-е годы одной из самых народных групп в стране. Невозможно представить себе какой-нибудь 1995 год без звучащего из каждого утюга «Опиума для никого»! Заполнили сравнительно пустовавшую нишу главных декадентов и готов страны и оставались таковыми до самого конца своего существования. Ныне группа распалась, а ее наследие стало поводом для склок между теми, кто его и создавал.

Состав[править]

Самые главные участники[править]

  • Вадим Самойлов — вокалист, гитарист, композитор и поэт, продюсер группы. Кроме группы, вел сольный проект «Полуострова» совместно с видным политическим деятелем Владиславом Сурковым. Ныне в основном катается по России со старым репертуаром «Агаты».
  • Глеб Самойлов — младший брат Вадима, вокалист, гитарист, басист и основной автор текстов и музыки. Кроме группы записывал сольные альбомы. Еще в процессе распада группы собрал собственную группу The Matrixx, которая суть та же Агата, но педаль в асфальт, и ныне в основном работает в ней.
  • Александр Козлов (1961—2001) — клавишник, основной (наряду с Глебом) композитор группы. С его смертью группа впала в длительный творческий кризис, и, вполне вероятно, это повлияло на ее дальнейшую судьбу.

Прочие участники[править]

  • Андрей Котов — барабанщик в 1990—2008 годах.
  • Константин Бекрев — клавишник в 2008—10 годах. Потом ушёл в The Matrixx. А ныне — ещё и из Matrixx ушёл.
  • Дмитрий «Снейк» Хакимов — барабанщик группы в 2008—10 годах. Ещё до «Агаты» прославился в таких коллективах как «Мэд Дог», «Young Guns» и «Наив». Ныне барабанит и директорствует параллельно в «Матриксе» и «Наиве».
  • А ещё несколько ударников: Пётр Май, Альберт Потапкин, но они особенной роли не сыграли.

Дискография[править]

Тропы и штампы[править]

  • А что, пусть будет! — в инструментальную композицию, которая впоследствии стала песней «Ковёр-вертолёт», Козлов изначально вставил шум вертолётных лопастей и наотрез отказался его оттуда убрать. Пришлось писать текст про вертолёт.
  • Аллюзии, цитаты, оммажи и прочие отсылки встречаются довольно часто.
    • «Собачье сердце» — положенная на музыку цитата из М. Булгакова.
    • «Viva Kalman!» отсылает к «королю оперетты» Имре Кальману, поскольку альбом «Коварство и любовь» в целом и эта песня в частности выдержаны в опереточном стиле.
    • В качестве стихов в песне «Аллергия» были использованы строки неизвестного автора из книги П. И. Карпова «Творчество душевнобольных», которые также цитируются в повести Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Скорее всего, авторы вычитали их именно из «Понедельника», потому что используется отрывок оттуда, но у стиха есть продолжение!
    • В «Сказочной тайге» присутствует парафраз мелодии песни «Звенит январская вьюга» из комедии «Иван Васильевич меняет профессию» (подсвечено в клипе), там же — отсылки к старым песням прошлых лет: строчка «Значит, нам туда дорога» позаимствована из «Дороги на Берлин» из репертуара Леонида Утёсова, строчка «Когда я на почте служил ямщиком» — из одноимённой русской песни XIX века.
    • Фраза «Музыка — это опиум для никого» пародирует высказывание «Религия — это опиум для народа».
    • В песне «Грязь» обыграна строчка из популярной советской песни «Увезу тебя я в тундру» («Ты увидишь, что напрасно называют грязь опасной…»).
    • Эпиграфом к песне «Странное Рождество» служит цитата из фильма «Сказка странствий» («Странные праздники. Что-то меня знобит от этого веселья…»). Вслед за этим звучит тема из детской песенки «В лесу родилась ёлочка». Сам альбом «Майн кайф» посвящается «Памяти Альфреда Шнитке — последнего гения и волшебника XX века», а название отсылает сами знаете к чему.
    • Песни «Дорога паука» и «Альрауне» являются посвящениями одноименным произведениям немецкого писателя Ганса Гейнца Эверса.
    • «Ветер» написан Глебом под впечатлением от кинговского «Стрелка».
    • «Ein Zwei Drei Waltz»: «Последний вальс — он трудный самый…» — реминисценция из песни М. Ножкина «Последний бой» («Последний бой — он трудный самый»).
    • «Снайпер» является посвящением роману Юрия Бондарева «Берег».
    • «Выпить море» – отсылка к Эзопу.
  • Амок — видимо, что-то такое постигло главного героя песни «Ветер». Там же и амнезия.
  • Вампиры (вышли на охоту в «Эпидемии», а в «Трансильвании» кого-то из них пытаются упокоить), оборотни («Вервольф») и прочая нежить (в «Розовом бинте», например). И собственной персоной Дьявол в «Мотоциклетке» и, конечно же, в «Сказочной тайге».
  • Горизонт отчаяния — большая часть песен звучит откуда-то далеко-далеко из-за горизонта. Морального горизонта тоже касается.
  • Добрый — не значит милый. Песня «Аусвайс на небо», где силы Добра призывают главного героя присоединиться к ним, чтобы картечью демонов размазать по стене, мечами выпустить весь ливер Сатане, а потом растоптать сапогами их мятежные мозги. Само слово «Аусвайс» как бы намекает, какой режим установлен в Раю.
  • Добрый секс, злой секс — доброго как-то не замечено (возможно, «Навеселе» и «Полетаем»?), а вот насильников («Снайпер» о советском офицере, насилующем немку, собственно «Насилие»), маньяков («Viva Kalman!») и мазохистов («Садо-мазо», «Извращение», «Вольно!») в творчестве полно. Для пресыщенных декадентов неудивительно.
  • Жизнь пишет сюжет — когда снимали клип на песню «Как на войне», у Глеба некстати вздулся флюс. Как итог, режиссеру Игорю Песоцкому пришлось отказаться от крупных планов, и получилась визуальная отсылка к клипу на песню REM «Losing My Religion».
    • Кто-нибудь тут сможет поверить, что песня «Два корабля» изначально должна была быть позитивной? Но Глеб в процессе её сочинения слёг с почечной коликой, а больничная обстановка не очень располагает к написанию жизнерадостных песенок.
  • Замороженный Север, он же Тёмный лес — «Сказочная тайга» же!
  • Злобный клоун — «Viva Kalman!»
  • Мазохистское танго — «Я на тебе как на войне, а на войне, как на тебе» ©.
    • Хит № 2 — «Опиум для никого» — туда же. «Убей меня, убей себя, ты не изменишь ничего. У этой сказки нет конца, ты не изменишь ничего» ©
  • Музыкальный триппер — полно, оба брата были одарёнными мелодистами, Козлов тоже не отставал, но даже тут «Как на войне» выжимает педаль в асфальт. Заглавный рифф, раз услышав, потом хрен выкинешь из головы.
  • Назван в честь знаменитости.
  • Нацист — тоже в количествах. «Звёздное гестапо», например, хотя педаль в пол давит сольный альбом Глеба «Маленький фриц».
  • Они не геи — стёба ради об этом была песня «Гетеросексуалист». Правда, в 1990-е никто не знал еще такого слова, и всё равно думали, что это какой-то извращенец.
  • Пираты — «Пират».
  • Пиратская нежить — «Выпить море».
  • Последний танец — в прямом смысле в песне «Ein Zwei Drei Waltz».
  • Протагонист-злодей — регулярно. «Снайпер», «Холодная любовь».
  • Реклама наркотиков — в творчестве встречается тут и там (чего уж там, самый коммерчески успешный альбом называется «Опиум»), а как взглянешь на того же Глеба, так она тут же превращается в антирекламу. Спиртного тоже касается.
    • Педаль в пол — в раритетной песне «Героин», не изданной, но сохранившейся в ужасном качестве на записи какого-то концерта конца 1980-х или начала 1990-х. Текст. Антиреклама наркотиков, видимо, подразумевалась, но она незаметна за вызываемым песней интересом к этому «источнику блаженства». Спасибо, что не издали: в 1990-е наркоманов и без того хватало.
  • Религия — это смешно. Постебались в песнях «Его там не было» (Глеба достало телевидение, которое тогда «непрерывно крутило американских проповедников») и «Вечная любовь». Хотя с 2000-х годов Глеб позиционирует себя как православного.
  • Религия — это плохо. «Красный петух» — истинные православные подожгли дом, в котором находились некие «хлысты и фармазоны». «Странное рождество» — религиозная версия синдрома Дженовезе: за окном кого-то убивают… ну, помолимся.
  • Родные братья противоположны — внешне более прагматичный Вадим и более сентиментальный Глеб. Противоположность эта всегда отравляла братьям жизнь и работу, и в итоге оба сперва распустили группу, а после 2015 года и вовсе разругались так, что общаются теперь только через суды. Не будем здесь о политоте, но они и в этом плане противоположны.
  • Романтизация самоубийства — «На патефон поставлю пластинку/И застрелюсь под музыку Стинга!», «А тем, кто сам, добровольно, падает в ад/Добрые ангелы не причинят/Никакого вреда…», «Давай вечером / Умрём весело / Поиграем в декаданс».
  • Стилистика декаданса — во все поля в и каждой ноте творчества! Говорить, что один из альбомов так и называется — «Декаданс» — даже как-то неловко.
  • Чернуха — предсказуемо много, но особенно давят педаль в пол альбомы «Чудеса», «Майн Кайф?» и песни «Они летят» и «Серое небо». Обе эти песни являются эпитафиями: первая — Игорю Сорину (вокалист «Иванушек» покончил с собой, выпрыгнув в окно), вторая — Владу Листьеву (журналист и телеведущий, стал жертвой заказного убийства). Так что не удивительно, что их тексты столь мрачны.
  • Эффект «Реквиема по мечте» — путая разные проекты Глеба Самойлова, обзывают «Matrixx» «Агатой Кристи».
  • Эпидемия самоубийств — в 1990-е, задолго до эмо и групп смерти, группу подозревали в доведении до самоубийств. Случай самоубийства, вдохновлённый творчеством группы, и правда был, но всего один и уже в 2000-е.