Плащи и шпаги

Материал из Posmotre.li
(Перенаправлено с Авантюрный роман)
Перейти к: навигация, поиск
Квинтэссенция сеттинга

Плащи и шпаги — эстетика историко-приключенческих, иногда называемых также авантюрными, романов из европейской и колониальной истории XVI—XVIII веков. Иногда в качестве мира используется Руритания со всеми вытекающими. Это именно эстетика — потому что вне зависимости от произведения, циничное и грязное изображение современной событиям жизни отсутствует напрочь, а сражениям и любви сопутствует ореол романтики. Связанный троп — Приключения.

Основные мотивы — если дело происходит в Европе — соседство роскоши и нищеты, мотивы постоянных войн, хитросплетения интриг и сюжеты типа «маленький герой на фоне большой войны», в драках особый упор делается на рукопашные схватки с применением шпаг. Неизменным элементом сюжета является любовная интрига, которая нередко заканчивается трагически. Надо заметить, что, несмотря на большую роль политических событий в романах плаща и шпаги, основной упор делается на «человеческий фактор», те или иные политические решения объясняются с точки зрения симпатии и антипатии между правителями и придворными, а не политической/экономической необходимости.

Впервые эстетика «плаща и шпаги» появилась, как ни смешно, отнюдь не во времена «плаща и шпаги» (тогда предпочитали писать в жанре «плаща и сандалии» — то есть, про античность), а в эпоху романтизма. Самые известные книги, написанные в этой эстетике — несомненно, «Мушкетерский» цикл А. Дюма: «Три мушкетёра», «Двадцать лет спустя» и «Виконт де Бражелон». Кроме того, Дюма написал в этом стиле трилогию о временах Гугенотских войн («Королева Марго», «Графиня де Монсоро», «Сорок пять») и еще несколько романов. Дюма был не единственным, успехом пользовались его современники Эжен Сю, Понсон дю Террайль, Поль Феваль и другие. Романом плаща и шпаги не брезговали также Вальтер Скотт и Фенимор Купер, хотя помнят классиков совсем не за это.

Особняком в направлении «плаща и шпаги» стоит приключенческая литература национального романтизма — романы «кунтуша и сабли» Н. В. Гоголя, П. Кулеша и Г. Сенкевича, «Капитанская дочка» А. С. Пушкина, романы «сабли и черкески» Бестужева-Марлинского и др.

Со временем направление скисло, поскольку весь романтизм скатился в реализм, а потом и в натурализм, а «плащ и шпага» сделались приметой бульварщины.

Второе дыхание роман плаща и шпаги получил в конце XIX—начале XX века, когда, устав от натурализма, одни ударились в модерн, другие — в декаданс, а третьи — в неоромантизм. Именно в это время зажигали такие авторы, как Теофиль Готье со своим «Капитаном Фракассом», Р. Л. Стивенсон («Похищенный»), сэр Энтони Хоуп («Пленник Зенды»), Рафаэль Сабатини (до капитана Блада было еще далеко, но романы плаща и шпаги он уже писал).

Кроме того, в это время появляется неоромантическая драма: то же самое, только на сцене. Сирано де Бержерак приветственно машет шпагой. Свою роль сыграло также появление кино: многие шедевры романтического романа появились на экране, повысился интерес к направлению в целом и появились подражания и творческие переосмысления. Примерно в это время стали политически безопасными две другие исторические темы: Великая Французская Революция и Наполеоновские войны (трудно поверить, но для французов они долгое время были так же болезненны, как для нас Красный Октябрь и Вторая Мировая). А. Конан Дойл осчастливил нас не только Холмсом, но и циклом «Приключения бригадира Жерара», повествующим о похождениях архетипичного гусара во время Наполеоновских войн.

На американской почве эстетика «плаща и шпаги» обретает черты «плантаторской», добавляется тематика борьбы индейцев против белых и негров/хороших белых против рабства. В качестве наиболее распространённого сюжета появляется тираноборчество и вигилантство. Пример — «Зорро» Джонстона Маккалли, «Белый вождь» и «Всадник без головы» Майн Рида, «Дочь Монтесумы» Г. Р. Хаггарда, «Капитан Блад» Сабатини, романы о Горацио Хорнблоуэре и о Наполеоновских войнах С. С. Форестера. Как бы там ни было, основой сюжета неизменно являются приключения.

И наконец, новый толчок к развитию эстетика «плаща и шпаги» дал постмодернизм, который, как известно, не брезгует никакими жанрами и никакой эстетикой. Самые известные постмодерн-произведения в данном жанре — пожалуй, цикл «Капитан Алатристе» А. Перес-Реверте. С известной долей условности туда же можно отнести романы романы о Королевском стрелке Шарпе Б. Корнуэлла.

В отличие от традиционных романов плаща и шпаги, в современных книгах штампы этого поджанра подвергаются деконструкции: политическая необходимость превалирует над человеческими отношениями (Алатристе вынужден работать на людей, которых ненавидит, Шарп сотрудничает с человеком, убившим одну из его возлюбленных и т. д.), описания сражений и страданий подчеркнуто натуралистичны, герои не только геройствуют, но и стирают ноги, страдают поносом и вшивеют, нередко напропалую матерятся. При этом ключевые приметы жанра — авантюрный сюжет, сеттинг XVI-начала XIX вв., сражения-дуэли-интриги-любовь — сохраняются.

Существует мнение, что фильм «Индиана Джонс и храм судьбы» снят в эстетике плащей и шпаг с колониальным индийским колоритом.

Содержание

[править] А в это время на Востоке

Аналогом «плащей и шпаг» в каком-то смысля являются китайские усяпянь («воинские свитки») и японские ёмихон («книги для чтения»). Как и в европейском авантюрном романе, в восточном много интригуют и дерутся на мечах. Основное различие в том, что восточные романы значительно меньше внимания уделяют любовной интриге: конфуцианская мораль не одобряэ.

В отличие от европейского авантюрного романа, и усяпянь, и ёмихон подвергались цензурным преследованиям. Цинские и токугавские правители считали, что народ не должен увлекаться идеей благородных рыцарей, которые ходят и мстят подлым вельможам и чиновникам. Поэтому до нас дошло сравнительно мало книг этого жанра — и в частности такая общепризнанная классика, как «Речные заводи» Ши Най-аня и «Легенда о восьми псах-воинах» Кёкутэя Бакина.

В Китае из-за цензурных преследований усяпянь трансформировались в гуннань, «судебные истории», где те же самые отважные воины были спутниками справедливых судей и сражались на стороне закона («Трое храбрых, Пятеро справедливых»). Жанр расцвел после Синьхайской революции, когда цензурные запреты пали. А уж когда в Китай пришло кино, «усяпянь» в количествах перекочевали на экран и прочно утвердились в качестве киножанра.

В Японии под влиянием европейской литературы романтизма и неоромантизма появились такие писатели, как Ёсикава Эйдзи, «Японский Дюма», переработавший несколько классических исторических сюжетов (Хэйкэ-моногатари, Тайхэйки) в современные романы.

[править] Почитать

[править] Фэнтези

[править] Посмотреть

[править] Поиграть

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты